За рубежом

«Россия не причастна к скандалу вокруг Скрипаля»

Л.МУСТАФАЕВ

В Баку представители российской организации «Русские репортеры» провели семинары-тренинги в рамках международного проекта «Школа реальной журналистики».

Проект реализуется при поддержке Фонда президентских грантов, фонда «Русский мир», Федерального агентства по делам СНГ, Русского художественного союза, Информационного агентства «ИТАР-ТАСС», Издательского дома «Комсомольская правда».

Задача проекта — помочь молодым коллегам научиться делать журналистику высокого уровня в любом формате, будь то текст, видео или фото. Проект стартовал в Казахстане, будет продолжен в апреле в Бишкеке и Душанбе, затем в остальных постсоветских странах.

Тренерами в Баку выступили генеральный директор организации «Русские репортеры» Дмитрий Михайлин, главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин, заместитель главного редактора издательского дома «Комсомольская правда» Олеся Носова, фоторедактор журнала «Русский репортер» Валерий Дзялошинский.

Дмитрий Михайлин ответил на вопросы Echo.az.

ИНТЕРВЬЮ

— Сначала о вашем проекте «Школа реальной журналистики» — когда и в какой форме подведете его итоги?

— Это не разовое мероприятие, а целая система дополнительного профессионального образования для русскоязычных журналистов. Лучших участников наших семинаров в странах бывшего СССР мы в ноябре 2018 года пригласим в Москву на недельный суперинтенсив с участием ведущих российских журналистов. Одновременно пройдет конкурс журналистских работ на русском языке в текстовом, видео- или фото-формате под названием «Созидатель». В его рамках мы попросим наших коллег рассказать о людях, которые реально что-то делают — неважно, в какой сфере, главное, чтобы это было полезно другим людям. Главные призы этого конкурса — поездки по самым интересным местам России.

— Что вы думаете в связи с вселенским скандалом вокруг отравления бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля?

— По поводу отравления Скрипаля в Англии — я думаю, что в Федеральной службе безопасности и Службе внешней разведки России не идиоты работают. Их сотрудники не стали бы травить человека очевидными методами на территории другого государства. Я считаю, что Скрипаля использовали как исходный материал для того, чтобы Великобритания могла усугубить свои отношения с Россией.

Зачем это им надо — я не очень-то понимаю, считаю, что его использовали как исходный материал. Эти люди (работники спецслужб России, перешедшие на сторону Запада — Авт.) никому не нужны — зачем их убивать, совершенно не понятно. Они, что называется, расходный материал в качестве провокаций. Но этого не сделала бы Россия как государство — я не знаю, кто это сделал, и никто этого не знает. Просто англичанам это отравление выгодно использовать против России, и они пытаются это делать.

— Читаешь новости, и кажется, что мы уже накануне третьей мировой…

— Войны не будет по одной простой причине — эту причину президент России Владимир Путин выразил в последнем послании Федеральному собранию. Он рассказал о сверхновом российском оружии, которое делает бессмысленной систему противоракетной обороны (ПРО) НАТО. Это и есть гарантия того, что третьей мировой войны не будет. А вообще-то, да — у меня тоже есть ощущение, что планета сошла с ума. И только мы здесь пытаемся держаться в рамках здравого смысла — я имею в виду Россию, Казахстан, Азербайджан, Беларусь и несколько других стран. Они пытаются противостоять этому хаосу, что ли…

— Объявлением о сверхновом российском оружии Путин положил начало новому витку гонки вооружений. Ведь Запад теперь не будет сидеть, сложа руки, будет искать «противоядие» против новых российских разработок…

— Не будет никакой гонки вооружений. В том-то и дело, что это сверхновое оружие ставит точку в гонке вооружений — потому что дальше что-то делать бессмысленно. И нам бессмысленно, и США бессмысленно. Мы свои аргументы нашли. Мы же это оружие создали не потому, что нам хочется быть самыми крутыми, а потому, что территория России со всех сторон окружена базами ПРО. Пусть никого не смущает это название, ибо это не только оборонительное оружие. ПРО — это еще и наступательное оружие: его ракеты сбивают не только ракеты противника, но и цели на земле бьют. Потому, находясь в таком окружении, у России не было других вариантов, как только придумать оружие, которое делает эту систему ПРО бессмысленной, и вот мы его придумали — слава Богу.

— На моих глазах на протяжении каких-то 5-10 лет произошла трансформация многих либеральных изданий России. Они отказались от оппозиции к президенту Владимиру Путину, поддержки северокавказских сепаратистов и благополучно превратились в рупор официального Кремля…

— Изменился рынок. Если раньше рынок СМИ был большим, и рекламный рынок был большим, и на нем денег хватало всем, то с момента кризиса, начиная с 2008 года, то есть уже 10 лет, рекламный рынок неуклонно падает. И у независимых СМИ все меньше шансов сохраниться — это с одной стороны, а с другой стороны, конечно, изменилось отношение общества к тому, что происходит в стране.

Во-первых, люди стали гораздо более патриотичными — это правда. Во-вторых, люди видят несправедливость, которая происходит по отношении к России и это естественная реакция, справедливость как бы не усиливается, а, наоборот. Путин показал, что он эффективный президент. Его любят в России не потому, что так положено или так приказано. Его любят потому, что видят реальный результат его деятельности.

— А Алексея Навального, политика и общественного деятеля, получившего известность своими расследованиями о коррупции в России, так и не допустили на президентские выборы. Кстати, он сейчас на свободе?

— По поводу Навального я ничего не могу сказать. Я не Верховный суд России. Но я знаю, что судимый человек по конституции России не может быть кандидатом в президенты России. Да, Навальный сейчас на свободе, но он имеет судимость и не мог быть кандидатом в президенты России.

— Лет этак 15 назад в «Комсомольской правде» прочел заметку о том, что, мол, лет через пять начнем собирать СССР. Как нынче идет этот процесс?

— Насчет воссоздания Советского Союза… Судя по Украине, этот процесс идет не очень хорошо, мягко говоря. Это с одной стороны. С другой стороны, никто перед собой не ставит такой цели. Если естественным образом мы решим объединиться, то все народы это будут приветствовать. Очень мало людей я встречал во всех странах, которые не хотели бы снова объединиться. Я не знаю, на каких условиях объединение будет происходить — но постепенно это происходит, есть таможенный союз — Азербайджан, по-моему, в него не входит. Этот союз уже приносит свои результаты.

Заключены всякие договоры (в рамках СНГ — Атв.), о коллективной безопасности, которые тоже приносят свои плоды, со многими странами СНГ мы сотрудничаем по массе всяких направлений. Собственно говоря, наш проект «Школа реальной журналистики» не государственный, он общественный, и тоже направлен на интеграцию людей.

Мы до сих пор видим, что люди (в постсоветских странах — Авт.) не просто говорят по-русски, но и учатся на русских отделениях, дабы профессионально овладеть русским языком. Журналисты учатся, чтобы писать по-русски, говорить по-русски. Мне кажется, это важно, потому что русский язык объединяет, и этот объединяющий фактор надо всячески развивать.

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...