За рубежом, Эхо

Пашинян провалил «карабахский экзамен»

НУРАНИ

Когда-то на уроках истории школьникам старательно объясняли разницу между «дворцовыми переворотами» и «настоящей» революцией.

Конечно, эти объяснения были очень сильно «идеологизированы», но в чем и сегодня, после краха СССР со всем его «научным коммунизмом» и «историческим материализмом», нет сомнений, так это в том, что не любой переворот — уже революция.

Окажется ли то, что происходит сегодня в Армении, переворотом или революцией, наверное, по законам жанра, должно показать время. Но…

Пока что сторонники Никола Пашиняна ликуют — их лидер все-таки избран премьер-министром Армении. За его кандидатуру, выдвинутую фракциями «Елк», «Блок Царукян» и «Дашнакцутюн», проголосовали 59 депутатов против 42, передает РИА «Новости». Премьер-министра удалось избрать благодаря голосам, которые были отданы членами правящей Республиканской партии Армении. Правда, республиканцы уже посоветовали Пашиняну не считать проголосовавших за него депутатов ни «нейтральными», ни «своими». И объявили о своем уходе в оппозицию. А журналисты передают изложение речи, с которой выступил в парламенте новоиспеченный глава правительства.

Конечно, вскоре после прихода к власти любое правительство переживает своеобразный «медовый месяц». Вот и Пашинян раздает предвыборные обещания, принимает поздравления и обживается в премьерской резиденции на улице Баграмяна, 26. Но такой «медовый месяц» рано или поздно заканчивается.

Возможно, участники ереванских митингов действительно верят: вот уйдет Серж Саргсян, Армения вернет себе «правосубъектность», то есть избавится от зависимости от России, наладит отношения с Европой, получит оттуда и политическую поддержку, и инвестиции, олигархи перестанут «грабить народ», и тогда перед Арменией откроются ворота в рай.

Но на самом деле дорога к улучшению ситуации в Армении — совсем в другом. Несколько дней назад украинский аналитик Виталий Портников в интервью «Первому информационному» озвучил кое-такие малоприятные для Еревана реалии. Он подчеркнул, что Армения — заложница не только авторитарного режима, но и заложница Карабаха.

После чего продолжил: «Я бы сказал, что в первую очередь — заложница Карабаха, а затем авторитаризма. Пока карабахский конфликт не будет урегулирован в том или ином виде, пока не будут открыты границы между Арменией, Турцией и Азербайджаном, пока Армения не получит гарантий безопасности от всех своих соседей, экономическая и политическая ситуация в вашей стране, к сожалению, значительно не изменится. Невозможно улучшить жизнь, если нет ресурсов, а эти ресурсы лежат в основе геостратегического положения Армении. Никакая российская военная база не заменит эти ресурсы. И это надо честно признать и задать вопрос новому руководству страны. Если оно намерено сохранить статус-кво в карабахском вопросе, оно автоматически сохранит статус-кво в плане армянской нищеты, безвыходности и эмиграции».

Однако здесь, в Карабахе, господин Пашинян к реальным сдвигам не готов. Никол Воваевич едва ли не ультимативным тоном заявил: «Мы готовы к переговорам с лидером Азербайджана. Но хочу отметить, что переговоры не могут считаться эффективными, пока в них не участвует руководство «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Ред.), что предусмотрено документами Минской группы ОБСЕ, посредничающей в переговорах».

Здесь новоизбранный премьер, назовем вещи своими именами, выдает желаемое за действительное. В документах Минской группы есть стороны конфликта — Азербайджан и Армения, и есть заинтересованные стороны — азербайджанская и армянская общины Карабаха. А вот Никол Воваевич уже требует, чтобы армянские сепаратисты Карабаха участвовали в переговорах как «сторона конфликта» со статусом куда более высоким, чем у азербайджанской общины. Чего, напомним еще раз, в документах Минской группы нет.

Но так как подобный «дипломатический успех» — это все же дело далекого будущего, пока Никол Воваевич занят другими вопросами. Нужно уделить серьезнейшее внимание состоянию армии, возвестил он. Но самое «информативное», в своей предвыборной речи лидер оппозиции не исключил, что в случае избрания главой правительства первой его поездкой станет «визит» в оккупированный азербайджанский Нагорный Карабах. «Первым моим шагом станет ознакомление с оперативной обстановкой на передовой линии», — указал он.

Как отмечают эксперты, адрес первого визита новоизбранного президента или премьера — это всегда важный «месседж», неоценимая информация о приоритетах и реальном уровне дипломатии. Президент Ильхам Алиев после победы на выборах свой первый визит совершил в Турцию, затем — в Великобританию. Никол Пашинян готовится отправиться в оккупированный азербайджанский Карабах. Какая страна, такие и визиты.

А вот это уже серьезно. Особенно с учетом такой детали: военный, демографический и военно-экономический потенциал Армении слишком слаб, чтобы страна могла выдержать противостояние с Азербайджаном без «подпитки» извне. То есть из России,

И не случайно, что Никол Пашинян начал торопливо отказываться от своей прежней риторики. Да, выступая со своей предвыборной речью в парламенте, Никол Пашинян продолжал раздавать розовые шарики обещаний. Он заверял, что в стране не будет преследований по политическим и экономическим мотивам. «В Армении не будет людей с льготными правами, все будут равны перед законом», — подчеркнул он. Но в то же время развеял надежды, что с его приходом к власти Армения начнет «переориентацию» своей внешней политики. Ереван останется в российской «орбите» и после смены власти — теперь это уже не допуск, а свершившийся факт.

Армения продолжит оставаться членом Евразийского экономического союза, Ереван приложит все усилия для того, чтобы членство в этой структуре принесло республике максимальную пользу, заявлял еще в статусе кандидата в премьер-министры Армении Никол Пашинян.

«Как я неоднократно отмечал, мы продолжим также оставаться в Организации Договора о коллективной безопасности и попытаемся максимально эффективно пользоваться возможностями, которые дает ОДКБ», — заверял недавний лидер антизападного движения.

Развитие стратегического союза с Россией остается одним из приоритетов Армении. Армяно-российские отношения должны основываться на дружбе, равноправии и готовности решить существующие проблемы совместными усилиями, сказал он. Насчет равноправия, конечно, хватил лишнего — не Армении с ее тотальной зависимостью от России строить такие планы. Собственно говоря, понимает это и сам Никол Воваевич — иначе он не стал бы перечеркивать всю свою прежнюю агитацию и выражать верноподданичество в адрес Кремля. А Пашинян дошел до того, что клятвенно заверил: он даже отправится на саммит ЕАЭС.

«Я надеюсь встретиться с Путиным в двустороннем порядке. Я намерен принять участие в саммите ЕАЭС в Сочи», — сказал Никол Пашинян в ответ на вопрос, намечена ли его встреча с президентом РФ Путиным.

Наконец, по словам Пашиняна, военное сотрудничество с Россией рассматривается как важный фактор обеспечения безопасности Армении. А это значит, что не будет ни закрытия военной базы в Гюмри, ни попыток вернуть под свой контроль границы Армении с Турцией и Ираном, да и российскому пограничному КПП в аэропорту «Звартноц» ничего не угрожает.

Правда, будущий премьер считает важным углубление сотрудничества с Евросоюзом и европейскими структурами. В частности он убежден, что полная реализация подписанного в ноябре прошлого года соглашения о глубоком и всеобъемлющем сотрудничестве Армения-ЕС исходит из интересов Еревана.

Новая власть также сделает все возможное для отмены визового режима с ЕС. Но вот на фоне всего российского «шлейфа» его заявлений эта риторика прозвучала как-то не очень убедительно. Словом, Никол Воваевич в очередной обменял будущее своей страны на грезы о чужих землях.

ЭХО НА FACEBOOK: