За рубежом, Эхо

Европейские ставки в иранской игре

А.ШАКУР

Международные кризисы развиваются по-разному. Иногда толчком к ним оказываются «приграничные» инциденты, случается, что решающую роль играет вмешательство «третьих сил», действия не в меру горячих голов или заведомых провокаторов.

То, что происходит сегодня вокруг Ирана после выхода США из ядерной сделки, — международный кризис иного рода. Его не назвать ни случайным, ни даже неожиданным — Дональд Трамп еще во время своей предвыборной программы не скрывал, что считает договоренности с ИРИ «худшей сделкой».

Сегодня в мировом экспертном сообществе нет единого мнения, насколько обоснованным было решение Вашингтона. Справедливости ради, МАГАТЭ обвинений США вроде бы не подтверждает. Иран сохранил свою ядерную программу в рамках основных ограничений, наложенных соглашением 2015 года с мировыми державами, несмотря на выход США из так называемой «ядерной сделки», говорится в заявлении Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), распространенном 24 мая.

В своем первом таком докладе с тех пор, как президент США Дональд Трамп объявил о выходе Вашингтона из соглашения, Международное агентство по атомной энергии заявило, что Иран соблюдает ограничения на уровне, на котором он может обогащать уран, сохраняет запас обогащенного урана и соблюдает соглашение по другим параметрам, указывает радио «Свобода».

МАГАТЭ сообщило, что запасы обогащенного урана Ирана остались в пределах 300 килограммов, установленных по соглашению, в соответствии с которым Тегеран ограничил свою ядерную деятельность в обмен на освобождение от санкций.

Однако МАГАТЭ упрекает Иран за то, что он препятствует так называемым инспекциям «дополнительного доступа» в соответствии с Дополнительным протоколом МАГАТЭ, который Иран должен исполнять в соответствии с соглашением. Можно ли в таком случае уверенно заявлять о том, что ИРИ соблюдает условия сделки — вопрос к качеству оценок МАГАТЭ. Особенно после сенсационных разоблачений израильской разведки.

Плюс ко всему в США высказывают опасения и по поводу ракетной программы ИРИ. Как поясняет в этой связи израильский Канал 9, иранская ракетная программа не нарушает венских соглашений, но представляет определенную угрозу для европейских стран и США, а в случае ее обнародования спровоцирует напряжение между Тегераном и Вашингтоном.

А теперь The New York Times сообщает, что Иран активно развивает секретную ракетную программу, разрабатывая ракеты большой дальности, которые смогут достичь территории Европы и США. Согласно изданию, еще 12 ноября 2011 года на военном объекте в 40 километрах от Тегерана, где Иран разрабатывал межконтинентальные ракеты, произошел мощный взрыв, в нем погибли иранские ученые, а также генерал-майор Хасан Техрани Могаддам и еще двадцать офицеров КСИР. Тогда аналитики западных разведслужб решили, что, вероятно, этот инцидент положит конец попыткам иранского режима разрабатывать подобное оружие.

С тех пор не было явных признаков того, что такие работы ведутся, а иранские лидеры несколько раз выступали с заявлениями, в которых настаивали, что не собираются возвращаться к прежним программам.

Однако теперь появились новые данные. Группа исследователей из Калифорнии тщательно анализировала в последние месяцы телепрограммы на иранском государственном телевидении, в которых восхвалялась деятельность Могаддама. Выяснилось, что незадолго до своей смерти тот курировал второй секретный объект, который, судя по всему, функционирует и по сей день.

Проанализировав серию снимков данного секретного комплекса, сделанных спутником, исследователи пришли к выводу, что здесь разрабатываются ракетные двигатели и ракетное топливо. Большая часть работ проводится ночью. Выводы калифорнийской команды подтвердили пять экспертов, работавших независимо друг от друга.

И если на ранних этапах подобные работы можно скрывать в подземных помещениях, то на продвинутом этапе все равно приходится размещать ракетные установки на открытом воздухе. Предположительно Иран способен производить три межконтинентальные ракеты в год. Этого недостаточно для создания ракетного арсенала, но вполне хватит для того, чтобы отточить технологии и провести опыты, а затем в случае необходимости и политического заказа поставить производство подобных ракет на поток. Политической реакции США на эти разоблачения не последовало, но такие «утечки» редко появляются без причин и остаются без последствий.

Тем более, что, как передает, в частности, «Газета.ру», госсекретарь США Майк Помпео в ходе выступления в Стратегическом исследовательском институте США Heritage Foundation пообещал: «Мы окажем беспрецедентное финансовое давление на иранский режим. У лидеров Ирана не будет никаких сомнений в нашей серьезности». Он также отметил, что после выхода США из ядерной сделки против Ирана будут возобновлены старые санкции и последуют новые ограничения.

«Мы ослабим наши усилия (по санкциям) только тогда, когда увидим осязаемые, продемонстрированные, постоянные изменения в политике Тегерана», — сказал глава Госдепа.

По словам Помпео, санкции будут таковы, что не позволят Ирану финансировать союзные ему силы за рубежом.

«Иран будет вынужден сделать выбор — либо поддерживать экономику в полуживом состоянии, либо продолжать тратить драгоценные ресурсы за рубежом. На то или другое у него ресурсов не будет», — добавил Помпео.

В то же время он не исключил, что США рассмотрят возможность новой сделки. По его мнению, новое соглашение должно гарантировать, что «у Ирана никогда не будет ядерного оружия и что он откажется от злонамеренного поведения». В этой связи Помпео выдвинул Тегерану 12 требований, при соблюдении которых США будут готовы снова вести диалог с Ираном.

В первую очередь, по словам Помпео, Иран должен раскрыть свою программу для экспертов МАГАТЭ и предоставить экспертам агентства «неограниченный доступ на места ядерных разработок».

Также Тегеран обязан прекратить обогащение урана. Кроме того, Вашингтон требует от иранских властей «навсегда отказаться» от переработки плутония и закрыть тяжеловодный ядерный реактор. По сути, чтобы американские санкции были сняты, Иран должен отказаться от программы мирного атома.

Но и это еще не все. США требуют от Ирана полного и безоговорочного отказа от производства и распространения баллистических ракет.

Недовольство США вызывают не только ядерная и ракетная программы Ирана. Вашингтон также настаивает, чтобы Тегеран отказался от «некоторых действий на Ближнем Востоке, которые угрожают США и их союзникам».

Есть в списке и пункты политического характера: Вашингтон в первую очередь требует отпустить «всех задержанных американских граждан», а также граждан государств — союзников США.

Помимо этого, Ирану придется прекратить всякую поддержку действующих на Ближнем Востоке вооруженных группировок. Помпео назвал в их числе такие формирования, как «Хезболлах», «ХАМАС», запрещенный в России «Талибан». Тегеран также должен перестать укрывать полевых командиров «Аль-Каиды».

Отдельным пунктом в списке, оглашенном Помпео, числится «вывод всех сил» Ирана из Сирии. И последнее — прекращение любых угроз в адрес главных американских союзников в регионе: Израиля, ОАЭ и Саудовской Аравии. А пока что США ввели новые санкции по Ирану в отношении трех физических лиц и нескольких авиакомпаний. Документ опубликован на сайте министерства финансов США, сообщает «Коммерсантъ».

В список санкций вошли иранские авиакомпании: Blue Airways, Dena Airways, а также турецкие: Otic Aviation, RA Havacilik Lojistik Ve Tasimacilik Ticaret Limited, Trigron Lojistik Kargo Limited Sirketi и 3G Lojistik ve Havacilik Hizmetlari Ltd. В список физлиц вошли два гражданина Ирана и один гражданин Турции.

Казалось бы, в сложившейся ситуации для властей ИРИ наиболее логичным был бы поиск путей сохранения ядерной сделки. Однако события развиваются с точностью до наоборот. Как сообщает «Немецкая волна», верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи выдвинул семь условий, соблюдение которых позволит сохранить приверженность Тегерана ядерной сделке, сообщает в среду, 23 мая, агентство Reuters.

По словам Хаменеи, Европа должна гарантировать, что Иран сможет по- прежнему продавать нефть. В случае если США нанесут ущерб сбыту иранской нефти, европейские государства должны его возместить. Кроме того, иранский лидер потребовал от европейских банков гарантий продолжения торгового сотрудничества.

Помимо прочего, Европа должна принять резолюцию, которая осудит США за нарушение резолюции 2231, в которой поддерживается ядерная сделка с Ираном. Аятолла Али Хаменеи подчеркнул, что Иран не намерен затевать конфликт с Германией, Францией и Великобританией, однако страны ЕС должны доказать, что они работают над ядерным соглашением. «Если европейцы не решатся ответить на наши требования, то Иран оставляет за собой право возобновить ядерную деятельность», — заявил иранский лидер.

Как уверены эксперты, это весьма опасный сценарий. Иран способен вернуться к прежним темпам развития своей ядерной программы, которые были до заключения Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), заявил руководитель Организации по атомной энергии республики Али Акбар Салехи, сообщает ТАСС со ссылкой на агентство IRNA.

«В ряде секторов атомной промышленности мы обладаем необходимым потенциалом, чтобы вернуться к прежнему уровню [развития ядерной программы], который был до заключения СВПД, — отметил Салехи. — Однако я надеюсь, что до этого не дойдет». Он также отметил, что атомная промышленность Ирана «находится на хорошем уровне и продолжает развиваться в коммерческих целях».

Другой вопрос, что заявление Али Хаменеи прозвучало на небезынтересном фоне. В странах ЕС, напоминают эксперты, первоначально выступили резко против американского решения о выходе из СВДП и распространения санкций, введенных против Ирана, на работающие в этой стране компании из государств ЕС. Но теперь в Европе признают: оказавшись перед выбором, европейские бизнесмены предпочитают отказаться от иранских контрактов, но не подпадать под санкции США.

Санкции Вашингтона в отношении Тегерана приведут к уходу с иранского рынка лишь части компаний Евросоюза, заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель на совместной пресс-конференции с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном в Доме народных собраний.

Германия вынуждена уйти из Ирана. В то же время, возможно, что еще многие предприятия придут на этот рынок. <…> Однако мы солидарны с китайской стороной и считаем, что существующее соглашение по Ирану должно сохраняться», — подчеркнула она.

Канцлер подчеркнула, что Берлин намерен придерживаться прежних договоренностей по Ирану, которые были достигнуты в ходе многочисленных дипломатических усилий многих государств и носят конструктивный характер, поскольку прочие варианты урегулирования иранской проблемы «более нестабильны».

Это, конечно, дискуссия из серии «стакан наполовину пуст или наполовину полон». Как бы госпожа Меркель обозначила: полного разрыва отношений не будет. Но в то же время она обозначила, что европейский бизнес все же уходит из ИРИ.

ЭХО НА FACEBOOK: