За рубежом

Предрешена ли победа Реджепа Тайипа Эрдогана?

А.ШАКУР

Законодательство разных стран в отношении сроков полномочий на выборных должностях, сроков этих самых выборов и возможности проведения досрочных плебисцитов не совпадает. Президентов избирают и на четыре года, и на пять, и на семь.

В США, к примеру, законодательство досрочных выборов не предусматривает вообще: в случае смерти главы государства, его импичмента, то есть отрешения от должности, добровольной отставке или неспособности, например, по состоянию здоровья, исполнять свои обязанности, полномочия переходят к вице-президенту до конца срока. В случае смерти сенатора его преемника назначает губернатор штата, от которого тот был избран.

А вот в странах с парламентской демократией досрочные выборы — уже не форс-мажор. Не удалось создать коалицию, или рассыпалась уже существующая, не договорившись, к примеру, муниципалитеты или центральные власти должны оплачивать доставку мусора из города на свалку — и все, правительство уходит в отставку, новая коалиция не создана, парламент распущен, пожалуйте к урнам, господа избиратели.

Теперь досрочные выборы анонсированы в Турции. Предполагалось, что избирать президента и депутатов парламента граждане Турецкой Республики будут в 2019 году.

Но теперь президент Турции Реджеп Эрдоган объявил о намерении провести досрочные всеобщие выборы 24 июня — на год раньше запланированного.

Объясняя свое решение 18 апреля, он заявил, что Турции срочно необходимо перейти «на исполнительное президентство», и добавил, что принял решение провести выборы раньше времени после разговора с главой националистической партии МНР Девлетом Бахчели, который неожиданно выдвинул идею досрочных выборов еще 17 апреля. А вот депутатов парламента Девлет Бахчели предложил избирать 26 августа.

В тот же день в Турции еще на три месяца был продлен режим чрезвычайного положения, введенный в действие после попытки военного переворота 15 июля 2016 года.

Как того и следовало ожидать, ведущая оппозиционная сила — Народно-республиканская партия Турции (СНР) потребовала немедленной отмены режима ЧП в связи с назначением досрочных выборов, о чем заявил заместитель председателя партии Бюлент Тезджан.

«Давайте, вперед, наша партия готова к досрочным выборам. Но у вас нет права вести народ к несправедливым выборам в режиме ЧП», — заявил Тезджан журналистам, добавив, что «на заседании парламента предложение о его продлении должно быть отклонено».

Однако вице-премьер Турции Бекир Боздаг, выступая на «круглом столе» в агентстве Anadolu, заявил, что проведение досрочных президентских и парламентских выборов в Турции в условиях режима чрезвычайного положения не окажет на них негативного влияния. После чего добавил, что 24 июня в истории Турции начнется новый период.

«Решение о проведении досрочных выборов в Турции стало шагом, который позволил нарушить планы антитурецких сил», — отметил Боздаг. «Если система изменилась, то мы должны продолжить путь с новой системой», — подчеркнул он. «Никто не заинтересован в затягивании перехода на новую форму правления», — указал вице-премьер.

Здесь нужно пояснение. В 2017 году Эрдогану и его сторонникам удалось завершить процедуру внесения в конституцию Турции таких изменений, которые превращали ее из парламентской республики в президентскую, причем глава государства отныне не только избирался уже не парламентом, а напрямую, но и получал несравнимо большие полномочия.

Вступить в силу эти изменения должны были как раз после намеченных на 2019 год выборов. Но теперь Эрдоган и его «команда» решили поторопить события.

Многие эксперты уверены: перенос сроков выборов — это явный признак обеспокоенности, царящей в окружении Эрдогана. Здесь, похоже, сомневаются, что выборы в 2019 году закончатся, как это было прежде, разгромным поражением оппозиции.

В самом деле, в том, что «золотой век» АКР уже миновал, сомнений не осталось. В 2003 году Реджепу Тайипу Эрдогану удалось совершить свой «прорыв во власть», и в прямом, и в переносном смысле сплотив под своими знаменами весьма разнородные силы.

В первую очередь это, конечно, были те, кто прежде голосовал за основанную еще Наджмеддином Эрбаканом клерикальную «Рефах», а позже — «Фазилят», но не только. Эрдоган позиционировал себя уже не как клерикал, а как умеренный консерватор, обещал «завести» Турцию в ЕС, вернуть стране былое величие и т.д. Затем несомненные успехи в экономике позволили ему заметно укрепить свое положение. Но теперь ситуация уже иная.

Заметно «продвинуть» отношения с ЕС Эрдогану не удалось — притом что под флагом «европейской» мечты в Турции проводили и не самые популярные реформы. Первоначальный взлет авторитета Турции на «арабской улице» теперь в прошлом.

Новые власти Египта в лице генерала ас-Сиси, в отличие от «братьев-мусульман» Мурси, не скрывают своей неприязни к Эрдогану. В первые годы своего правления АКР вроде бы удалось «растопить лед» в отношениях с Сирией, но сегодня Эрдоган открыто выступает за отстранение Башара Асада от должности, а РКК и ее сторонники заключают союз с проасадовскими силами.

Наконец, на глазах «крошится» электорат самого Эрдогана. Неудавшийся мятеж Гюлена и его сторонников дает здесь изрядную пищу для размышлений. Как заявил министр обороны страны Нуреттин Джаникли, из рядов вооруженных сил (ВС) Турции по подозрению в причастности к организации оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (FETO)х будут уволены около трех тысяч военных.

«Мы проделали очень кропотливую работу по выявлению членов FETO. В частности, мы обнаружили около трех тысяч тайных членов этой структуры в ВС Турции. В ближайшие дни через постановления, имеющие силу закона (КНК), они будут выведены из состава ВС», — сказал Джаникли.

Доходит до смешного: Хайри Угур, глава Средиземноморского союза экспортеров готовой одежды, после путча в июле 2016 года признался своей супруге Хепшен, что он сторонник организации, которую турецкие власти подозревают в подготовке мятежа, и добавил, что, если его арестуют по обвинению в терроризме, семья потеряет все состояние. При этом у семьи было о чем беспокоиться: за 29 лет брака они смогли накопить около 200 миллионов турецких лир (49 миллионов долларов).

Получив развод, мужчина перевез Хепшен и двоих детей в Орландо (штат Флорида, США), а затем…вернулся в Турцию, где женился на любовнице. Теперь, когда афера раскрылась, бывшая супруга подала иск, обвинив Угура в мошенничестве, злоупотреблении доверием и прекращении брака посредством обмана.

Но если серьезно, то в который уже раз напомним: сторонники Гюлена и члены его «сети» с самого начала были важной частью «электорального базиса» АКР. Именно за их счет Эрдоган пытался разбавить традиционное кемалистское «ядро» турецкой армии. Но вряд ли ждал, что «гюленисты» и в прямом, и в переносном смысле повернут оружие против него.

Тогда же, в 2016 году, Эрдогана против «гюленистов» поддержали не только и не столько его сторонники из АКР, сколько либералы и кемалисты. Но вот рассчитывать на их голоса на выборах, неважно, в 2018 или 2019 году, Эрдоган уже не сможет. АКР покинули и многие его прежние сторонники, такие, как Абдулла Гюль и Ахмет Давутоглу, и они тоже увели с собой часть электората.

И если недавний плебисцит Эрдоган выиграл, получив 52% голосов, то теперь даже при досрочном голосовании цифра может оказаться уже другой.

Наконец, эксперты напоминают и о другом: Реджепу Тайипу Эрдогану удалось до предела накалить отношения не только с ЕС, но и с США — Вашингтон вряд ли в восторге от демонстративной дружбы Эрдогана с Москвой. Подобные «маневры» сходили с рук еще недавно, но не сегодня, на фоне столь отчетливого и резкого роста напряженности. Формально пикировка идет вокруг намерения Анкары приобрести российские ЗРК С-400 «Триумф».

Помощник госсекретаря США Уэс Митчелл, выступая перед палатой представителей конгресса США, заявил, что Турция может попасть под санкции в случае покупки у России ЗРК С-400. «Анкара утверждает, что она согласилась на покупку российских ракетных систем С-400, что потенциально может привести к санкциям по статье 231 CAATSA и негативно повлиять на участие Турции в программе F-35», — цитирует его РИА «Новости».

Эта тема обсуждалась и в ходе визита в Анкару генсека НАТО Йенса Столтенберга, которому, по сведениям Haber 7, в Анкаре весьма жестко заявили, что считают недопустимой ситуацию, когда один член НАТО вводит санкции против другого члена НАТО, и напомнили, что Турция ведет с США переговоры о ЗРК Patriot.

Такое маневрирование, с одной стороны, позволяет Эрдогану играть на антиамериканских настроениях в собственной стране. Но, с другой, вряд ли вызывает восторги в Вашингтоне, где тоже могут действовать на внутритурецком поле.

ЭХО НА FACEBOOK: