За рубежом, Эхо

Уроки «венесуэльского кризиса» для Азербайджана

oil-neft6НУРАНИ

Как долго те или иные договоры и декларации остаются темой горячих политических новостей и комментариев? Вопрос как минимум сложный. Сегодня далеко не все могут «с ходу» ответить, между кем заключался Тильзитский мир, что решал Берлинский конгресс и т.д. Но еще в советские годы журналисты-международники любили пройтись по адресу «доктрины Монро», которая закрепляла гегемонию США в Новом Свете.

Доктрина эта была провозглашена пятым президентом США Джеймсом Монро еще в начале XIX века. В Европе только отшумели наполеоновские войны, и это отозвалось громким эхом в Латинской Америке, в то время представлявшей собой конгломерат европейских колоний — испанских и португальских. Но теперь, когда в результате войн европейские державы ослабли, в Латинской Америке начались восстания против колониального гнета и последовала череда объявлений о своей независимости.

В США, где еще не забыли ни войну за независимость, ни тем более короткий конфликт с Великобританией, когда британские войска дошли до Вашингтона и сожгли Белый дом, этот процесс только приветствовали. Затем, 2 декабря 1823 года Монро обратился к Конгрессу с посланием, которое позже получила название «Доктрины Монро».

Она провозглашала, что Америка должна быть свободной от будущей европейской колонизации и свободной от европейского вмешательства в дела суверенных стран. В ней также заявлялось намерение Соединенных Штатов Америки оставаться нейтральной в европейских войнах и войнах между европейскими державами и их колониями, и рассматривать новые колонии или вмешательство в политику независимых стран в Северной и Южной Америке, как враждебные акты в отношении Соединенных Штатов.

В ХХ веке, однако, в Латинской Америке бунтовали уже против диктата США. А выражение «банановая республика» в политическом жаргоне уже давно стало нарицательным. Пошатнуть влияние США на практике первым удалось лидеру кубинской революции Фиделю Кастро. Теперь же речь идет о целом блоке стран — Никарагуа, Боливия и, конечно же, Венесуэла, острейший кризис в которой остается одной из важных политических тем.

Трудно сказать, вспомнят ли об этой доктрине сегодняшние комментаторы, рассказывая о выходе Венесуэлы из ОАГ. Соединенные Штаты призывают приостановить членство Венесуэлы в Организации американских государств, заявил вице-президент США Майкл Пенс, выступая в штаб-квартире организации в Вашингтоне. Он также призвал ограничить доступ властей Венесуэлы к финансовым инструментам на территориях стран-участниц ОАГ, ввести визовые ограничения в отношении «коррумпированных лидеров» Боливарианской республики, а также «признать Мадуро ответственным за разрушение демократии Венесуэлы», сообщал «Взгляд».

В ответ правительство Венесуэлы подтвердило свое решение выйти из Организации американских государств (ОАГ), о чем говорится в заявлении венесуэльского МИД.

«Это высокомерное поведение США только подтверждает решение Венесуэлы отказаться от членства в ОАГ, организации, далекой от продвижения дипломатии и сотрудничества между странами региона, но ставшей инструментом агрессии, оживляющей колониализм, который наши освободители победили более чем две сотни лет назад», — говорится в коммюнике. «Никакая империя не справится с волей венесуэльцев, достойных наследников Симона Боливара-Освободителя (национальный герой страны)», — отметил венесуэльский МИД.

Вопрос, строго говоря, не новый. Еще в апреле 2017 года президент Венесуэлы Николас Мадуро запустил процесс выхода Венесуэлы из организации. Сам Мадуро потребовал немедленного выхода своей страны из ОАГ, хотя данная процедура занимает два года.

Конечно, обмен жесткими репликами между Вашингтоном и Каракасом начался не вчера. Но в последние дни он достиг опасного накала. Тем более, что и ставки высоки: уже 20 мая Венесуэле предстоит выбирать нового президента. За него будут бороться четыре кандидата: действующий глава государства Николас Мадуро, оппозиционер Энри Фалькон, Рейнальдо Кихада и Хавьер Бертуччи. По мнению аналитиков, основная борьба будет идти между Мадуро и Фальконом, притом что Мадуро активно играет на антиамериканских настроениях, а вот Фалькон, наоборот, ориентирован на восстановление связей с США.

На этом фоне президент Венесуэлы Николас Мадуро, выступая на митинге, заявил: «Если однажды к власти придет правительство, которое захочет отдать богатства (республики — Прим. ТАСС), я стану первым, кто возьмет в руки винтовку, чтобы совершить вооруженную революцию вместе с народом, если это потребуется». По его словам, необходимо защищать страну и что никто не может прийти к власти с тем, «чтобы передать богатства Венесуэлы (в руки) гринго». «Я стал бы первым, кто <…> призвал бы народ взяться за оружие», если кто-то пожелал бы сдать национальное богатство», — заявил Мадуро, добавив, что его соперник в борьбе за президентский пост Энри Фалькон желает «передать родину в руки гринго и европейских олигархов». А вот ему, Мадуро, «абсолютно неважно», признают или нет страны Европы и США его вероятную победу на предстоящих 20 мая президентских выборах, поскольку главным для него является «признание благородного народа Венесуэлы».

На следующий день госсекретарь США Майкл Помпео, выступая в Госдепартаменте, отметил, что Соединенные Штаты должны помочь разрешить дипломатическим путем кризис в Венесуэле, где, по мнению Вашингтона, в результате действий президента страны Николаса Мадуро голодают люди и наносится вред экономике.

«Как правило, мы не говорим много о Латинской Америке, но по мере того, как мы становимся свидетелями того, как разрушается прежде процветающая и демократическая нация в ближайшем зарубежье, мы должны решить это дипломатически. Диктатор в Венесуэле сегодня наносит вред экономике и заставляет своих людей голодать», — сказал Помпео. «Мы используем сильный Госдепартамент и USAID, чтобы помочь миллионам венесуэльцев, скрывающимся от коррумпированного режима в результате этого полностью созданного руками человека кризиса», — заявил глава американской дипломатии.

Конечно, в этой ситуации можно привычно порассуждать о «доктрине Монро», заклеймить Вашингтон, который воспринимает Латинскую Америку как собственный «задний двор» и использует в качестве средства давления такие организации, как ОАГ. Но при этом остается за кадром нечто куда более важное — внутренний кризис в Венесуэле, где власть пытается силой подавить недовольство собственных граждан. Причем подпитывает эти самые протесты прежде всего социальное неблагополучие.

Гиперинфляция в Венесуэле продолжается уже 6 месяцев, при этом рост цен за год — с апреля 2017-го по апрель 2018-го — превысил 13 700 процентов. Таковы официальные данные, которые привел в понедельник, 7 мая, глава комитета по финансам Национальной ассамблеи Рафаэль Гусман, передает «Российская газета». «В апреле инфляция достигла 80,1%, накопленная (с начала года) — 897,2%, а с апреля 2017 года по апрель 2018-го — 13 779%», — цитирует оппозиционного политика ТАСС. «Голод и нищета по вине режима, который посвятил себя уничтожению экономики страны», — прокомментировал статистику сам Гусман.

Агентство отмечает, что на фоне роста цен правительство Венесуэлы вынуждено вновь увеличить минимальную зарплату. Теперь — с учетом выделяемых на приобретение продовольственных товаров средств — она составляет 2,55 млн боливаров. В январе 2017-го «минималка» равнялась 104,3 тысячи. Попытки властей решить экономические проблемы страны административными методами привели к прогнозируемым последствиям: в стране стремительно опустели прилавки. Сегодня в Венесуэле остро не хватает продуктов первой необходимости, продовольствия, лекарств.

Но вся ирония судьбы состоит в том, что Венесуэла обладает крупнейшими в мире запасами нефти. Правда, в Каракасе к этой нефти не приложили самую малость — продуманный «нефтяной менеджмент», заменив его пресловутым «боливарианским социализмом», «чавизмом» и т.д. Венесуэльская экономика во времена ныне покойного Уго Чавеса развивалась по простой схеме: главное, что у нас есть нефть, остальное купим.

Цены на «черное золото» рвались в небеса, и доходы от нефти позволяли финансировать социальные программы. Это позволяло еще и купить лояльность собственных граждан. Но цены на «черное золото» изменчивы. И как только они начали корректироваться не вверх, а вниз, экономика Венесуэлы банально «рассыпалась». Власти в ответ пустили в ход командные методы, вроде фиксированных цен и карточек, но получили пустые прилавки, очереди и «черный рынок». И заодно начали подавлять силой массовые акции протеста.

Сегодня, по мнению экспертов, нет сомнений, что назначенные на 20 мая выборы закончатся победой Мадуро. Но вот устоит ли его режим после выборов — вопрос открытый. И то, что происходит сегодня в Венесуэле, — это наглядный пример, чем оборачивается лозунг. «пусть нефтяные деньги служат народу, давайте поднимем пенсии и пособия, а остальное приложится». И вот об этом не стоит забывать и в Азербайджане, где тоже есть нефть, но еще есть «нефтяной менеджмент».

ЭХО НА FACEBOOK: