Точка зрения, Эхо

«Геноцид» заказывали?

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

На сей раз 24 апреля, очередная годовщина «геноцида армян», вышла в Армении какой-то «смазанной». Ежегодный ритуал с протокольными венками на горе Цицернакаберд оказался в тени массовых протестов.

Нет, конечно, были и традиционные рассказы в СМИ о том, как больше века назад «злые турки резали несчастных армян», и рассуждения в стиле «если мы сегодня не осудим «геноцид», завтра он обязательно повторится», но как-то без прежней энергии, растраченной на внутриполитические баталии.

А утром ереванской аудитории пришлось проглотить очередную горькую пилюлю. Официальный Вашингтон в очередной раз разочаровал армянскую «тусовку». Президент США Дональд Трамп выступил с традиционным обращением к американцам армянского происхождения в связи с 24 апреля. Где вроде бы прозвучало многое из того, что должно было бы пролить бальзам на душу и на уши армянской аудитории.

Президент США отметил: «Мы вспоминаем ужасные события 1915 года и скорбим о потерянных жизнях и о тех, кто пострадал. Мы признаем мужество тех людей, которые стремились положить конец насилию, и тех, кто внес свой вклад в помощь выжившим и восстановление общин, в том числе посла США в Османской империи, Генри Моргентау, который стремился положить конец насилию, а затем привлек средства, чтобы помочь армянскому народу. Мы с глубоким уважением отмечаем стойкость армянского народа, многие представители которого начали новую жизнь в Соединенных Штатах и внесли свою лепту в нашу страну».

Трамп заверил: «…Мы также думаем о нашей приверженности делу обеспечения того, чтобы такие зверства не повторялись. Мы подчеркиваем важность признания болезненных элементов прошлого как необходимого шага к созданию более толерантного будущего».

Но тем не менее Дональд Трамп армянскую и околоармянскую политическую «тусовку» явно разочаровал. Заветного слова «геноцид» он не произнес, ограничившись «мец ехерн» — «большая резня». Хотя недели две назад конгрессмен Эд Ройс, известный своими связями с армянским лобби, увещевал президента: надо, мол, назвать эти события «геноцидом».

По совести говоря, все это уже давно напоминает «день сурка». В самом деле, в США (впрочем, не только в США, но это уже другая тема) существует давняя традиция обращений президента, губернатора штата или даже мэра города к представителям той или иной этноконфессиональной группы. Американцев еврейского происхождения поздравляют с Рош-ха-шана, мусульман — с Курбан байрамы или Ид-аль-Фитром.

С недавних пор президент США поздравляет своих сограждан с Новруз байрамы. В нескольких городах и округах США в календарь уже внесен и «азербайджанский день» — 28 мая, когда была провозглашена первая на Востоке демократическая парламентская республика.

Свой день есть и у американцев армянского происхождения. Правда, если в большинстве случаев президент или губернатор с какой-то датой поздравляет, то армянам выражают соболезнование — в связи с очередной годовщиной «армянской трагедии», «большой резни» и т.д. Строго говоря, «отметиться по дате» считают необходимым не только в США. С обращением к армянам выступил, к примеру, президент Франции Эммануэль Макрон. Но именно обращение хозяина Белого дома привлекает самое пристальное внимание. И готовиться к нему в армянских лоббистских структурах тоже начинают загодя.

С постоянством «дня сурка» начинается этакий «смотр сил». «Армянские комитеты», «федерации», «ассамблеи» и т.д. принимаются бомбардировать Капитолий и Белый дом письмами, обращениями и призывами назвать события 1915 года «геноцидом». Иногда удается инициировать «армянскую резолюцию» в Конгрессе со все тем же призывом — назвать события 1915 года «геноцидом».

Но… «сдвинуть» официальный Вашингтон не удается. Более того, вне зависимости от расклада сил на Капитолийском холме, не удается и довести до принятия «армянские резолюции». В результате после 24 апреля наступает 25-е, увядают протокольные венки, армянские лоббисты констатируют что-то вроде «сегодня не получилось, но ничего, попробуем на следующий год», а политологи рассуждают о том, что Белому дому не с руки накалять отношения с Турцией ради армянских интересов.

Подтекст тоже понятен. Как объясняют знающие люди, скажет ли президент США «мец ехерн» или же просто «армянская трагедия», оценит ли он число погибших в полтора миллиона или же ограничится теми цифрами, которые называют специалисты по истории Османской империи — все это слова и не более того. Другое дело — юридическая квалификация. Если имела место «резня», то через век в ней бессмысленно искать виноватых. Но если это «геноцид», то есть государственная политика уничтожения этнической группы, то тут уже, строят планы армянские стратеги, можно предъявить Турции требования материальных и, главное, «территориальных репараций». То бишь потребовать преподнести на блюдечке Армении те самые шесть восточноанатолийских вилайетов.

Только вот… эта хронология «дня сурка» слишком многое оставляет за кадром. И прежде всего, ответ на вопрос, как в действительности появилось «армянское лобби», каким образом оно доросло до своих нынешних масштабов и, самое главное, чьи интересы оно защищает.

Есть, конечно, официальная версия: мол, в США «этнический лоббизм» не считается чем-то постыдным и зазорным, а как раз наоборот, и вот армяне, такие патриотичные, организованные и сложенные, создали свое «лобби». А так как это — ах, как трагично и трогательно! — были в основном люди, бежавшие от «геноцида», то самым важным для них вопросом и стали события 1915 года.

Звучит, конечно, красиво. Жаль только, что в действительности все было не совсем так. Вернее, совсем не так. Механизм «армянского лобби» изначально был создан вовсе не армянами ввиду их особой «сплоченности», «патриотизма» и прочих красивостей. Он изначально был слеплен политиками, скажем так, «третьих стран» под свои геополитические планы. Другое дело, что армян было удобно выдвинуть на первый план в виде этаких «образцово-показательных жертв».

Вспомним: еще в начале ХХ века для пиар-поддержки планов дележа земель Османской империи вообще и создания в Восточной Анатолии «Западной Армении» в частности потребовался миф о «злых турках, которые режут и насилуют беззащитных армян» и о «беззащитных армянах», которых надо защитить всем миром или во всяком случае «всей Антантой».

Дальнейший ход событий тоже известен. В странах Антанты плодятся как грибы после дождя разного рода «комитеты помощи армянским беженцам», «друзья Армении» и т.д., которые создают необходимую «волну общественной поддержки». В самой Восточной Анатолии старательно раздувают страсти, подталкивая местных армянских политических дельцов к мятежу и резне мусульманского населения — мужчины на фронте, в деревнях остались старики, женщины и дети, сопротивление оказать некому…

Впрочем, не будем подробно пересказывать исторические события — во Всемирной сети предостаточно источников. Скажем только, что к моменту подписания Севрского договора вожделенная цель — «Западная Армения» на землях турецкой Восточной Анатолии — казалась вполне достижимой.

Но… победа сторонников Мустафы Кемаля паши, тогда еще не Ататюрка, в турецкой войне за независимость просто спутала карты. О Севрском договоре пришлось забыть и заново договариваться уже с республиканской Турцией о границах и режиме судоходства на Босфоре и Дарданеллах. А разного рода «комитеты помощи армянским беженцам», «союзы друзей Армении» и т.д…. нет, не самораспустились, но выпали из мейнстрима. Они просто перестали быть «неофициальной частью официальной дипломатии» — и все. И уж тем более не определяли тематику переговоров, где уже армянским интересам не было места.

Армянские активисты, конечно, попытались напомнить о себе, в том числе при помощи испытанного метода — террора. Новоявленные армянские «мстители» устраивают серию убийств бывших членов правительства младотурок и Азербайджанской Демократической Республики — резонанс обеспечен, политический риск нулевой. Но…не помогает. Армян уже сбросили с доски, как надоевшую игрушку. Была, конечно, предпринята попытка поддержать всю эту систему на плаву за счет пятипроцентной национальной дани. Но…

И вот тут начинается самое страшное. Ни в США с их традициями этнического лоббизма, ни во Франции с ее многочисленной и влиятельной армянской общиной не было заметно никакой пикировки, считать ли события 1915 года «резней». «мец ехерном», «геноцидом» или еще чем-нибудь. Не было и волны признаний событий 1915 года «геноцидом» в парламенте Уругвая или же городскими властями какого-нибудь заштатного местечка.

Да, в армянских церквях служили молебны, в семейных гостиных где-нибудь в Глендейле вешали на стену картину с изображением двуглавой снежной горы, но не более того. Тихо было и в СССР, в том числе в Армении. Тема «большой резни» не выходила за рамки армянской же «тусовки», а сама эта тусовка не входила в число самых влиятельных и обсуждаемых.

Но потом все меняется. В 1968 году далекий во всех смыслах Уругвай вдруг отвлекается от споров о футболе и ценах на говядину — местный парламент постановил, что события 1915 года в Османской империи были «геноцидом армян». Внезапно набирает силу «армянское лобби» в США, выступающее с теми же требованиями. Аналогичные процессы — во Франции, в Нидерландах, в других странах Европы. Армянские лоббистские структуры становятся невероятно активными и, главное, богатыми. Они жертвуют щедрые суммы в предвыборные фонды политиков, которые обещают продвинуть вопрос «геноцида».

И вот тут уже не получится не задать вопрос: с чего вдруг в армянской «тусовке» внезапно проснулся патриотизм и любовь к родине? И самое главное, откуда деньги? Да-да, те самые деньги на предвыборные взносы, на буклеты, на конференции по «геноциду» и памятные хачкары, где только можно и где нельзя? Пятипроцентная дань? Но, как бы это поделикатнее, каким образом армяне в разных концах мира, от Уругвая до Франции с заездом в США, внезапно разбогатели и еще вдруг озаботились местью за события полувековой давности?

А теперь — немного географии. Восточная Анатолия, где предполагалось слепить «Западную Армению» — это, если угодно, стратегическая точка. Да, земли здесь не особо плодородные, но именно этот горный узел — главное «естественное препятствие» на пути к Босфору и Дарданеллам. Лучшее место для создания христианского «форпоста» и расширения его территории, если кто не понял.

А вот тут надо бы отвлечься от темы. И вспомнить одну совершенно несущественную деталь: мечту «прорваться» к проливам Босфор и Дарданеллы в России лелеяли еще со времен Азовских походов Петра I. Свергали царя, к власти приходило Временное правительство, его сменяли большевики, но геополитические ориентиры оставались прежними. Правда, для того, чтобы объявить о них открыто, нужно было учитывать внешнюю обстановку.

Показательно, что еще на исходе Второй мировой войны Иосиф Сталин попытался поднять вопрос об «армянских вилайетах» в Турции, и даже для подготовки будущей войны «зачистил» стратегически важные регионы: Крым с главной базой Черноморского флота, удобные для сухопутного вторжения приграничные районы Грузии и Армении, депортировав в Казахстан и Сибирь крымских татар, турок-месхетинцев, азербайджанцев, северокавказских тюрок и вайнахов, но вступление Турции в НАТО заставило умерить пыл.

Но затем…

В Западной Сибири азербайджанец Фарман Салманов находит богатейшие месторождения нефти. Советская экономика получает второе дыхание. Нефть и газ экспортируются в страны Европы — и Восточной, и Западной. И, конечно же, львиная доля нефтедолларов закачивается в структуры военно-промышленного комплекса, что позволяет Кремлю вновь вспомнить о своих «державных мечтах». Где на первом месте Босфор и Дарданеллы.

Казалось бы, война со всем блоком НАТО в планы СССР не входит. Но… в 1962 году вспыхивает печально известный Карибский кризис. По понятной причине, в фокусе внимания находились события на острове Куба, где появились стартовые площадки для советских ракет. Только вот малоизвестно, что «предметом разборки» были не только советские ракеты на Кубе, но и американские — в Турции.

И в конце концов, когда большой ядерной войны не случилось, ракеты отводили обе стороны — и СССР, и США. Из чего в Москве сделали неожиданный вывод: если надавить посильнее, то от защиты Турции ее западные союзники могут и отказаться. Конечно, для такой операции требовалось пиар-обеспечение, но… к чему изобретать велосипед? Тем более что повод есть: в 1965 году будет как раз пятьдесят лет «резни армян в Турции».

А дальше события идут по сценарию. В 1964 году руководство Армении во главе с первым секретарем местного ЦК Яковом Заробяном не без подсказки пишет челобитную в Москву: надо, мол, организовать «мероприятия к 50-летию массовых погромов армян», в том числе опубликовать книги и статьи, подготовить радиопередачи и фильмы, построить мемориальный комплекс. К 1965 году открыть мемориал не успевают, но и массовое возложение цветов к памятнику пережившему «геноцид» композитору Комитасу никто и не думает пресекать. Уже на следующий год в Ереване начинается форменный общенациональный психоз на почве «геноцида», к которому подключаются московские газеты. На горе Цицернакаберд появляется мемориальный комплекс.

А «за кадром» советские нефтедоллары через подставные фирмы закачиваются в структуры «армянского лобби». Которые уже начинают вести с натовской Турцией «информационную войну». Под полным контролем КГБ оказывается «Дашнакцутюн», которая тут же объявляет о возвращении к «революционным традициям». В худших традициях геополитических игр начала ХХ века против Турции разворачивается кампания армянского террора…

А затем, в 1988 году, вся эта система была задействована уже против Азербайджана — в нагорно-карабахском конфликте. И обо всей этой закулисной анатомии «армянского лобби» лучше не забывать. Особенно если его действия нам пытаются выдать за «козни зловредного Запада, противостоять которым можно только в союзе с Россией».

ЭХО НА FACEBOOK: