Экономика, Эхо

Новый ход Азербайджана в «газовой интриге»

НУРАНИ

Рассказывая об истории азербайджанской нефти, слово «впервые» приходится произносить довольно часто.

Именно в окрестностях Баку, в поселке Биби-Эйбат, была пробурена первая промышленная нефтяная скважина — произошло это в 1844 году, на 10 лет раньше, чем в США.

Здесь же, в Баку, были построены первые в мире танкеры — специальные суда для перевозки нефти. Наконец, именно в Азербайджане, в окрестностях Баку, в 1878 году был построен первый нефтепровод — от Балаханского месторождения до нефтеперегонных заводов Баку.

А затем появился и первый магистральный нефтепровод — Баку-Батуми. Его тогда никто не называл «политическим» или «революционным» проектом. Но именно этот нефтепровод позволил осуществить то, что еще накануне казалось невозможным по определению — подорвать монополию рокфеллеровской «Стандарт ойл».

Сегодня в Азербайджане, Грузии и Турции готовятся к старту нового амбициозного проекта — Трансанатолийского трубопровода, который тоже грозит пошатнуть на газовом рынке чью-то монополию, которую еще недавно были готовы признать «незыблемой».

Трансанатолийский газопровод (TANAP) будет запущен 12 июня нынешнего года — об этом заявил глава Минэнерго Турции Берат Албайрак, сообщает агентство Anadolu.

«Ввод TANAP в эксплуатацию — залог продолжения активной энергетической политики Анкары», — сказал он. В церемонии запуска нового газопровода примут участие президенты Турции и Азербайджана — Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев, отметил он.

Албайрак сравнил проекты TANAP и Nabucco.

«Обсуждения по вопросу реализации Nabucco продолжались долгие годы, но подвижек достигнуто не было. В то же время благодаря сотрудничеству Турции и Азербайджана реализация проекта строительства Трансанатолийского газопровода близится к концу», — сказал министр. Летом нынешнего года Турция приступит к глубоководному бурению в Средиземном море, добавил он.

Первоначальная пропускная способность газопровода TANAP составит 16 миллиардов кубометров в год. Около шести миллиардов кубометров будет поставляться в Турцию, а остальной объем — в Европу.

Понятно, что это хорошая новость для Азербайджана, где вслед за эрой «большой нефти» начинается эпоха «большого газа», которая обещает и инвестиции, и политический интерес, и приток «газодолларов», ну или «газоевро», это уже детали.

И, по тем же понятным причинам, не просто плохая, а прямо-таки ужасная новость для Армении, где в очередной раз убедились, что упустили свой шанс встроиться в новый региональный суперпроект — на сей раз газовый. Просто потому, что экономическую и геоэкономическую погоду в регионе определяет уже не Армения, а Азербайджан. И в Азербайджане прямо заявляют, что будут держать Армению в изоляции до тех пор, пока она продолжает оккупацию азербайджанских земель.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев прямо заявляет: «Мы не скрываем этого. Несмотря на то, что некоторые пытаются обвинять нас в том, что мы держим их в изоляции. Да, держим и будем держать, до тех пор, пока наши земли не будут освобождены от оккупации. Эта политика дает свои результаты».

Однако примечательно другое. Официальная Москва на заявление Албайрака никак не отреагировала — по крайней мере, на момент подготовки этой статьи. Другое дело — реакция «неофициальная». Во всяком случае, российский портал «Лента.ру» сообщил об этом под красноречивым заголовком: «Газопровод в обход России запустят в День России».

Тот же портал еще в феврале нынешнего года, комментируя перспективы российского экспорта газа, отмечал: «Турция — одновременно перспективный рынок для России и окно в Европу для конкурентов «Газпрома». В конце 2019 года истечет транзитный контракт «Газпрома» с Украиной. Для замены украинского коридора «Газпром» прокладывает по дну Черного моря «Турецкий поток» — две нитки мощностью по 15,75 миллиарда кубометров каждая.

Одна из них предназначена для турецких потребителей, вторая — для стран Балканского полуострова и Южной Европы. С последним направлением вопрос еще не решен, поскольку для прокладки этой ветки на территории Евросоюза требуется согласие регулирующих органов объединения, а его пока нет».

Но «окном в Европу Турция является для топлива из Каспийского бассейна — это Южный газовый коридор (ЮГК), по которому будет поступать топливо из Азербайджана. Часть ЮГК — Трансанатолийский трубопровод (TANAP), проходящий по территории Турции, пропускная способность которого составляет 16 миллиардов кубометров». И вот это, по мнению «Ленты,ру», очередной «нож в спину».

Здесь нужно пояснение. Трубопроводы в мире, напомним в который уже раз прописную истину, строят с разными целями. Для Азербайджана и Турции TANAP, так же, как и его продолжение — ТАР, представляет собой проект сугубо коммерческий, задача которого — доставить газ с каспийских месторождений европейскому потребителю. В Азербайджане не пытаются никого «вытеснять» с рынка и вообще использовать трубопроводы как средство давления или шантажа.

Но вместе с тем известно и другое. Уже в 2005 году, напомним, Европа впервые сталкивается с «газовыми войнами». В Украине как раз одержал победу первый «Майдан», и словно по заказу возникли «сложности» с поставками газа через украинскую газотранспортную систему — причем и в саму Украину, и в Европу, где в этом конфликте заняли сторону Киева.

Именно тогда европейские аналитики впервые заговорили о «трубопроводном оружии», которое Россия применяет против Европы, что по понятным причинам повышало интерес Европы к альтернативным источникам энергоносителей, прежде всего углеводородных.

Понятно и другое. Вскоре после этой серии «газовых войн» и после того, как потерпела неудачу попытка РФ скупить на корню всю газотранспортную систему Украины так же, как Москва проделала это с ГТС Армении, в Москве было объявлено о строительстве двух новых трубопроводов — «Северного потока» и «Южного потока». Новых запасов газа и новых месторождений под эти трубопроводы у России не имелось.

И задача тут была другой: обойти Украину, лишить ее доходов от газа, а заодно упрочить свое положение на газовом рынке Европы. Вернее, укрепить свою монополию на этом рынке.

К тому же газ для РФ — это не только экспортный ресурс. Это прежде всего внешнеполитический рычаг, позволяющий использовать самые разные методы — от прямого давления при помощи отключения поставок и до покупки лояльности таких персон, как Герхард Шредер или Кристоф Штрассер.

Но все дело в том, что эту российскую газовую стратегию прочитали (и просчитали) в Европе. Дело не только в том, что в родной Германии Шредера уже открыто именуют «вельможей при дворе Путина». Куда хуже, что в Европе и США нарастает сопротивление российским газовым проектам, и прежде всего «Северному потоку-2».

Посол США в Берлине Ричард Гренелл раскритиковал российский газопроводный проект «Северный поток-2». Дипломат обеспокоен растущим влиянием России, пишет «Берлинер Моргенпост», чью статью цитирует «ИноСМИ».

«Мы очень обеспокоены этим проектом, — заявил новый американский посол в Германии Ричард Гренелл. — Речь идет о влиянии России». По его словам, европейцы, с которыми у США налажено тесное сотрудничество, тоже встревожены. Нынешняя стратегия проекта «весьма сомнительна».

Со своей стороны еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер выступила с утверждением, что реализация проекта строительства газопровода «Северный поток-2» не в интересах Европы. Об этом она заявила в опубликованном в воскресенье интервью германской медиагруппе Funke, передает ТАСС.

«Проект трубопровода «Северный поток-2″ не в европейских интересах», — отметила еврокомиссар. «У нас общая стратегия, которая предусматривает получение энергии из разных источников и должна позволить нам не так сильно зависеть от России», — добавила Вестагер. «Речь идет, в том числе, об интересах в области безопасности», — подчеркнула она.

И вот на этом фоне старт проекта TANAP уже создает принципиально новую ситуацию на газовом рынке юга Европы. Строго говоря, еще в декабре 2013 года, когда в Баку только объявили о старте проекта «Южный газовый коридор», Москва приостановила «Южный поток». Потом его, правда, заменили на «Турецкий поток». Сегодня в «Газпроме» регулярно рапортуют об успехах строительства этого газопровода. Но вот желанной монополии, а значит, возможности использовать газ в качестве средства давления на конечных потребителей у Москвы уже не будет.

ЭХО НА FACEBOOK: