За рубежом

Серж Саргсян ушел. Станет ли его преемником Карен Карапетян?

НУРАНИ

Премьер- министр Армении Серж Саргсян подал в отставку со своего поста.

«Обращаюсь к вам в последний раз как глава государства. Никол Пашинян был прав. Я ошибся. В сложившейся ситуации, — цитирует заявление, размещенное на сайте теперь уже бывшего главы правительства Армении, РИА «Новости», — есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я оставляю должность руководителя нашей страны».

Как заверил Серж Азатович, он готов выполнить требования «уличного движения» и пожелал соотечественникам мира, гармонии и здравого смысла. Временно исполняющим обязанности премьер-министра назначен его первый зам, Карен Карапетян, ранее входивший в руководство российского «Газпрома». И пока Никол Пашинян проводит на площади «победный митинг», многие эксперты задают вполне логичный вопрос: что дальше?

Напомним: Саргсян уже отработал два срока на посту президента, но вот уходить из власти не желал. Что неудивительно: в Армении власть и сопряженные с ней коррупционные схемы — единственный по сути дела по-настоящему прибыльный бизнес. Правда, Серж Саргсян понимал и другое: со своей «нулевой» популярностью он при всей мобилизации «административного ресурса» вряд ли сможет продавить пересмотр конституции и свое переизбрание на третий срок. Серж Азатович задумал более хитрый маневр.

Он, по примеру Михеила Саакашвили, инициировал конституционную реформу, которая предусматривала передачу львиной доли полномочий от президента премьеру, обещал, что он не попытается пересаживаться в премьерское кресло, а затем передумал и провел себя на пост главы правительства. Но теперь, пробыв на посту премьера еще меньше, чем Майкл Флинн — в кресле советника по национальной безопасности Дональда Трампа, вынужден был не то чтобы совсем уж добровольно подать в отставку.

Напомним: ситуация в Армении накалялась уже давно. Но именно в минувшие выходные напряженность достигла пика: после похода по регионам лидер протестного движения Никол Пашинян привел своих сторонников в столицу Армении, где приступил к массовым акциям протеста, блокированию государственных учреждений и т.д. Причем требования были максималистскими: отставка Сержа Саргсяна.

В субботу, 21 апреля, была предпринята попытка разрешить ситуацию мирным путем. Серж Саргсян все же согласился на переговоры с Николом Пашиняном. Но диалога не получилось. Переговоры проходили в ереванском отеле «Марриотт».

Уже в самом начале встречи Саргсян заявил, что с трудом представляет, как можно вести переговоры в присутствии столь большого количества журналистов. Пашинян в ответ сказал, что, судя по всему, есть некоторое недоразумение, поскольку они здесь находятся только с целью обсуждения отставки Сержа Саргсяна, а не с целью вести переговоры. Тогда Серж Саргсян презрительно назвал шантажом слова Пашиняна, отметив, что он и его сторонники не осознают всю опасность ситуации, и трагические события 1 марта 2008 года ничему не научили их.

«В этих условиях мне остается только советовать действовать в рамках закона. Если нет, то вся дальнейшая ответственность ляжет на них», — предупредил Саргсян. Пашинян заявил, что никто не может говорить с ними на языке ультиматумов и угроз. По его словам, ситуация в Армении больше не та, что было 15-20 дней назад. «Власть в Армении перешла к народу», — заявил Пашинян.

Саргсян отпарировал: дескать, фракция, набравшая 7- 8% голосов избирателей на прошлых парламентских выборах, не имеет права говорить на языке ультиматумов. «Это не переговоры, не диалог. Это шантаж и ультиматум», — заявил Саргсян. После этого он резко встал и покинул зал.

Судя по всему, Серж Саргсян «отмечался» от того расклада сил, который имел место на парламентских выборах, где победителем объявили РПА. Но вот на улицах расклад сил стал уже другим. И Никол Пашинян, который верно углядел в самом факте переговоров если и не моральную капитуляцию, то во всяком случае отступление, и вполне предсказуемо решил «дожать».

Оставшись с журналистами, Пашинян призвал народ продолжить давление на власть до тех пор, пока чувство адекватной оценки ситуации у Саргсяна восстановится. «Нужно вдвое усилить сопротивление. И все это должно происходить ненасильственными методами. Угрозы Саргсяна не имеют правовых основ, ибо Конституция четко гласит, что полиция не имеет права и более того, обязана в рамках своих обязанностей содействовать акциям, если они носят мирный характер», — добавил Пашинян.

Тем не менее власть после провала переговоров перешла к силовым мерам. Тем более что время поджимало: позволить себе продолжение массовых акций протеста уже 24 апреля власть никак не могла.

Уже очень скоро генеральная прокуратура Армении распространила заявление, что депутаты Национального собрания Армении Никол Пашинян, Арарат Мирзоян и Сасун Микаелян задержаны по подозрению в организации несанкционированных акций протеста. О задержании депутатов в установленном законом порядке уведомлен председатель парламента Армении.

Перед этим прямо во время демонстрации полицейские уверенно «заломали» Пашиняна. Его сторонники попытались прорвать оцепление, полиция в ответ пустила в ход светошумовые гранаты. Затем акцию разогнали. Был подвергнут приводу еще один оппозиционный депутат, руководящий член партии «Гражданский договор» Сасун Микаелян, который после задержания Пашиняна обратился к участникам шествия с призывом не бояться и не расходиться. «Серж Саргсян выставил ультиматум нашей свободе», — заявил Микаелян. Был также подвергнут приводу депутат Арарат Мирзоян. И еще две сотни демонстрантов.

На этом фоне в Армении заговорили о введении чрезвычайного положения. Министр обороны Армении Виген Саркисян в ходе пресс-конференции заявил, что армия страны может «вовлечься во внутригосударственные процессы с определенными функциями», если будет введено чрезвычайное положение. «Я не говорю, что у правительства есть такой план, я просто объясняю процедуру»,- приводят слова министра российские информагентства. «Мое желание — и, я уверен, желание всех наших соотечественников — чтобы необходимости в ведении режима чрезвычайного положения не было ни сейчас, ни в дальнейшем»,- добавил господин Саркисян, заодно назвав акции протеста «незаконными».

А это уже было куда серьезнее, чем прежде. 1 марта 2008 года, чтобы подавить протесты против фальсификации вроде бы победных для Саргсяна выборов, в Ереван перебросили армейский спецназ. Но на сей раз все было иначе. Вместо ожидаемого «перепуга» демонстрации лишь набрали силу. В социальных сетях наперебой сообщали об отказах следователей возбуждать дела против демонстрантов. Но самое главное, стал сбываться самый страшный кошмар Сержа Саргсяна — на сторону протестующих начали переходить военнослужащие.

Возможно, этого следовало ожидать. И не только потому, что общественные настроения как минимум не чужды армии, которая тоже часть общества. Просто Серж Саргсян по понятным причинам не мог рассчитывать на поддержку «ереванцев», которые и в 2008 году продемонстрировали свое негативное отношение к Саргсяну.

Более того, он умудрился потерять поддержку и значительной части «карабахцев», в особенности после отставки Сейрана Оганяна. И в результате в молодежных протестных акциях заметили юношей в военной форме с шевронами миротворцев. Пресс-секретарь министра обороны Армении Арцрун Ованнисян на своей странице в Facebook еще накануне призывал не распространять ложную информацию об участии военнослужащих ВС Армении в протестных акциях.

Но затем тональность изменилась. Министерство обороны Армении строго осудило участие группы военнослужащих миротворческой бригады ВС Армении в акции протеста. «Действия данных военнослужащих не только рассматриваются как нарушение порядка нахождения в части, предусмотренного режимом несения дневной службы и отказ от выполнения их обязанностей посредством самовольного оставления воинской части, о чем полномочные правоохранительные органы были уведомлены в установленном законом порядке, но и как грубое нарушение ключевого принципа демократии о невмешательстве Вооруженных сил в политические процессы. Это должно волновать также организаторов мероприятия», — грозился генералитет.

Но не помогло. Уже через несколько часов Серж Саргсян подал в отставку. Фактическое руководство страной перешло к Карену Карапетяну. А он, напомним, входил в руководящую иерархию «Газпрома» и уж точно не является прозападным лидером.

Пока что Карен Вильгельмович, правда, назначен временным исполняющим обязанности, но вот насколько «временным» окажется это назначение — вопрос открытый. Тем более что еще до отставки Саргсяна именно Карен Карапетян обратился к генпрокуратуре с призывом отозвать ходатайство об аресте депутатов. Что уже заставляет задуматься, не к нему ли перешло руководство страной еще до формальной отставки Сержа Саргсяна.

Сдержанная реакция Кремля тоже дает здесь определенную пищу для размышлений. А Мария Захарова в Facebook уже выразилась весьма прозрачно: «Армения, Россия всегда с тобой!» Очевидно, что вряд ли РФ откажется от поддержки своего «последнего форпоста» на Южном Кавказе, и готовность пожертвовать такой фигурой, как Саргсян, мало что здесь меняет. Особенно на фоне тотальной зависимости Еревана от Москвы.

Так или иначе, внутриполитическая «перетряска» в Армении только началась, и пока еще оценивать ее возможные окончательные итоги можно только с изрядной долей допуска. Но в чем нет сомнений, так это в том, что по меньшей мере до окончания периода «подвешенной власти» в Армении в переговорном процессе наступит пауза. Но даже не то самое опасное.

Куда больший риск представляет собой другое: на политическом поле в Армении нет сегодня бесспорного лидера, который сможет эффективно сплотить вокруг себя общество. И любая новая власть будет вынуждена хотя бы на первом этапе пытаться набрать очки, в том числе и при помощи провокаций в Карабахе. Особенно если эта новая власть будет пользоваться покровительством РФ.

ЭХО НА FACEBOOK: