За рубежом

В Узбекистане вспомнили о «хлопковых расследованиях»

НУРАНИ

Пожар на море — одно из самых страшных бедствий. И это только кажется, что если вокруг вода, то залить огонь трудностей не представляет. Конечно, моряков учат справляться с огнем.

Но, как знают моряки, есть «технологии», которые позволяют справиться с пожаром на пассажирском судне, можно потушить пожар на лесовозе и даже на танкере. Но есть один вид груза, который, если он вспыхнул, даже не пытаются погасить.

Это — хлопок. Он не просто горит как порох, между волоконцами всегда есть воздух, а значит, никакие средства пожаротушения здесь не работают. В таком случае корабль просто бросают в открытом море, а команду эвакуируют.

Но, как показывает практика, хлопок порой проявляет свой «огнеопасный» характер и в политике. И самое главное, здесь тоже далеко не всегда удается погасить «хлопковый пожар».

В конце минувшей недели в Узбекистане появилось обращение представителей интеллигенции с призывом объявить в международный розыск Тельмана Гдляна — бывшего следователя по особо важным делам при генеральном прокуроре СССР.

В обращении, которое подписали историк-публицист Шухрат Саламов, доктор психологических наук Махмуд Йулдашев, пенсионер, бывший начальник политотдела УВД Кашкадарьинской области Олломурод Исокулов, подполковник запаса Шокир Долимов, а также писатель Акбар Мирзо, отмечается, что «с 1983 по 1989 годы, в течение шести лет следственная группа Генеральной прокуратуры СССР под руководством Гдляна находилась в Узбекистане, где буквально терроризировала узбекский народ и сфабриковала сотни документов, по которым арестовывали даже ни в чем не повинных детей и жен незаконно сидящих в тюрьмах. Были случаи доведения до самоубийства подследственных».

Авторы обращения подчеркивают: «Следственная группа под руководством В.И. Илюхина доказала факты грубейших нарушений, совершенных группой Т. Гдляна при расследовании уголовных дел, сфабрикованных против тружеников села Узбекистана. Установлены факты искусственного создания следователями гдляновской группы доказательств путем принуждения граждан к даче заведомо ложных показаний об участии в хранении ценностей, полученных в виде взяток. В выколачивании «признаний» доходило до того, что люди, не имеющие никакого отношения к преступлениям, ради спасения родных и близких сдавали свои личные сбережения, припрятанные детям и внукам на свадьбу золотые и другие украшения, брали в долг деньги у родственников, знакомых. Установлено даже, что люди собирали деньги и покупали в магазинах драгоценности и передавали их под страхом ареста как вещи, якобы нажитые преступным путем. Такие «изъятия» шли тогда по всему Узбекистану. Т. Гдлян лично внедрил в практику незаконные методы ведения следствия, принуждая людей к даче показаний путем применения угроз, шантажа, незаконных задержаний, арестов и издевательств».

Наконец, «25 мая 1989 года в Москве Генеральной прокуратурой СССР было возбуждено уголовное дело по фактам нарушения законности, допущенным следственной группой, возглавляемой Т. Гдляном. Его самого обвинили в коррупции и в других нарушениях при ведении следственных действий». Однако это расследование до конца довести не удалось. Тельман Гдлян и его заместитель Николай Иванов к этому моменту были избраны народными депутатами СССР, они раздавали интервью, вокруг них СМИ старательно лепили образ этаких «бескорыстных борцов с коррупцией», прежде всего в верхних эшелонах власти.

Ореол, правда, немного потускнел, когда «дела» гдляновской группы начали рассыпаться в судах. После этого и была предпринята попытка привлечь к ответственности уже их, но к видимым результатам она не привела. Сначала Гдляна и Иванова надежно защищал иммунитет народных депутатов СССР, затем они успели зарегистрироваться кандидатами в депутаты на выборах Верховного совета тогда еще входившей в состав СССР Армении. Вопрос в конце концов заглох.

И теперь представители общественности Узбекистана требуют: «Прокуратура Республики Узбекистан несколько раз обращалась с письмами о высылке материалов уголовного дела в отношении Гдляна и Иванова по совершенным ими на территории Узбекистана преступлениям, однако все письма так и остались без ответа. Исходя из вышеуказанных принципов, считаем целесообразным требовать привлечения к уголовной ответственности Тельмана Гдляна, как главного исполнителя преступлений против узбекского народа на территории Узбекистана.

В связи с этим, Прокуратуре Республики Узбекистана следует возбудить уголовное дело для публичного выдвижения обвинений по отношению к Т. Гдляну. Считаем также, что следует возобновить процедуру обращения к Гаагскому Международному суду, начатую бывшим заместителем министра внутренних дел Тоштемиром Кахрамановым, и через бюро Интерпола необходимо добиваться экстрадиции всех виновных лиц, которые фигурировали в группе Гдляна и Иванова».

Пока что речь идет только об общественной инициативе, и еще слишком рано говорить, будет ли она доведена до логического завершения, то есть до международного розыска. И тем более неясно, удастся ли официальному Ташкенту заполучить документы уголовного дела в отношении Гдляна и Иванова.

Напомним: в 1982 году, когда группа Гдляна направилась в Узбекистан, скорый конец эпохи, которую потом назовут «застоем», был уже очевиден. Газеты по понятным причинам не писали о подковерной борьбе в высших эшелонах власти, но в том, что она была, сомнений нет. Во всяком случае, нашумевшее расследование «дела «Океан»» и обвинения в адрес заведующего знаменитым московским «елисеевским» гастрономом, многие наблюдатели расценили как открытую «атаку» на окружение Леонида Ильича Брежнева и его семьи.

Теоретически «хлопковое дело», по которому был осужден зять «дорогого Леонида Ильича» Юрий Чурбанов, могло быть звеном в той же цепи. Понятно, вначале Михаил Горбачев, который взял курс на «выдавливание» из власти сильных лидеров неславянской национальности, по крайней мере вначале активно использовал «хлопковое дело» для кадрового разгрома в Узбекистане.

Но это была «цель номер два». А «цель номер один», о чем открыто писали в первых хвалебных статьях о группе Гдляна, состояла в другом — «вернуть государству наворованные средства». То есть, проще говоря, от Гдляна требовалось не только и не столько искоренить «теневую хлопковую экономику», столько конфисковать как можно больше золота и денег. По официальной версии, у коррупционеров. По неофициальной, у всех, кого таковыми объявят. Этакий грабеж целой республики, и без того не особо богатой, под прикрытием прокурорских удостоверений.

А тут уже не получится не провести параллель с действиями в годы гражданской войны в Центральной Азии вооруженных отрядов «Дашнакцутюн», которые практически без изменения внутренней структуры, во главе со своими командирами, включались в состав Красной Армии и затем активно использовались и для уничтожения Кокандской автономии, и в «борьбе с басмачеством», которая сопровождалась невиданными даже по тем временам грабежами и погромами.

И понятно, что сегодня далеко не все заинтересованы в том, чтобы в международном, да и в национальном узбекском, суде прозвучала правда о политическом «заказе» того расследования, которое вел Гдлян и его группа.

ЭХО НА FACEBOOK: