Политика, Эхо

«РФ и США имеют собственные причины чтобы поддержать в любом формате Армению, не Азербайджан»

Дж.АЛЕКПЕРОВА

Интервью Echo.az с директором Госeдарственного архива Ростовской области РФ, политологом, кандидатом исторических наук Николаем Трапшем

ИНТЕРВЬЮ

— После прошедших в Азербайджане, Армении и России выборов ситуация вокруг нагорно-карабахского конфликта продолжает оставаться нестабильной. Хотелось бы узнать ваше мнение, как сдвинуть конфликт с мертвой точки?

— Практическое урегулирование любого этнического конфликта, сопровождавшегося масштабным кровопролитием, предполагает длительный процесс, в рамках которого важен не только системный политический диалог противоборствующих сторон, но и целенаправленное ментальное примирение, связанное с общественным взаимодействием на разных уровнях.

В реальной политике принципиальным фактором должно стать естественное осознание того очевидного обстоятельства, что механический откат к исходным границам, нарушенным в ходе рассматриваемого конфликта, равно как и полное удовлетворение современных требований основных участников, не представляется возможным даже в среднесрочной перспективе. Подобный подход определяется и политическими настроениями в противоборствующих государствах, и недостаточным влиянием международных посредников, и общей нестабильностью турбулентной системы международных отношений.

В данных условиях принципиально важным шагом стала бы последовательная разработка своеобразного графика двухстороннего урегулирования, каждый фрагмент которого был бы связан с компромиссными решениями и последовательным встречным движением, начиная от лишенных конфронтационных мотивов государственных деклараций, продолжая прозрачной демилитаризацией спорного регионального пространства и завершая контролируемым процессом, связанным с территориальным размежеванием, комфортным возвращением многочисленных беженцев и перемещенных лиц и совместной разработкой новой управленческой архитектуры, статусных и правовых особенностей Нагорного Карабаха.

Очевидно, что подобные мероприятия не могут быть осуществлены за ближайший год или даже пять лет, но в данном случае принципиально важна видимая позитивная динамика, играющая своеобразную роль мотивационного фактора для заинтересованной общественности. Следует выделить также и то существенное обстоятельство, что в отличие от Мадридских принципов данная схема предполагает серьезное предварительное снижение общего градуса публичного диалога как важное условие для эффективного осуществления последующих действий.

Но политические шаги не будут иметь практического результата в том случае, если они не будут сопровождаться синхронным взаимодействием на уровне гражданского общества и массового сознания. В данном контексте жизненно необходимым представляется последовательное формирование особого пространства для бесконфликтного диалога, осуществляемого в научном, образовательном и социальном измерении. Первоначально центральным фрагментом соответствующей дискуссии должно стать не собственно карабахское урегулирование, а целенаправленный поиск потенциальных точек для консолидирующего взаимодействия.

Целевой аудиторией подобных проектов могли бы стать молодые интеллектуалы, успешные бизнесмены, перспективные менеджеры, участвующие на нейтральных площадках в качественном обсуждении евразийских экономических трендов или имманентных особенностей современного развития гражданского общества на постсоветском пространстве. Применительно к избранному подходу значительную роль должны играть внешние модераторы, не только формирующие потенциальное дискуссионное пространство, но и направляющие взрывоопасный диалог в нужное русло.

— На протяжении последних лет процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта основывается на Мадридских принципах. Однако Армения, несмотря на то, что приняла во внимание, отказывается их выполнять, как в целом и четыре резолюции Совбеза ООН. На ваш взгляд, какие рычаги давления можно использовать против Армении, но так, чтобы это дало практический результат? Как вы считаете, при таком подходе сопредседателей Минской группы ОБСЕ можно добиться мирного разрешения конфликта? На ваш взгляд, может стоит изменить состав сопредседателей или вообще расформировать саму МГ ОБСЕ?

— Главным условием эффективного исполнения политических договоренностей, связанных с практическим урегулированием сложных последствий вооруженного конфликта, является высокий уровень реального доверия взаимодействующих сторон. В рассматриваемом случае совершенно очевидно, что Армения и Азербайджан не доверяют не только друг другу, но и действующим посредникам из Минской группы, преследующим собственные интересы в рамках переговорного процесса. Более того, в настоящее время постоянные сопредседатели МГ в лице РФ и США находятся в состоянии открытого конфликта, системное разрешение которого не имеет очевидных перспектив.

В сложившихся условиях консолидированное давление на любого участника переговорного процесса представляется неразрешимой задачей, практическое решение которой возможно только в среднесрочной перспективе. Как представляется, действующие участники МГ не готовы даже к индивидуальному воздействию на противоборствующие стороны, опасаясь возможного осложнения собственных позиций в региональном пространстве. Что касается потенциального изменения формата МГ, то он возможен двумя путями. С одной стороны, можно исключить из рассматриваемой посреднической структуры одного из крупных геополитических игроков, находящихся в состоянии острого конфликта (например, РФ или США).

Очевидно, что в данном случае подобное решение не приведет к ожидаемому результату, так как исключенная сторона будет оказывать системное противодействие любым инициативам, предлагаемым оставшимися участниками. Причем и РФ, и США имеют собственные причины для того, чтобы поддержать в любом формате Армению, а не Азербайджан. Армянское государство является стратегическим союзником РФ в Кавказском регионе, тогда как официальный Баку нередко рассматривается московским истеблишментом в качестве естественного проводника американских и турецких интересов в рассматриваемых пространственных границах.

РФ не хочет видеть в Азербайджане самостоятельную энергетическую державу, а потому негативно воспринимает любое участие потенциального конкурента в транзитных проектах, связанных с европейским рынком. Одновременно следует признать, что политические элиты США и ЕС находятся под системным давлением влиятельного армянского диаспорского лобби, интегрированного в транснациональные структуры. Одновременно они испытывают и мощное влияние гражданских институтов, рассматривающих Азербайджан как негативный пример авторитарного государства.

Другой путь системного реформирования МГ предполагает потенциальное включение в качестве равноправного сопредседателя Китай, а также целенаправленное ротацию одного из европейских участников в пользу Ирана. Подобные изменения позволят нивелировать конфликтную ситуацию в руководящем звене, а также актуализировать широкие возможности для международной медиации, которыми располагает КНР.

Кроме того, иранское участие позволит привлечь к потенциальному диалогу все влиятельные региональные державы, обеспечивая коалиционное воздействие на основные противоборствующие стороны. Единственным препятствием в рамках предлагаемой ротации внутри МГ может стать жесткая позиция США, обусловленная общим курсом на системное сдерживание китайской экспансии, а также принципиально негативным восприятием иранского режима.

— Если вы помните, в последние годы обсуждается вопрос возврата районов вокруг Нагорного Карабаха, но он также повис в воздухе. Именно эту инициативу в свое время и предлагала российская сторона. Как вы считаете, насколько такой сценарий реален в нынешней ситуации? Какие практические рекомендации вы бы могли дать?

— Рассматриваемый сценарий, связанный с последовательным возвращением оккупированных азербайджанских районов, может быть реализован только в пакетном формате, учитывающем остальные аспекты мирного урегулирования. В частности возможным условием подобного развития политических событий следует считать предварительный или синхронный ввод миротворческого контингента, обеспечивающего потенциальную безопасность основной карабахской территории на период конфликтного урегулирования.

В сложившейся ситуации основной задачей является последовательное принуждение противоборствующих сторон к принципиальному согласию на полный отказ от военных методов дальнейшего разрешения имеющихся противоречий, озвученному на декларативном уровне высшими должностными лицами. Следующим этапом должно стать совместное решение о комплексном отводе войск из приграничных районов, осуществляемом в условиях постоянного международного мониторинга. Последовательная демилитаризация указанных зон может стать своеобразным прологом к поэтапному вводу миротворческих сил, которые в оптимальном варианте могут быть представлены китайскими «голубыми касками».

Другой формат предполагаемой операции со значительной вероятностью не будет принят одной из противоборствующих сторон по историческим или политическим причинам, включающим армянский «геноцид» (кавычки наши — Авт.) применительно к потенциальному турецкому участию или изначальная приверженность к одной из конфликтующих сторон в российском варианте.

«Голубые каски» станут жесткой гарантией безопасности для карабахской территории и позволят осуществить следующий шаг, связанный с намеченным возвращением азербайджанских районов. Завершающим этапом должен стать тщательно подготовленный референдум в Нагорном Карабахе, проведенный при активном международном содействии и определяющий правовой и политический статус непризнанного государства.

Указанная схема требует не только длительных политических согласований на каждой выделенной стадии, но и предполагает осознанное стремление противоборствующих сторон к последовательному поиску компромиссных соглашений. Как представляется, даже при своевременном начале и эффективном развитии переговорного процесса практическая реализация подобных договоренностей потребует длительного временного промежутка, который при оптимистичном сценарии составит до пяти лет.

ЭХО НА FACEBOOK: