За рубежом

Сработает ли в Йемене «чеченский вариант»?

А.ШАКУР

Сильные соперничающие государства нередко устраивают «пробу сил» на территории третьих стран — эту невеселую истину мир узнал еще во время первой холодной войны.

В эфире телеканала «Звезда» в очередной раз рассказали о том, как советские офицеры-зенитчики отметились в Египте и Вьетнаме, а уж о том, как «американцы вмешиваются во внутренние дела СССР во всем мире», можно почитать и в советской прессе, и в Рунете.

Но сегодня эти «технологии» активно берут на вооружение и региональные державы, в том числе Саудовская Аравия и Иран. Именно Эр-Рияд и Тегеран стоят за основными сторонами гражданской войны в Йемене: Саудовская Аравия во главе арабской коалиции поддерживает правительственные войска президента страны Мансура Хади, в то время как Иран — повстанцев-хуситов. Конфликт продолжается уже несколько лет, и пока что сторонам не удалось добиться резкого перелома в свою пользу. Но вот как долго будет продолжаться это «пока» — вопрос открытый. Особенно теперь, когда Саудовской Аравии, судя по всему, удалось «обезглавить» движение хуситов.

Во всяком случае, как передает РИА «Новости», глава Высшего политического совета Йемена и один из лидеров удерживающей власть группировки хуситов «Ансар Алла» Салех ас-Самад был убит при воздушном налете ВВС Саудовской Аравии. Об этом в специальном заявлении сообщил телеканал «Аль- Масира».

Выбор цели вполне объясним. Салех Али аль-Самад занимал пост председателя Высшего политического совета с августа 2016 года, с тех пор фактически руководил государством. В начале апреля он пообещал Саудовской Аравии «год, полный баллистических ракет». В самом деле, СМИ регулярно сообщают о перехвате ПВО королевства ракет, запущенных с территории Йемена все теми же хуситами.

На подконтрольной хуситам территории объявлен трехдневный траур. Место ас-Самада в руководстве исполнительной власти страны займет Махди аль-Машат. Духовный лидер движения «Ансар Алла», контролирующего северную часть Йемена, Абдель Малик аль-Хуси, пообещал наказать причастных к гибели главы Высшего политического совета. Он возложил ответственность за авианалет на США и Саудовскую Аравию.

И вот так это совпало: 22 года назад, 21 апреля 1996 года, в Чечне был убит Джохар Дудаев — первый президент самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия, лидер движения за ее независимость. Именно под его командованием воевали чеченские отряды во время первой войны на Кавказе уже в истории независимой России. До ликвидации Дудаев пережил три покушения, организованных российскими спецслужбами.

В первый раз снайпер промахнулся, при второй попытке убийства от взрыва заложенной на пути следования машины Дудаева мины автомобиль перевернулся, однако сам лидер чеченских сепаратистов не пострадал. Как рассказывали российские СМИ уже в 2011 году, весной 1996 года, когда после нескольких кровавых вылазок боевиков стало ясно, что запланированное ранее примирение с Дудаевым невозможно, начались поиски возможности его уничтожения. Тем более что и рейтинг Бориса Ельцина перед выборами «стремился к плинтусу», и Дудаев, по словам «источников», «налево и направо раздавал интервью московским и иностранным СМИ, унижал российских генералов».

Но последней каплей стало нападение боевиков на колонну 245-го мотострелкового полка в середине апреля 1996 года в Шатойском районе Чечни, под Ярыш-Марды. Тогда были убиты около 90 человек, 50 получили ранения. После этого Ельцин отдал приказ на устранение Дудаева. Вскоре спецслужбы начали пристальное наблюдение за селом Гехи-Чу, где Дудаев, по данным агентуры, до 21 апреля был три раза. Здесь он и был убит — авиационной высокоточной ракетой, наведенной на сигнал спутникового телефона. Преемником Дудаева стал Аслан Масхадов, тоже бывший генерал советской армии — он был убит в 2005 году. Каждая такая «ликвидация», по мнению экспертов, усиливала «разброд и шатания» в стане самих чеченских боевиков.

Эксперты весьма уклончиво отвечают на вопрос, сработает ли «чеченский вариант» на йеменском поле. Тем более с учетом такого факта: политический спектр чеченских боевиков был весьма пестрым, от «западников» вроде Ахмеда Закаева до убежденных исламистов типа Мовлади Удугова. Одни ориентировались на поддержку Запада, другие — исламистских кругов Залива.

Иное дело — хуситы, находящиеся под практически монопольным контролем Ирана. Официальные власти ИРИ даже не скрывают своей, скажем так, заинтересованности в процессе.

Так, на днях ситуацию в Йемене прокомментировал глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Он заявил в интервью CBS News, что США предоставляли оружие Йемену и были причастны к военными преступлениям. «Дайте я скажу президенту США Дональду Трампу, какая страна хочет предоставлять самолеты, которые разбомбят на кусочки детей Йемена, города Йемена? США не только предоставляют оружие, но и, по заявлениям министра обороны, даже принимают участие в совершении военных преступлений», — возмущался иранский дипломат.

Так Зариф прокомментировал слова американского президента Дональда Трампа, который во время обращения к России и Ирану до удара по Сирии 14 апреля сказал: «Какая страна хочет быть причастна к массовому убийству невинных мужчин, женщин и детей?» Говоря о химическом оружии, Зариф отметил, что Иран был жертвой его применения во время войны с Ираком, которая велась с 1980 до 1988 года, и добавил, что применение химоружия должно быть расследовано.

«У нас есть пакет документов, который называется «международное право». У нас есть Совет Безопасности ООН», — сказал Зариф. Он подчеркнул, что люди не должны «брать правосудие в свои руки, особенно если это касается политических интересов».

«Вот что интересно: США говорят, что они защищают международное право, против применения химического оружия, но с другой стороны, поддерживают нарушение других гуманитарных принципов. Важно, чтобы был один стандарт. Мы осуждаем использование химического оружия, и мы хотим проведения независимого международного расследования», — заметил глава иранского МИДа.

Зариф отметил, что химическое оружие в Сирии применяла оппозиция. «Всем предельно ясно, что оппозиция применила химическое оружие», — сказал министр иностранных дел Ирана

Понятно, что Сирия — это на сегодня самая горячая тема мировой политики. Интерес Ирана тоже понятен: здесь давно оказывали и оказывают поддержку Башару Асаду, а на его стороне сегодня воюют главным образом иранские «стражи революции». Другое дело, что в ИРИ готовы объединить Сирию и Йемен в этакий «единый фронт». А в этом случае Иран, скорее всего, подавит железной рукой малейшие проявления «разброда».

Другое дело, что для Саудовской Аравии Йемен — вопрос более чем чувствительный. Именно через него Ирану легче всего подорвать стабильность в самой Саудовской Аравии. Как уже рассказывалось в прессе, в том числе в нашей газете, в королевстве есть своя шиитская община — она составляет около 10% населения этой крупнейшей нефтяной монархии Аравийского полуострова. Политической власти у шиитов нет. Более того, в королевстве, где все рычаги власти (и нефтедоллары, разумеется) находятся в распоряжении верхушки клана Аль-Сауд, шииты, точно так же, как представители других бедуинских кланов, не могут не чувствовать себя обделенными.

Плюс ко всему государственной религией в королевстве является ваххабизм, и отношение к шиитам тут, мягко говоря, не самое благожелательное. Конечно, у Саудовской Аравии хватит сил и ресурсов для силового подавления их возможного бунта, но основная часть шиитов проживает в Восточной провинции, где находится большинство крупнейших запасов саудовской нефти и нефтяные промышленные объекты. Они по своей сути весьма уязвимы для диверсионной войны.

Плюс ко всему в Эр-Рияде понимают: то, что отношения лидеров шиитской общины с центральными властями складываются не лучшим образом, еще не самое опасное. Куда хуже, что использовать шиитскую общину в качестве инструмента по дестабилизации ситуации в королевстве может попытаться Иран. Тем более что подобного рода попытки уже предпринимались: еще в 1979 году участники знаменитого мятежа Джухеймана в Мекке требовали провозгласить в Хиджазе исламскую республику по образцу Ирана. Тегеран имел непосредственное отношение и к взрывам на американской военной базе «Дахран» в 1995 году.

Показательно что в Саудовской Аравии с немалым опасением относятся даже к прибывающим на хадж иранским паломникам — именно в расчете на них власти королевства запретили паломникам проводить политические демонстрации и привозить с собой политическую литературу.

Наконец, Иран — важный и близкий союзник России, где многие горячие головы мечтают «обрушить» стабильность в крупнейшей нефтяной монархии мира. Все это заставляет Эр-Рияд вести политику в Йемене по максимально жесткому сценарию. Вопрос в том, насколько результативным он окажется.

ЭХО НА FACEBOOK: