За рубежом, Эхо

Есть ли у Армении шансы справиться с дефицитом электроэнергии?

metsamor-plant-nuclear-nuke-yaderni-armeniaНУРАНИ

Далеко не все вложения и инвестиции окупаются «напрямую» — экономисты и предприниматели знают это лучше многих. Классический пример — реклама, которая «двигатель торговли», но сама по себе дохода не приносит.

В макроэкономическом, то есть, «общегосударственном», измерении это правило применимо к инфраструктуре и так называемым естественным монополиям: экономика не может существовать без дорог, электростанций, но вот далеко не всегда все это приносит конкретную прибыль. Хотя и требует денег на свое содержание. Хорошо, конечно, если все происходит в стране с сильной экономикой и платежеспособным обществом.

А как быть, если в стране платят за электроэнергию куриными яйцами? А содержать в порядке требуется не тарахтящий и кашляющий дымом дизельный «движок», а технику посерьезнее — например, АЭС?

Между тем именно такая ситуация сложилась в сегодняшней Армении с ее Мецаморской АЭС. Этот «ядерный объект» был построен здесь еще в советские годы. Так ли уж он был необходим с точки зрения экономики — вопрос открытый, а уж строить АЭС в сейсмоопасной зоне вообще было безумием, но в СССР с его Госпланом, Госснабом и «режимом наибольшего благоприятствования» для Армении вопрос удалось решить.

После Спитакского землетрясения 1988 года АЭС остановили, потом, на фоне энергетического кризиса, запустили вновь, и сегодня Мецамор представляет собой прямую и явную угрозу для всего региона. Исполняющий обязанности министра иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, принимая генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано, заявил об этом прямо.

Как отметил Мамедъяров, эта АЭС построена на основе устаревших «Чернобыльских технологий». Подчеркнув, что Мецаморская АЭС является источником серьезной угрозы с точки зрения контрабанды ядерных и радиоактивных веществ, Эльмар Мамедъяров также отметил важность принятия необходимых шагов со стороны МАГАТЭ в рамках концепции ядерной безопасности.

А тем временем неделю назад в рамках программы модернизации Мецаморской АЭС был остановлен ее четвертый турбогенератор. Как сообщала еще накануне этого пресс-служба Министерства энергетики Армении, с 1 июня будут остановлены реактор и третий турбогенератор. Планируется, что реактор второго энергоблока Армянской АЭС будет перезапущен 1 августа одновременно с четвертым турбогенератором. Третий турбогенератор будет задействован 1 декабря.

Станет ли расположенная в сейсмоопасной зоне и вблизи «спящего» вулкана Алагез, переименованного в «Арагац», атомная электростанция более безопасной — вопрос, по меньшей мере, открытый. Но вот в том, что Армения в результате может столкнуться с серьезным дефицитом электроэнергии, сомнений нет.

Тут нужна небольшая ретроспектива. В апреле 2015 года эксперты Всемирного банка предупреждали, что Армения уже через пять лет может столкнуться с дефицитом электроэнергии. Как заявляла тогда руководитель ереванского офиса Всемирного банка Лора Бейли на своей пресс-конференции, если не будут созданы дополнительные генерирующие мощности, с 2020 года Армения может ощутить существенный дефицит электроэнергии.

«Все наши стратегические исследования, которые мы провели с другими донорами и правительством Армении, свидетельствуют, что ближе к 2020 году энергетическая система Армении будет испытывать дефицит электроэнергии, и нужны новые мощности для покрытия этого дефицита. Из наших исследований становится ясно, что возобновляемой энергетики и новых источников производства электроэнергии не будет достаточно, чтобы заполнить этот пробел, и в 2020 году Армения будет нуждаться в производстве дополнительной электроэнергии мощностью примерно 500 МВт», — цитировал ее «Регнум».

Да тут еще Бибин, тогдашний глава «Электросетей Армении», на тот момент — стопроцентной «дочки» российской ИНТЕР РАО ЕЭС, предупредил: если не повысить тарифы за электроэнергию и не привести в порядок электрохозяйство, о бесперебойном снабжении электроэнергией лучше забыть и начать готовиться к веерным отключениям. Дальнейшие события тоже известны: в Армении решили все-таки повысить тарифы, в ответ грянул «электромайдан», то есть шумные молодежные протесты, решение о повышении тарифов было решено отменить, электросети спешно перепродали российскому олигарху армянского происхождения Самвелу Карапетяну…

Только вот новых серьезных генерирующих мощностей в Армении за это время не появилось. Здесь, конечно, с упоением говорят об альтернативной энергетике, но пока здесь куда больше планов, концепций и идей, чем реальных солнечных батарей или ветрогенераторов. Эксперты Всемирного банка рекомендуют увеличивать генерацию на топливных электростанциях. Для которых у Армении, напомним, нет своего сырья. И нет денег, чтобы нарастить мощности или хотя бы привести в порядок имеющиеся.

А это уже не просто проблемы с энергетикой. Это, если угодно, цена агрессии, но выраженная в киловаттах. Или в драмах за киловатт. Показательно, что Мамикон Бабаян на сайте «Вестника Кавказа» наконец решился произнести вслух то, что за пределами Армении и околоармянской тусовки уже было очевидно многим: «Уроки Карабаха: Армения больше потеряла, чем приобрела».

Как напомнил эксперт, «до распада СССР армянская экономика удовлетворяла свои сырьевые потребности за счет ввоза из союзных республик. Так, Азербайджан поставлял в Армению продукцию химической и топливной промышленности, машиностроения, овощи. Из Армении вывозилась в основном готовая продукция — станки, сельскохозяйственные машины, автомобили, одежда, посуда.

К концу 1980-х 70% объема производства Армении основывалось на ввозимой продукции. При этом вывозилось 60% произведенной продукции». Сегодня, когда в результате собственной агрессивной политики Армения оказалась изолированной от экономических и инфраструктурных проектов региона, все это имеет понятные результаты. Как предупреждает тот же Бабаян, «экономическая изоляция предопределила вынужденную деиндустриализацию Армении, которая не сумела сохранить многие промышленные производства.

По данным Института экономики РАН (Cоциально-экономическое развитие постсоветских стран: итоги двадцатилетия. М.: ИЭ РАН, 2012. 400 с.), после войны численность занятых в промышленности уменьшилась с 458 тыс. человек до 180 тыс. (в 2,5 раза)».

Судя по всему, в самом начале карабахской авантюры в Армении просто не задумались об экономической цене агрессии против Азербайджана, но теперь игнорировать эту сторону вопроса уже не получается.

ЭХО НА FACEBOOK: