Точка зрения

Продается докладчик. Цена договорная

nurani-foto-tochka-zrenia3НУРАНИ

Сегодня эксперты не берутся даже примерно оценить объем контрафактной продукции на рынках разных стран. Подделывают одежду, аксессуары, бытовую электронику, наконец, продукты питания, прежде всего элитный алкоголь.

И все это, произведенное без какого бы то ни было соблюдения стандартов качества, которые и сделали «имя» популярным брендам, выбрасывается на рынок под раскрученными марками известных производителей, которые вложили огромный труд и огромные деньги в свою продукцию, создали себе имя и теперь не знают, как защититься от мошенников. И тем более рискуют покупатели, которым впаривают под известными марками заведомый «самопал».

На бытовом уровне ходит множество советов, как уберечь свой кошелек и не выложить больших денег за заведомую подделку. Самый распространенный и логичный — покупать фирменную продукцию в известных магазинах, а не где-нибудь на «толкучке» или ее филиалах.

Но как быть, если подделывают уже не джинсы, не сумочку и не коньяк «Камю», а…борьбу с коррупцией? И под ее маркой предлагают публике откровенную и проплаченную политическую «заказуху»? И самое главное, происходит все это не на «толкучке», а ни много ни мало в ПАСЕ?

Напомним: несколько дней назад здесь шумно и помпезно представили доклад о мнимой «коррупции», которую, дескать, развел в ПАСЕ такой-сякой Азербайджан. Правда, ничего похожего на тайные счета, чемоданы наличных или ювелирные изделия не накопали.

Зато трагическим тоном возвестили: в Азербайджане дарили приехавшим евродепутатам ковры и угощали их — какой кошмар! — черной икрой! И, похоже, пребывали в полной уверенности, что эта многостраничная кляуза в стиле старой советской анонимки «У моего соседа черная икра в холодильнике и ковер на стене! Где он все это взял?» должна была убедить публику, что такие-сякие азербайджанцы направо и налево раздавали в ПАСЕ взятки.

Теоретически можно было бы заняться подробным разбором фактов и методично указывать докладчикам, где они погрешили против истины. Но лишь теоретически, потому как серьезных фактов в этой кляузе нет. Даже на уровне совковой анонимки. А те, что все-таки есть, ну никак не тянут на столь трескучие обвинения.

Может, это для кого-то новость, но откроем страшную тайну: визиты в ту или иную страну официальных делегаций, в том числе парламентских, предусматривают и проживание в отеле, и протокольные подарки, и — о ужас! — банкеты и приемы. И да, подают на них не гамбургеры и не хот-доги, а кое-что посерьезнее. И никто не считает это потрясением основ.

Бывают, конечно, исключения. Так, в 2002 году случился нехилый скандал вокруг Саммита Земли, проходившего в южноафриканском Йоханнесбурге. Одним из основных его вопросов была борьба с голодом. А вот на обеде для участников форума, как раскопала The Sun, уважаемым делегатам были предложены икра, огромные омары, вырезка и грудки цыплят, лосось, свежайшая южноафриканская рыба, бекон и многое другое.

Запивали все эти деликатесы участники форума, пытающиеся решить проблемы голода в развивающихся странах, шампанским, прекрасными винами и бренди. А на соседних улицах в это время голодные дети стояли в очереди за водой. Но весь скандал начался со статьи в The Sun…и ею же закончился. Не последовало ни разбирательств, ни даже простого «а-я- яй» уже на более высоком уровне. И по совести говоря, если бы обсуждал саммит не борьбу с голодом, а, скажем, изменения климата, то вряд ли банкетное меню вызвало бы вопросы.

Но теперь вот в ПАСЕ решили, что участники Саммита Земли икрой лакомиться могли, а вот делегаты в Азербайджане, историческом центре производства этой самой икры — ни-ни.

Впрочем, не будем вновь повторять аргументы. Тем более что еще по горячим следам эту кляузу подробно разобрали и опровергли. Просто есть еще некоторые обстоятельства, которые, как представляется, заслуживают внимания.

Напомним: авторы сей кляузы пытались обвинить своих коллег-депутатов, что те, дескать, писали восторженные отчеты о политических реформах и демократизации Азербайджана исключительно за взятки. «Гарнир» к обвинениям прямо-таки безотказный: уровень демократии, в отличие от уровня жизни, ВВП на душу населения и даже степени расхождения данных эксит-поллов с официальными выборами, «оцифровать» посложнее.

Только вот есть один доходчивый тест. Если результаты выборов «подправили», а проще говоря, сфальсифицировали, то после голосования полыхнет. Да так, что мало не покажется.

А теперь — небольшая ретроспектива. В 2008 году в Армении прошли выборы президента. Победу на них с минимальным перевесом одержал Серж Саргсян. Наблюдатели составили восторженный предварительный отчет, изрядно сдобрив его словесной патокой.

Но немного не рассчитали. В Ереване начались митинги протеста против фальсификации выборов. Закончилось все трагедией: 1 марта 2008 года переброшенный из Карабаха армейский спецназ стрелял «на поражение». Итог — 10 убитых, раза в два больше раненых. И весьма неловкая ситуация для наблюдателей: что теперь делать со своим восторженным отчетом? И как отмыться от патоки?

А спустя четыре года, в апреле 2012-го, ереванская «Лрагир» поведала: «Пресса пишет, что посол Армении в Великобритании Карине Казинян встречалась с руководителем наблюдательной миссии ПАСЕ на парламентских выборах в Армении Эммой Николсон и по выходе из кабинета оставила бутылку коньяка в коробке.

Николсон рассказала, что после ухода Казинян заметила коробку с коньяком, который отдала в благотворительную организацию, поскольку британские законы запрещают чиновникам получать подарки. Говорят, в 2008 году международные наблюдатели покидали Армению с дорогими подарками. «Это очень серьезная проблема, но на дворе 2012, а не 2008 год», — сказала Николсон».

Тогда тоже были сведения, что выборы самым бесстыдным образом фальсифицировали, но наблюдатели ничего не заметили. Ни «карусели», ни откровенного физического давления на избирателей, ни астрономических масштабов избирательных взяток.

И вот, наконец, «решающие» парламентские выборы в Армении в 2017 году. Опять — восторженные отзывы наблюдателей. И нынешние события в Ереване, не оставившие сомнений: на самом деле расклад парламентских кресел никоим образом не отражает настроений в обществе. И что же — этим самым наблюдателям не предлагали, ну, скажем, бренди? Или что-то посерьезнее? И главное, что они от этого бренди отказались?

К тому же и в Ереван ездить не обязательно. Год назад в том же Совете Европы обсуждают доклад главы украинской делегации в ПАСЕ Владимира Арьева «Об угрозах журналистам и свободе слова в Европе». Предложенная Арьевым формулировка, согласно которой, Нагорный Карабах — часть территории Азербайджана, сильно не нравится членам армянской делегации в ПАСЕ.

Как затем рассказывал Арьев на своей странице в Facebook, «вчера армянские депутаты бегали за мной по Страсбургу с бутылкой коньяка, чтобы я отказался от признания Нагорного Карабаха Азербайджаном, а сегодня — по ассамблее с пачкой какого-то трэшевого компромата о том, что «бабушка Арьева — азербайджанка». Теперь я четко знаю: хочешь сделать дело смешным — позови советников из армянского парламента. Даже радио не нужно привлекать».

Но при этом уважаемые депутаты ПАСЕ расследовать коррупцию решили исключительно в связи с Азербайджаном. Что уже слишком уж напоминает одну историю. В ночь на 20 января 1990 года Советская армия устраивает в Баку карательную операцию — со стрельбой по каретам «Скорой помощи» и окнам жилых домов.

Через несколько дней в бакинском Доме офицеров устроили выставку оружия, которое незаконно «ходило по рукам» и было конфисковано военными властями. Только вот…оружие отбирали у армянских боевиков — в Карабахе и Армении. А карательную акцию проводили против азербайджанцев, где уже в 1988 году прошла волна «принудительного разоружения».

Понятно и другое. Конечно, борьба с коррупцией — тема востребованная и горячая. Тех, кто выступает за честность и закон, считают героями, восхищаются их мужеством и принципиальностью, с придыханием рассказывают, как они, такие смелые и благородные, бросили вызов и теперь, рискуя жизнью, ведут свою борьбу — ведь коррупционеры не остановятся ни перед чем…Все это повторяется, тиражируется и не подвергается сомнению.

Только вот есть одна деталь. Все это справедливо в том случае, если касается действительно реальной борьбы с настоящими коррупционерами. Но куда больше шума и треска бывает в тех случаях, когда под маркой «борьбы с коррупцией» идет выполнение политического заказа. И да, еще одно обстоятельство.

Специалисты в сфере борьбы с коррупцией прекрасно знают: язык, вероисповедание, цвет кожи, форма носа или предпочитаемые марки мороженого на степень коррумпированности влияют в реальности очень мало. Куда важнее, скажем так, «правила игры». Чем больше в той или иной ситуации зависит от закона и чем меньше — от личного мнения персоналий в креслах, тем меньше возможностей для коррупции. И чем больше этого самого личного мнения, тем возможностей для коррупции больше. Даже если на словах с этой коррупцией вроде бы борются.

Конечно, путей выполнения заказа на обвинения в адрес нелюбимой страны едва ли меньше, чем хрестоматийных способов сравнительно честного отъема денег у населения. Можно, как это делалось в России в «лихие девяностые», прийти в газету или на телеканал, принести документы разной степени достоверности, в которых руководители нелюбимого государства предстают средоточием всех пороков и зол, и посоветовать: «Вы опубликуйте, а гонорар мы заплатим. Не обидим».

Или вообще принести готовую статью, под которой надо только поставить подпись. Можно выдать это все за работу «активистов гражданского общества». Они, правда, получают гранты от Запада, но что, если их активистам предложить что-то сверх этих грантов? Вот и обвиняют в коррупции — без серьезных доказательств, но кого это волнует! — Мило Джукановича, бывшего премьер-министра, а теперь президента Черногории, который добился вступления своей страны в НАТО. Или начинают поиски коррупции в Украине. Или в Азербайджане.

То есть в странах, которые еще не получили от Запада безусловной защиты, но уже не выказывают готовности послушно следовать в российском политическом фарватере. И даже в НАТО вступать не обязательно — достаточно, к примеру, самостоятельно продавать в Европу нефть и газ. Бога ради, никто даже не заикается, что ведет черный пиар против страны — нет, на словах все сосредоточено вокруг отдельных персон и еще приправлено разговорами о «демократии», «правах человека» и т.д.

Куда надежнее и действеннее, конечно, «заказать», не за бесплатно, разумеется, расследование правоохранительных органов, но тут нужна самая малость — чтобы тот, кого «заказали», был действительно виноват в чем-то серьезном. Ведь уголовное расследование — это не статья в газете, где журналист может спрятаться за универсальные отговорки в стиле «я получил эти сведения от источника, пожелавшего остаться анонимным», и не исследование НПО. Тут даже для начала расследования нужны некие первоначальные доказательства, не говоря уже о самом судебном следствии и приговоре.

А вот с парламентскими расследованиями все проще. Основания для его начала, доказательства, адвокат, судья, наконец, необходимость выслушать другую сторону, непредвзятость — все это отодвинуто даже не на второй, а на десятый план. А докладчики тоже хотят есть. И не только икру, но и омаров.

А теперь, как говорят в популярных телешоу, внимание, вопрос: вы уверены, что за авторами доклада о мнимой «азербайджанской коррупции» в ПАСЕ никто не бегал…нет, не с бутылкой коньяка и даже не продукцией ереванского гранильного завода «Шогакн», а с подарками посерьезнее? Вернее, что авторы доклада от «данайцев, дары приносящих», действительно отмахнулись?

ЭХО НА FACEBOOK: