Точка зрения

«Крымский мост» в Ведибасар

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Одно из самых ярких школьных впечатлений — урок географии, когда педагог приложил к физической карте Евразии линейку, и она точно совпала со словно вытянутыми в одну линию Пиренеями, Альпами, Карпатами, Крымом, Кавказом, «абшеронским порогом», протянувшимся от Абшеронского полуострова до побережья Туркменистана, и хребтом Копетдаг в том же Туркменистане. А потом начал рассказывать, что это единый тектонический «разлом», зона, где продолжаются, как говорят специалисты, горообразовательные процессы, то есть извержения вулканов и землетрясения.

Но сегодня Крым и Кавказ упоминают в одном ключе не только геологи и географы, но и политологи, как зоны тех самых «локальных конфликтов», под которые оказалось так удобно маскировать внешнюю агрессию. Впрочем, в Крыму ее маскировать даже и не пытались: украинский полуостров официально объявили частью территории РФ.

Накануне Крым опять попал в первые строчки новостей российских СМИ — здесь торжественно открыли Крымский мост. Кадры, которые демонстрировали 15 мая в федеральном эфире, действительно были весьма эффектными: по новенькому мосту первыми проехали на тяжелых «КамАЗах» его строители. Новенькие ярко-красные грузовики выстроились в колонну в строгом порядке. Первую машину вел лично президент РФ Владимир Путин, без галстука, в джинсах и спортивной куртке — как оказалось, у него есть водительские права соответствующей категории. Затем, уже на «крымской» стороне, — короткий митинг, аплодисменты и восторженные комментарии.

Только вот…

Мост в оккупированный Крым открыли 15 мая. А 17 мая отмечается одна из самых трагических дат в истории Крыма — очередная годовщина депортации крымских татар.

И что же — в Москве просто не подумали о том, на какую дату назначили торжественный проезд Путина на «КамАЗе» на полуостров? Или же сделали это намеренно, зная, как отнеслись татарские активисты к российской оккупации своей родины, откуда их изгнали и куда вплоть до распада СССР не позволяли возвращаться? В обоих случаях такой выбор даты — как минимум повод задать не самые приятные вопросы о качестве команды нынешнего президента РФ.

Но вне зависимости от того, выбрали ли дату открытия моста в РФ нечаянно или намеренно, совпадение получилось уж очень красноречивым. И вот политические реалии, которые в этом совпадении проявились, уже как минимум небезразличны для Азербайджана.

Сначала — немного географии. Крым — это полуостров. Он соединен с берегом перешейком, известным как Перекоп. Здесь еще в древности были построены укрепления, и история даже не сохранила, кто, когда и против кого их возвел. В течение всей своей истории связь Крыма с «большой землей» вполне обеспечивалась через этот самый перешеек. Но после устроенного Кремлем весной 2014 года не то «аншлюса», не то «миацума» в переводе на русский язык перешеек превратился если и не в «горячую» линию фронта, то, во всяком случае, в демаркационную линию. Пропускной способности керченской переправы для эффективной логистики не хватало, потому и понадобился «Крымский мост».

Реакция мирового сообщества не оставила сомнений: за пределами РФ верно углядели, что именно везет Путин в своем «грузовике». Квинтэссенцию выразила официальный представитель Госдепартамента США Хизер Науэрт. Как указывается в специальном заявлении Госдепартамента, Соединенные Штаты осуждают строительство и частичное открытие «Крымского моста», которые были осуществлены без разрешения правительства Украины. «Строительство Россией моста служит напоминанием о продолжающемся стремлении РФ презирать международное право», — подчеркнули в Вашингтоне.

Здесь, конечно, самое время спросить: а за чей счет банкет? В широком смысле слова? Дело не в стоимости строительства моста как такового, а в стоимости всей «политики», самым ярким проявлением которой и стал захват Крыма. Напомним: против России за «крымнаш» и так уже введены весьма жесткие санкции. Более того, как теперь показывает практика, события развиваются по сценарию «прорыва плотины»: после первого пакета рестриктивных мер за Крым новые санкции вводят регулярно, и РФ уже познакомилась, как говорят в Вашингтоне, с их «удушающим эффектом». Москва в ответ вводит свои «контрсанкции», но они бьют по самой РФ еще сильнее, чем санкции, так что Анатолий Чубайс уже советует: «На санкции надо отвечать. Это разумный и адекватный подход, но важно не попадать в принцип «назло бабушке отморозим уши». Сначала было ровно это».

Вряд ли в РФ не знали и не прогнозировали, какая будет реакция. Так что на такую «дипломатию в стиле «КамАЗа» шли вполне осознанно. Другой вопрос, что «развернуться» у Владимира Путина уже не получится. Аннексия Крыма и весь «пиар» вокруг нее — не тот шаг, который получится безболезненно отыграть назад. Вот и приходится выжимать из этого весь пиар-потенциал до последней капли, хоть на мотоцикле с байкерами, хоть на «КамАЗе» со строителями.

Но есть еще геополитическая сторона вопроса.

Здесь, пожалуй, надо вспомнить предысторию. 9 мая 1944 года, ровно за год до победы над Германией, чего тогда еще, понятное дело, никто не знал, советские войска наконец освободили Севастополь — главную базу советского ВМФ на Черном море. И уже на следующее утро в Кремль было внесено предложение о депортации с полуострова крымских татар. К практическому осуществлению приступили 17 мая. Выселяли всех — женщин, детей, стариков…По официальной версии, которую и сегодня тиражируют российские СМИ, среди крымских татар было немало пособников немецких оккупантов. Но версия эта не выдерживает ровно никакой критики. Во-первых, в цивилизованном мире недопустимо наказывать весь народ. А во-вторых, не было и нет доказательств, что крымские татары активнее других народов работали на немцев.

Прежде всего, посмеем напомнить: пособниками гитлеровцев оказывались не только крымские татары, украинцы или жители оккупированных СССР в 1940 году стран Балтии. «Русская освободительная армия» во главе с генералом Власовым, имевшиеся в каждом местечке полицаи, бургомистры из числа местного населения, разного рода «мелкие сошки», от полицейских переводчиков до карателей, и тоже из числа «этнических русских» — все это солидная информация к размышлению. Более того, решение о депортации крымских татар приняли буквально на следующее утро после освобождения Крыма от гитлеровцев, когда еще по определению у советских властей не могло быть полной и детальной информации, что здесь происходило во время оккупации.

Зато несомненно другое. В том же 1944 году дан старт массовой депортации азербайджанцев из Ведибасара или, как говорят сегодня в Армении, «Араратской долины», турок-месхетинцев — из Грузии. Выселяют в Сибирь и Казахстан вайнахов и тюрок с Северного Кавказа. В жернова попадают народы, жившие в тех регионах, куда немцы не дошли и где массового коллаборационизма просто не могло существовать.

Но зато было понятно другое. В 1944 году ни скорый конец Гитлера, ни тем более мощь Красной Армии уже не вызывали сомнений. И в Кремле, судя по многим признакам, начали подготовку к новой войне — на сей раз с Турцией, в рамках своей традиционной «босфорской стратегии». Еще раз подчеркнем: Турция не вынашивала агрессивных планов в отношении СССР. А вот Сталин рассчитывал вновь «поднять вопрос» о шести восточноанатолийских вилайетах, некогда обещанных Армении, потребовать для своей страны базу на Босфоре и т.д. Но это в будущем, а пока к войне готовились. И именно в рамках этой подготовки стратегически важные регионы «зачищали» от тех, у кого в случае такой войны могло оказаться собственное мнение. Потом депортированным народам Северного Кавказа все же позволили вернуться на родину — железные дороги, проходившие через их земли, уже не играли прежней роли, в переброске войск важная роль отводилась транспортной авиации. Но Ведибасар, Месхетия и Крым сохраняли свою стратегическую важность. И сюда возвращаться уже не позволяли. Более того, Армению продолжали «зачищать» от азербайджанцев. Турция входила в НАТО, и прежняя «босфорская стратегия» РФ получала новое прочтение.

Конечно, можно было бы понадеяться, что все эти геополитические игры ушли в прошлое вместе с распадом СССР. Но…мешает «Крымский мост» в частности и «крымский миацум» вообще. Потому что нелишне просто задать себе вопрос: а что это вообще было? «Движение снизу»? Но сегодня и в Москве даже не очень опровергают, что ключевую роль в событиях весны 2014 года в Крыму сыграли российские «вежливые люди», то есть спецназ ГРУ. Так чем же руководствовалась Москва? Это была такая забота о благополучии «русскоязычных»? Возмущение «героизацией пособников нацизма»? Но, во-первых, эта официальная версия не налезает на реальность хотя бы потому, что боевики ОУН-УПА воевали в Украине против гитлеровцев. Просто почему-то в РФ никому не пришло в голову десантировать «вежливых людей» в тот же Ереван, где торжественно открывают памятник гитлеровскому пособнику Гарегину Нжде и откуда планомерно выдавили все русскоязычное население.

Другой вопрос, что в Москве теперь не очень-то и скрывают: здесь не могли допустить появления в Крыму баз НАТО, и не хотели терять собственную базу в Севастополе. Только вот держать в черноморском «аквариуме с форточкой» столь впечатляющий флот имеет смысл только в том случае, если планы удара по Стамбулу с моря не сняты в РФ с повестки дня, несмотря на все дружественные жесты между Москвой и Анкарой.

И точно так же в эту политику укладываются и «Искандеры», подаренные Армении, и льготные оружейные кредиты для нее же, и стремление любой ценой удержать этот свой «форпост» под контролем.

И из этих составляющих российской политики тоже делают выводы, даже если не облекают их в дипломатические ноты и официальные заявления. Так что политический «крымский счетчик» продолжает накручивать РФ цену вопроса куда резвее, чем двигалась по новенькому мосту колонна «КамАЗов» во главе с президентом.

ЭХО НА FACEBOOK: