За рубежом

«Безвыходная дипломатия» для Ким Чен Ына

А.ШАКУР

От чего зависит дипломатический успех: талантов и способностей конкретных «переговорщиков», правильно выстроенной стратегии или же от исходного расклада сил? В истории мировой дипломатии, напоминают эксперты, были и победы, одержанные при нулевых шансах на успех, и поражения, когда, казалось бы, «ничего не предвещало».

Но в то же время не следует забывать и о другом: категории успеха и поражения все же относительны. И, начиная любой дипломатический маневр, необходимо твердо представлять себе, чего в сложившейся ситуации добиться можно, а на что лучше не замахиваться. И, похоже, эту истину на минуточку упустил из внимания северокорейский лидер Ким Чен Ын.

В самом деле, еще с момента старта зимних олимпийских игр в Республике Корея дипломатические новости с обеих сторон от 38-й параллели придавали немалый оптимизм. Приезд северокорейских спортсменов на игры уже был сенсацией. Выступление единой командой — тем более. При беспрецедентном международном внимании прошли межкоре1ские переговоры в демилитаризованной зоне.

На днях послдедовал новый оптимистичный сигнал. Северная Корея присоединится к усилиям международного сообщества по полному запрету ядерных испытаний. Об этом рассказал постоянный представитель страны при отделении ООН в Женеве Хан Тхэ Сон (Han Tae Song) на конференции по разоружению, передает Reuters.

«Прекращение ядерных испытаний и последующие за этим меры — важный процесс для глобального разоружения, и КНДР присоединится к международным усилиям в этой области», — указал он, сообщает «Лента.ру».

Правда, оптимистичные ожидания несколько омрачал тот факт, что Хан Тхэ Сон не упомянул Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который в настоящее время не подписан Пхеньяном, отмечает агентство. Северная Корея — одна из стран, которые должны ратифицировать документ для его вступления в силу.

Тем не менее еще 15 мая стало известно, что Северная Корея начала демонтаж ядерного полигона. До этого лидер КНДР Ким Чен Ын отмечал, что у страны не будет необходимости в ядерном оружии, если другие откажутся от своей враждебной политики.

На 16 мая был назначен новый межкорейский саммит. На 12 июня — кульминация: встреча президента США Дональда Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына в Сингапуре.

Но внезапно события начали развиваться в обратном направлении. Пхеньян отменил намеченные на 16 мая переговоры на высшем уровне с Сеулом из-за военнных учений Max Thunder. Власти КНДР отметили, что считают эти маневры «направленной против нас» провокацией. Также в Пхеньяне сочли американо-южнокорейские военно-воздушные учения нарушением Пханмунджомской декларации. КНДР также поставила под вопрос проведение саммита США — КНДР, поскольку теперь США придется доказывать серьезность своих мирных намерений, передает «Регнум».

Как указывает «Голос Америки», Северная Корея заявила, что США должны «серьезно задуматься о судьбе» предстоящего саммита с участием Ким Чен Ына и президента Дональда Трампа из-за совместных американо-южнокорейских военных учений, передает «Голос Америки».

Государственное информационное информагентство КНДР заявило, что учения Max Thunder являются «репетицией вторжения» в Северную Корею и провокацией, осуществленной несмотря на потепление отношений между Севером и Югом.

Информагентство ЦТАК также заявило: «Соединенным Штатам также нужно серьезно задуматься о судьбе запланированного саммита глав КНДР и США в свете этой провокационной военной шумихи, поднятой вместе с южнокорейскими властями».

Белый дом был скуп на комментарии, заметив лишь, что он будет и дальше действовать в тесной координации со своими союзниками. В свою очередь, Пентагон охарактеризовал маневры Max Thunder, как обычные ежегодные учения, которые проводятся с целью «расширения возможностей альянса Республики Корея и США по защите Республики Корея, усиления взаимодействия и повышения боеготовности». Военное ведомство отметило, что об этих целях четко заявлялось на протяжении многих десятилетий.

Однако не секрет, что в КНДР всегда весьма эмоционально реагировали на военные учения. Однако сейчас явно речь идет о чем-то ином.

В США реагируют сдержанно. Представитель Госдепартамента Нойерт подчеркнула во вторник, что США продолжают подготовку к американо-северокорейскому саммиту.

Нойерт отметила, что, как заявил Ким Чен Ын, он понимает и сознает значение подобных военных учений для США. Она также заявила, что в настоящий момент США по-прежнему следуют планам подготовки американо-северокорейского саммита.

Ранее предполагалось, что в повестке дня межкорейской встречи, назначенной на среду, будут находиться планы по имплементации декларации, ставшей результатом межкорейского саммита 27 апреля.

Декларация предполагает, в частности, полную денуклеаризацию Корейского полуострова и официальное окончание Корейской войны.

Комментарий ЦТАК, несомненно, будет интерпретирован как угроза отмены предстоящей встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына, которая, как предполагается, должна состояться в Сингапуре. «Мы знаем о сообщениях южнокорейских СМИ. США самостоятельно изучат, что заявила Северная Корея, и продолжат тесно координировать свои действия с союзниками», заявила во вторник пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс.

Вашингтон обсудил севверокорейский демарш и со своими союзниками в Пхеньяне. Министр иностранных дел Южной Кореи Кан Ген Хва в телефонном разговоре с госсекретарем США Майклом Помпео выразил сожаление в связи с отказом Северной Кореи от переговоров на высшем уровне.

В сообщении МИД Южной Кореи отмечается, что Пхеньян отказался от переговоров в знак протеста против проведения американско-южнокорейских маневров ВВС. Также стороны обсудили другие вопросы «представляющие повод для обеспокоенности».

В частности, корейский министр подтвердил «твердую приверженность» Южной Кореи выполнению положений Пханмунджомской декларации и намерение добиваться от Северной Кореи скорейшего возвращения за стол переговоров. Документ был подписан 27 апреля 2018 года лидерами Северной и Южной Кореи.

Со своей стороны Помпео заявил, что США продолжат подготовку к саммиту лидеров США и КНДР, запланированному на 12 июня в Сингапуре. Власти США при этом будут «внимательно следить» за действиями КНДР.

На этом фоне русскоязычный Forbes в своем комментарии указывает: «Встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа — событие историческое. До этого можно было наблюдать снижение напряженности на Корейском полуострове: отложенные совместные учения США и Южной Кореи в преддверии Олимпиады в Пхенчхане, участие северокорейских спортсменов в Олимпийских играх, затем торжественная и глубоко символическая встреча Ким Чен Ына с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином, на которой был подписан крайне миролюбивый меморандум, и даже жест доброй воли со стороны руководства КНДР перед предстоящей встречей в Сингапуре — были освобождены и отправлены на родину заключенные, граждане США, подозреваемые в шпионской деятельности».

После чего не без иронии отмечает: «На этом фоне разного рода энтузиастами и доброхотами стала муссироваться тема денуклеаризации и даже возможного объединения Кореи или по крайней мере начала движения в этом направлении».

Но, по мнению издания, «Пхеньян вряд ли откажется от своей ядерной программы. На то есть ряд объективных причин. Ядерный арсенал Северной Кореи по факту — единственный инструмент влияния и аргумент в спорах страны на международной арене. В непосредственной близости от северокорейских границ, на территории Южной Кореи располагаются американская военная база и американские же системы ПРО. Возможности обычных вооруженных сил КНДР не идут ни в какое сравнение с возможностями Южной Кореи и тем более США. Экономические стимулы для страны, практически полностью отрезанной от международного рынка, работают слабо. Отказываться от такого инструмента, как ядерный арсенал, в такой ситуации безрассудно».

Другой вопрос, что на переговоры с Вашингтоном в Пхеньяне пошли не от хорошей жизни, Прежде всего, на фоне «арабской весны» и прочих потрясений Ким Чен Ын уже не был, похоже, уверен, что в условиях катастрофической бедности он полностью застрахован от социального взрыва. Кроме того, играла свою роль и продемонстрированная Дональдом Трампом решимость. К берегам Северной Кореи стягивались военные корабли США, СМИ с замиранием сердца цитировали весьма жесткие, если не сказать агрессивные, твиты Дональда Трампа, назвавшего Ким Чен Ына «человеком-ракетой»…В Пхеньяне начинали осознавать: дальше придется или отступить, или вступать в войну.

Теперь же Ким Чен Ын пытается сделать так, чтобы его переговоры не выглядели откровенной капитуляцией. Но весь вопрос в том, что выхода, как и особых рычагов, у него, похоже, нет.

ЭХО НА FACEBOOK: