Точка зрения, Эхо

Бако Саакян, дворцовая стража и «эскадроны смерти»

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Возможно, многих занимал этот вопрос: слова «швейцар» и «Швейцария» так похожи случайно или же тут есть некая связь? Историки посмеиваются: швейцарцы весьма охотно нанимались в дворцовую стражу по всей Европе. Папу Римского до сих пор охраняют швейцарские гвардейцы.

Европейские сюзерены руководствовались простой логикой: дворцовую стражу лучше набирать из «чужаков», чтобы те не вошли в союз с местными влиятельными кланами и не совершили в их поддержку дворцового переворота. Насколько эта гарантия действенная, можно поспорить, но исторический опыт — вещь упрямая.

Теми же соображениями руководствовались и турецкие султаны, которые предпочитали формировать свою дворцовую стражу и личную охрану из янычар, то есть новообращенных в ислам — те отличались невиданной преданностью лично султану и еще не были никоим образом связаны с местными влиятельными семьями и кланами.

Затем, уже в ХХ веке, этот опыт, но уже не в дворцовых интерьерах, возьмут на вооружение латиноамериканские диктатуры, которым понадобятся для расправ с неугодными этакие неофициальные вооруженные формирования — печально знаменитые «эскадроны смерти».

Их тоже предпочитали формировать из наемников — чтобы те, не приведи Господь, не задумались о переменах в собственной стране и не вошли в союз с кем-то из местных влиятельных персон. «Лейб-гвардия» выродилась в банду.

Но бывает, когда в роли таких вот карательных «эскадронов смерти» выступает целая страна. Именно такая роль с самого начала отводилась на Южном Кавказе Армении.

В самом деле, у любой страны могут и должны быть свои союзники. Они могут быть «историческими» или «новыми, но весьма перспективными», союз с ними может базироваться на идеологии, экономике, геополитике… Армению тоже часто называют «историческим союзником России».

Только вот это не совсем правильно. Армения — не союзник, а форпост. Точнее, форпост, искусственно созданный Россией на землях азербайджанского Эриванского ханства, откуда планомерно выдавливали коренное азербайджанское население, а на его место заселяли армян из Ирана и Османской империи.

Конечно, на Южном Кавказе у Москвы были и другие сателлиты. Здесь располагалась христианская Грузия. Поддержать Москву были готовы и азербайджанские ханы, особенно после расправ с теми, кто против такого союза выступал. Но это были местные политики, со своей многовековой историей, начавшейся задолго до того, как «такой-то царь, в такой-то год вручал России свой народ», своими историческими связями, памятью, корнями и предпочтениями. А армяне, пришлые и обласканные, демонстрировали совершенно другой уровень преданности — так же, как наемники из «эскадронов смерти».

Порой эта преданность давала сбой, но на такие «временные трудности» в России предпочитали не обращать внимания.

И эти политические механизмы приобретают особую ценность сегодня, на фоне очередного всплеска интереса к «интеграционным темам».

Здесь не обойтись без небольшой исторической ретроспективы. Слово «референдум» еще недавно вызывало у поборников «чистой демократии» благоговейный трепет. По умолчанию считалось, что принятое таким путем решение просто обязано быть демократичным, легитимным, цивилизованным, служить идеалам гражданского общества и способствовать укреплению прав человека. Восторгов поубавилось в марте 2014 года, когда в оккупированном Россией украинском Крыму прошел фейковый «референдум», при помощи которого Москва пыталась придать легитимность захвату чужой территории. После этого в мире впервые ошарашенно заговорили о том, что, оказывается, избирательные урны и бюллетени тоже могут быть частью сценария агрессии и аннексии чужой территории.

Но весь вопрос в том, что крымский фейковый «референдум» был далеко не первым такого рода прецедентом. Еще в декабре 1989 года нечто подобное пытались организовать армянские агрессоры в Нагорном Карабахе — правда, произвести впечатление им удалось только на самих себя. Но вот 17 марта 1991 года случилось «избирательное шулерство» помасштабнее: в СССР прошел первый и последний общесоюзный референдум, в ходе которого избирателям предлагалось ответить на вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Честно говоря, для того, чтобы распознать здесь жульничество, не нужно быть специалистом высокой, редкой и узкой квалификации. Еще до старта голосования социологи предупреждали: в один вопрос «забили» слишком много тем: тут тебе и сохранение Союза, и его обновление, и федерация, и равноправие и суверенитет республик, и еще «конфетка» в виде гарантии прав и свобод человека любой национальности, — и при этом не дали реальной альтернативы в виде независимости республик или хотя бы превращения СССР из федерации в конфедерацию…

Понятно, что вряд ли таким образом Кремль рассчитывал «посоветоваться с народом». До таких высот горбачевская демократия, понятное дело, не доходила. Требовалось другое — «народный мандат» для того, чтобы доблестно топить в крови национально-освободительное движение в непокорных республиках. К этому моменту уже были карательные акции в Баку в декабре 1988 года, в Тбилиси — в апреле 1989-го еще раз в Баку, по уже куда более жестокому сценарию, с огнем на поражение по окнам жилых домов, автобусам и машинам «скорой помощи» и более чем сотней погибших — 20 января 1990 года, затем в Вильнюсе и Риге — в январе 1991 года.

Но реакция на них была такой, что в Кремле отдавали себе отчет: тут нужно «железобетонное» оправдание. Каковым и должен был стать референдум.

Только вот, несмотря на все ухищрения, сохранить Союз не удалось. Сначала, после того, как путч ГКЧП сорвал подписание нового союзного договора, на месте СССР попытались создать «Союз суверенных государств» — не то обещанную федерацию, не то конфедерацию. Но уже в декабре 1991 года прошли переговоры сначала в Беловежской пуще, а затем — в Алма-Ате, после которых СССР официально прекратил существование. А «Комсомольская правда» откликнулась издевательским комментарием: «Вчера мы были жителями ССГ, сегодня проснулись жителями СНГ, завтра станем жителями еще какого-нибудь…», — далее в рифму и по тексту.

Только вот слишком много свидетельств, что фейковый «референдум» 1991 года Москва и сегодня готова использовать для восстановления этого самого, по выражению «Комсомольской правды», «еще какого-нибудь…». Правда, именуется оное теперь весьма благозвучно: «Евразийский экономический союз», например.

Не зря Владимир Путин в своем знаменитом послании Федеральному собранию с мультиками об оружии, в числе прочего, еще и обозначил этакую «державную мечту», заявив, что, оказывается, «после развала СССР Россия, которую в советское время называли Советским Союзом, за границей так и называли — Советская Россия, если говорить о наших национальных границах, потеряла 23,8% территории, 48,5% жителей, 41% валового национального продукта, 39,4% промышленного потенциала (хочу обратить внимание — почти половину), 44,6% военного потенциала».

Это, по мнению экспертов, не только обнулило мифы о «добровольном объединении» и «братской семье народов». В Москве уже не скрывают, что намерены вернуть «утраченные территории». А пока нам предлагают нехитрый бартер: вы вот ведите себя хорошо, а тогда Москва сменит ориентиры и откажется от своей нынешней политической ставки на Армению.

Ой ли?

Конечно, фразы в стиле «бесплатных завтраков не бывает», а «бесплатный сыр бывает только в мышеловке», успели уже набить мозоли на ушах. Только вот от этого не стали менее справедливыми. Современная политическая жизнь филантропии не предусматривает, и практически любое решение здесь принимается на основе анализа возможных «плюсов» и «минусов». Что уже понятным образом открывает широчайшее поле для разного рода политического торга и негласных «бартеров» в стиле «утром деньги — вечером стулья». Или «мы вам песни — вы нам «шмутки»».

Вот и Азербайджану в очередной раз предлагают незамысловатый «бартер»: освобождение от армянской оккупации пяти районов, окружающих Нагорный Карабах, в обмен на вступление в ЕАЭС и ОДКБ, то есть переход в российский политический фарватер. План этот при помощи «утечек» и выкладок политологов вбрасывают в азербайджанское информационное пространство уже год. На сей раз о нем вновь напомнил Александр Дугин, один из близких к Кремлю политологов, сторонник «евразийской идеи» и т.д. и т. п.

Но на сей раз излагал он эту идею не азербайджанской, как весной прошлого года, а армянской аудитории. В интервью ереванскому «Первому информационному» он вновь заговорил о плане, который предусматривает возвращение Азербайджану пяти районов.

Как уверял господин Дугин, такой договор существует, «об этом говорили три президента — России, Азербайджана и Армении», правда, «в этих трех странах это интерпретируется по-разному». Как заявлял главный «евразиец», в Армении «многие комментируют это как сдачу Карабаха, но это не так. Нет. Речь идет немного о другом: речь идет о начале конструктивного диалога между Ереваном и Баку».

Здесь, конечно, самое время озвучить целую серию вопросов. Что означает фраза «…Многие комментируют это как сдачу Карабаха, но это не так. Нет. Речь идет немного о другом»? То есть армянские войска из этих пяти районов как бы уйдут, но вот полноценного восстановления суверенитета Азербайджана не будет? И вместо армянских оккупантов там появятся, ну, скажем, «российские миротворцы»?

Кроме того, если не изменяет память, то вывод войск Армении хотя бы из захваченных районов Азербайджана, окружающих Нагорный Карабах, — это консолидированное требование сопредседателей Минской группы, а вовсе не щедрый жест России, который еще надо как-то отрабатывать. И в том, что его обсуждают президенты, сенсации нет. Но если Россия берется этот план осуществить в случае неких шагов со стороны Азербайджана… то не означает ли это, что ответственность за продолжающуюся оккупацию тоже несет не только и не столько Ереван, сколько Москва? Для которой карабахский конфликт — это способ давления на Азербайджан с тем, чтобы затащить нашу страну в ОДКБ и ЕАЭС? И самое главное, стоит ли полагаться на обещания господина Дугина, что стоит только Азербайджану вступить в эти «интеграционные объединения», так сразу армянские войска получат команду «на выход»?

Он, конечно, известный политолог, достаточно близкий к Кремлю, но, при всем, как говорится, уважении, не госпожа Захарова, а тем более не Лавров и не Путин. А вот официальные и, скажем так, «полуофициальные» лица предпочитают рассуждать не о пяти районах, а о том, что не надо ничего менять, пусть пройдет два, три, а еще лучше четыре поколения, а там посмотрим, как это заявил премьер-министр России Дмитрий Медведев. Или о том, что Азербайджану надо поскорее вступить в ЕАЭС и ОДКБ, где не будет никаких границ.

Впрочем, вряд ли есть необходимость напоминать: Карабах — это по сути дела единственный оставшийся у России козырь на азербайджанском треке. И его разыгрывают со всей возможной активностью. Но… не получается. Даже теперь, когда армянское лобби в США преподнесло России невиданный подарок в виде поездки Бако Саакяна в США.

То есть на практике госпожа Захарова может, конечно, эффектно бросить, что в России нет никакого «представительства НКР», но когда затем приходится что-то мямлить насчет того, что господин Альберт Андриян, именующий себя в беседах с журналистами «представителем Арцаха», аккредитован в качестве советника посольства Армении, весь эффект, как бы это поделикатнее, «обнуляется».

И самое главное, никуда не деться от того, что официального «представительства» в Москве как бы нет, а вот «Искандеры» в Армении точно есть. И не только «Искандеры». Что господин Бако Саакян регулярно бывает в Москве. И если в Вашингтоне из всей структуры исполнительной власти с ним видится только представитель США в Минской группе ОБСЕ, то в России все было немного иначе.

Напомним: 16 апреля 2017 года в Москве в ресторане «Сафиса» гуляли юбилей главы Союза армян России Ары Абрамяна. На торжество явилась впечатляющая делегация из Армении, включая Сержа Саргсяна и… Бако Саакяна. А из московского «высшего света» в ресторан «Сафиса» пожаловали министр иностранных дел России Сергей Лавров, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, то есть официальные лица, занимающие важные посты в структурах исполнительной власти. Которые не задумались, стоит ли им в самом прямом смысле садиться за один стол с карабахскими сепаратистами.

«Эскадроны смерти» в лице Армении по-прежнему нужны Москве — для дестабилизации ситуации в непокорном Азербайджане, в качестве базы для террористов РКК, для давления на Турцию…

Словом, когда нам в очередной раз раздают щедрые обещания в качестве гарнира к российским державным мечтам, лучше не забывать, каковы здесь реальные ориентиры и приоритеты Москвы. И кому Кремль предпочитает давать неофициальные обещания, а кому — дарить «Искандеры» и территории.

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...