Точка зрения, Эхо

Уроки чтения лозунгов со стадиона «Мехсул»

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Есть такая мошенническая схема, или, если угодно, «разводка», которую еще недавно активно использовали в сфере шоу-бизнеса: на афише аршинными буквами пишут имена «раскрученных» эстрадных «звезд» первой величины, а снизу мелким шрифтом добавляют «группа пародистов» или «шоу двойников».

Зритель, не особенно внимательный, в этом случае понимал, что его банально обвели вокруг пальца, уже сидя в зрительном зале, когда нести билет обратно в кассу было поздновато.

Бывало, что выпускали на сцену заведомую, пардон, «халтуру» под названием, напоминающим популярные и известные группы: «Черивни гитары» вместо «Червоны гитары», «Шестеро молодых» вместо «Семеро молодых» и т.д.

Бесчисленное количество уловок существует в мире коммерческой рекламы, где при помощи броских слоганов заставляют потенциального потребителя раскошелиться на нечто такое, за что этот самый потребитель без разнообразных «рекламных технологий» и в прямом, и в переносном смысле не дал бы ломаного гроша.

Но при всей потенциальной опасности такого рода «разводок» рискует в них человек в лучшем, вернее, в худшем случае деньгами. Куда опаснее, что похожие схемы применяются и в политике, где потребителю, то бишь избирателю, пытаются «продать» нечто не сказать чтобы сильно привлекательное, но зато под броской лозунговой «оберткой».

И вот тут уже «цена вопроса» куда больше, чем пара часов, потраченных на неинтересное шоу, или даже телевизор, который перестал работать еще до того, как за него выплатили кредит.

В Баку в самом разгаре президентская предвыборная кампания. В телеэфире — дебаты кандидатов и их доверенных лиц. Правда, радикальная оппозиция в лице «Нацсовета» от участия в выборах и всех легальных механизмов агитации предпочла самоустраниться, призвав к бойкоту этих самых выборов.

Что, впрочем, не мешает «Национальному совету» в русле предвыборной кампании регулярно проводить митинги на стадионе «Мехсул» в Ясамальском районе Баку. Очередной такой митинг состоялся 31 марта, в годовщину мартовской резни, на все том же стадионе. Сама акция вышла, правда, жидковатой: по данным полиции, собралось на него около полутора тысяч человек, сами организаторы утверждают, что на самом деле было в несколько раз больше, но появившиеся в прессе фотографии митинга «с птичьего полета» скорее подтверждают версию властей.

Да и в оппозиционных структурах признают: времена, когда оппозиция собирала на площади Азадлыг полумиллионные митинги, безвозвратно улетучились. Теперь приходится довольствоваться малым.

Понятно, что, как и положено оппозиции, ораторы на митинге много рассуждают о социальном неравенстве, обещают бороться с коррупцией и т.д. Другое дело — вопрос, куда они собираются вести страну, если завтра окажутся у власти.

Строго говоря, малочисленные митинги на стадионе «Мехсул» надежд на приход к власти этих сил, по крайней мере, в короткой перспективе, как бы это помягче, не подтверждают. Но если на оппозиционном фланге продолжается активность, если там проводят митинги и выступают с громкими декларациями, то вряд ли просто из желания провести флеш-моб с политическим оттенком.

Конечно, между предвыборными обещаниями и реальной политикой есть некий «люфт», можно порассуждать, что митинг — не самое подходящее место, чтобы детально раскрывать свою политическую программу, но вот общее, если угодно, стратегическое направление обозначить можно и нужно. Является ли та или иная партия «правой», «левой», «центристской», выступает ли она за социальные гарантии или жесткую финансовую дисциплину — все это должно быть понятно потенциальному электорату еще на «предварительной» стадии. За «кота в мешке» в современном мире голосовать не принято.

Впрочем, до таких «мелочей», как внятная социальная и экономическая программа, радикальная оппозиция не снисходит. Здесь все заменяется громкой псевдосоциальной демагогией. Стратегическое направление, правда, обозначают. Ведущие силы «Нацсовета», прежде всего ПНФА и «Мусават», позиционируют себя как прозападные силы и сторонники светской европейской демократии.

На митингах рядом с азербайджанским триколором мелькают флаги Евросоюза. Как бы подтвердить это должны и регулярные апелляции к западным же институтам по поводу «защиты прав человека» и т.д. Правда, в отличие от Киева осени 2013 года, западные дипломаты не спешат раздавать здесь булочки, но вот со стороны самого «Национального совета» месседж вполне «читаемый».

Не будем иронизировать, кому в первую очередь этот «месседж» адресован: азербайджанскому электорату или же Западу, от которого ждут поддержки вообще и хитрых «оранжевых технологий», в частности.

Важно другое. Просто у многих есть сомнения, что простая схема «вот поддержите нас — и уже завтра Европа нас поддержит, а послезавтра мы сами будем жить, как в Европе» сработает. Прежде всего, как показывают митинги на стадионе «Мехсул», да и не только митинги на этом стадионе, в рядах оппозиции не заметно персон, которые имеют необходимый управленческий опыт для того, чтобы «уже завтра сделать, как в Европе».

И если учесть, что оппозиция раз за разом игнорирует муниципальные выборы, где этого самого опыта проще всего набраться, вряд ли ситуация в ближайшее время изменится. Нет гарантий и с политической поддержкой Запада не отдельных сил на азербайджанском поле, а Азербайджана как страны в случае победы этих сил.

Во-первых, есть пример Турции, которой не удается вступить в ЕС после полувекового ожидания. Во-вторых, есть печальный опыт ранних девяностых: в мае 1992 года у власти в Азербайджане оказался Народный фронт, а в октябре того же года в США была принята печально известная 907-я поправка к Акту о поддержке свободы.

Нормализация отношений Баку и Вашингтона пришлась уже на время президентства Гейдара Алиева. Так что не стоит думать, что стоит только в Азербайджане реализовать нечто, напоминающее «цветную революцию», как все антиазербайджанские силы, от армянского лобби до групп влияния, спонсируемых «Газпромом», тут же «свернут активность». Да и тот факт, что о демократии в Азербайджане радеют больше всего персоны, связанные со все теми же армянским лобби или же с «газпромовскими» интересами (вроде немецких левых политиков типа Штрассера), тоже наводит на размышления.

Но самое главное, недавние массовые акции оппозиции (если, конечно, число участников позволяет именовать их массовыми) ставят еще один вопрос. Митинг на стадионе «Мехсул» был, если можно так выразиться, «коалиционным». В этой акции, как подтверждают и проправительственные, и «нейтральные», и оппозиционные источники, приняли участие активисты «Народного фронта Азербайджана», партий «Мусават» и «Халг», движений NIDA, а также ряда прооппозиционных неправительственных и молодежных организаций. В то же время среди его участников не было, к примеру, движения ReAl, еще недавно — верного союзника ПНФА и «Мусават». Но зато заявлен Союз мусульман.

А вот тут уже непонятно. И явно требуется разъяснение. Если некие политические силы вступают в некую коалицию, это означает, что они пришли между собой к соглашению, по крайней мере, по самым основным вопросам. Достаточно вспомнить долгие и изнурительные коалиционные переговоры в той же ФРГ после выборов в бундестаг: сформировать правительство там удалось только после многомесячных консультаций и лишь со второй попытки. И если Нацсовет поднимает на своих митингах европейский триколор и это должно означать, что здесь играют по «европейским» правилам, то…получается, что ПНФА, «Мусават», NIDA и т.д. достигли соглашения с Союзом мусульман.

А вот это, простите, как? Если кто не понял или не в курсе, Союз мусульман выступает за устройство общества в Азербайджане по «исламской» модели, то есть по типу нынешнего Ирана, причем в прочтении консерваторов, а не реформаторов. К сторонникам светской европейской демократии активисты этого движения точно не относятся.

И как все это понимать? Куда собираются вести страну лидеры митинга на стадионе «Мехсул» — в Европу или в Иран? Если не ошибаюсь, то Европа — это, условно говоря, «налево», а вот Иран — «направо». Одновременно двигаться в этих направлениях не получится. Так где зашифрована настоящая информация о «генеральном курсе», выбранном митинговой коалицией — во флагах Евросоюза или в реальном составе участников митинга? И если так, то можно ли верить и всем остальным лозунгам — насчет борьбы с коррупцией, бедности, «произвола олигархов», демократии, прав человека и прочих «конфеток»?

Плюс ко всему в не таком уж давнем прошлом можно найти сколько угодно примеров, чем заканчиваются союзы с подобными силами. Лет шесть назад, зимой-весной 2013 года, Франция проводила операцию «Сервал» по подавлению исламистского мятежа в Мали. Тогда, напомним, мятеж в Мали подняли туареги. Движение за создание собственного государства — Азавад — существовало и существует в их среде не один десяток лет. До прихода белых колонизаторов именно туареги контролировали в Африке транссахарскую торговлю, создали несколько собственных государственных образований и дольше других оказывали сопротивление колонизации. Затем, когда колониальные империи начали рушиться, туареги своего государства обратно не получили и вновь взялись за оружие.

По понятным причинам, в Азербайджане мало кто испытывает розовые иллюзии по поводу местного сепаратизма, но все же на фоне разговоров, что границы государств в Африке «нарезаны» без учета местной истории и этнической картины, под влиянием независимости Южного Судана, Косова, Эритреи и т.д., у туарегов мог быть шанс. Но их лидеры совершили роковую ошибку, заключив союз с исламистами. Последние, пользуясь финансовой и «оружейной» подпиткой из-за рубежа, очень быстро заняли лидирующие позиции.

Результат оказался катастрофическим во всех смыслах. Радикальные исламисты нанесли невосполнимый урон мусульманскому же культурному наследию Африки. В легендарном городе Тимбукту исламисты разрушили мавзолеи мусульманских святых — их сочли «идолопоклонничеством».

Была сожжена библиотека древних рукописей. Часть манускриптов удалось спасти, попрятав по домам, но потеря даже одного такого документа — это уже слишком много. Наконец, само по себе движение туарегов за независимость оказалось скомпрометировано, не говоря о том, что именно лидирующие позиции исламистов стали причиной вмешательства в события Франции.

Еще раньше был не менее поучительный пример Чечни. В Москве по понятным причинам не любят об этом говорить вслух, но первую чеченскую войну Кремль проиграл, и был вынужден подписать те самые Хасавюртские соглашения, которые все же давали сторонникам «свободной Ичкерии» шанс на строительство собственного государства.

И как бы часто ни звучали выражения в стиле «история не терпит сослагательного наклонения», если бы в Грозном была построена привлекательная модель собственного государства, вполне возможно, события на Северном Кавказе получили бы иное развитие.

Но тогдашние лидеры Чечни тоже совершили роковую ошибку, попытавшись заручиться — и заручившись — поддержкой исламистов. Убийства сотрудников западных гуманитарных миссий, расстрелы на улицах Грозного «за аморальное поведение», наконец, волна террора, который исламисты так же, как и армянские националисты, считали и считают вполне допустимым методом борьбы — все это и привело в конце концов ко второй чеченской войне.

И вот тут уже не получится не озвучить совсем уж неудобный вопрос: может, если немного «поскрести» эти самые флаги Евросоюза на стадионе «Мехсул», под ними обнаружатся те же знамена с религиозными лозунгами, которыми еще недавно был расцвечен Нардаран?

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...