За рубежом, Эхо

Армения: денег нет, культуры тоже

НУРАНИ

У каждого народа свой главный предмет национальной гордости. В Китае даже дети знают «пять великих изобретений»: порох, бумага, фарфор, компас и печатный станок. В арабских странах знают, что именно арабы подарили миру цифры, которые до сих пор называются «арабскими», создали алгебру, а многие современные астрономические термины имеют арабский корень.

Вот и в Армении очень любят перечислять своих знаменитых соотечественников в других странах. А то, что среди них не только Шарль Азнавур, но и персоны типа Ким Кардашьян или Шер, не суть важно.

Но вот Саркис Арцруни на «Первом информационном» цитирует бывшего премьер-министра страны Гранта Багратяна. «…Главным конструктором ядерного оружия СССР был Самвел Кочарянц, а американского — Пол Тер-Карапетян. Советский луноход был создан Александром Кемурджяном, а американский лунный автомобиль — Джоном Хайлагяном, создателем главных военных самолетов СССР был Артем Микоян, а американских фантомов — Ваге Купелян. Для других можем, почему для себя не получается?», — написал Багратян на своей странице в Facebook.

Напомним: это тот самый Грант Багратян, которого в свое время поразило, что люди уходят из Армении даже пешком по железнодорожным путям. А Саргис Арцруни, в свою очередь, ставит вопрос: «Произошло ли в Армении становление государства, которое даст возможность реализации, выражения талантливых людей?»

И сам же на него отвечает: «Сегодняшняя Армения лишена характеристик современного государства и так называемых идеологических или ценностных компонентов и условно похожа на тюрьму, оказавшиеся в которой люди думают не о самовыражении, а об освобождении всеми возможными способами, в нашем случае об эмиграции. Олигопольные системы, в которых доминируют тенденции коррупции и монополии, свободная конкуренция, человеческие качества и свободы, как правило, не поощряются. Проблема не в том, большая или маленькая Армения, а в качестве государства, которое не как магнит раскрывает и привлекает талантливых людей или способствует реализации человеческих возможностей, а наоборот, превратилось в систему, связанную с ограничением человеческих способностей, унижением достоинства».

Как сетует аналитик, «Армения уже 27 лет является независимым государством, однако граждане нашей страны продолжают находить свои возможности, таланты за пределами страны, в более жизнеспособных системах. Лучший пример сказанного — Генрих Мхитарян, который смог продемонстрировать свой талант в западной жизнеспособной системе, став одним из наших национальных брендов. Покидают Армению, в основном, представители тех общественных групп, чье трудолюбие, талант, мечты вступают в конфликт с жестокой системой государства».

После чего подводит невеселый итог: «Армения постепенно превращается в страну люмпенов: посредственность, деградация ценностей и отсутствие видения будущего не могут выявить талантливые имена, амбициозных людей. Уровень вкуса, представлений и выбора нашего общества определяются провинциальными властями и олигархами, топящими человеческую свободу и талант, трудолюбие и целеустремленность в болоте посредственности».

Здесь, конечно, самое время вспомнить нашумевшую статью из ереванской «Аравот», авторы которой, комментируя еще в 2003 году переизбрание на второй срок Роберта Кочаряна, с горечью констатировали: «Когда Амбарцум Галстян в 1993 году уходил с поста председателя горсовета Еревана, он высказал примечательную мысль, смысл которой сводился к следующему: «Я не опасаюсь того, что к власти придут коммунисты или дашнакцаканы. Проблема в том, что к власти приходит шпана». Возможно, будучи историком, он что-то предвидел».

Впрочем, справедливости ради, следует отметить: сегодня ко всем прелестям, которые несет жизнь в условиях «диктатуры шпаны», примешивается еще и дефицит денег. Тех самых денег, которые нужны на нормальное функционирование тех же учреждений культуры.

Ереванский «Голос Армении» с ужасом констатирует: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Министерство культуры, кажется, тоже. А ведь вроде пора перекреститься, отогнать от себя наваждение и мороку со всей очевидностью провалившейся «капитализации культуры» и искать иные пути реализации культурной политики. Иначе Минкульт может оказаться перед угрозой упразднения в связи с безвременной кончиной объекта руководства. Ибо объект, сиречь культура, имеет все перспективы скончаться от авитаминоза и анорексии».

Как оказалось, «две недели назад с подачи художественного руководителя Ереванского драматического театра им. Капланяна народного артиста РА Армена Хандикяна на сцену всплыл факт, возмутивший всю театральную общественность. Думается, шире — общественность культуры. Министерство культуры, регулярно рассылающее в арт-организации тонны писем и директив, запамятовало оповестить Ойкумену о решении правительства, грозящем многим субъектам культуры летальным концом.

В июле прошлого года правительство приняло решение, утвержденное Национальным Собранием, а значит, получившее силу закона о том, что любая государственная субсидия, получаемая той или иной организацией, отныне облагается 20%-ным налогом на добавленную стоимость. Закон вступает в силу с начала 2018 года. А это значит, что сокращение финансирования культуры с начала того же года на 7%, о котором так много и с энтузиазмом говорилось (мол, будем хорошо работать и не просто компенсируем, а еще и приумножим), обернулось отсечением трети государственных денег!».

С трудом, мобилизовав все силы, «мастерам культуры» удалось побеседовать с главой президентской администрации Арменом Геворкяном, из нового закона сделали исключение для театров, театральная общественность вздохнула с облегчением…

Однако «Голос Армении» продолжает: «Добавила ли такая «исключительность» театрам счастья? Ох, сомневаюсь. Вопрос не творчества, а выживания с повестки дня не снят. А проблема отсутствия в культуре и искусстве критериев стоит едва ли не острее, чем вопрос отсутствия финансов. Причем уничтожение критериев, как это ни парадоксально, декларируется самим культурным ведомством, которое толкает искусство на панель, призывая зарабатывать любой ценой. Как вспомнишь, что в контексте капитализации это обозначалось как эталонное достижение, так мороз по коже. При этом сами руководители театров дружно признают, что рекордные финансовые показатели, которые кое-кому удалось-таки зафиксировать, были достигнуты за счет качества».

И не только в театре, заметим от себя.

Другое ереванское информагентство, epress.am, высказывается по поводу недавнего Международного женского дня: «Женщинам продолжают доставаться оскорбительные роли в сериалах армянского ТВ». Во всяком случае, сериал «Купленное счастье» на телеканале «Армения» Центр гендерных исследований Ереванского госуниверситета прокомментировал весьма сочно: «Очередной мусор в эфире одного из армянских телеканалов».

По мнению экспертов, «Телесериал, в сценарии которого женщины представлены в качестве объекта для пари, где отец превращает в сделку замужество собственной дочери, а дочь отказывается от обучения в Оксфордском университете, чтобы исполнить волю отца».

Теоретически можно было бы воспользоваться потенциалом диаспоры, но лишь теоретически. Потому как при ее спонсорстве и участии реализуются исключительно проекты весьма провокационного свойства. Так, в Ереване неделю назад прошла премьера документального фильма «Архитекторы отрицания», который представили в кинотеатре «Москва» продюсеры Динн Кейн и Монтел Уильямс. Речь идет, как нетрудно догадаться, о том, что кто-то в мире — какое неслыханное святотатство! — смеет сомневаться в армянской версии событий 1915 года в Османской империи.

Премьеру почтили своим присутствием аж Серж Саргсян собственной персоной. И даже с супругой. Затем Сержик Азатович делился впечатлениями и твердил, что фильм имеет важное значение в деле осуждения и международного признания «геноцида армян» (здесь и далее кавычки наши — Ред.) и других геноцидов.

«Отрицание порождает новые преступления, — сформулировал Серж Саргсян. — Думаю, что важность этого фильма также в том, что, несмотря на множество разговоров об этой проблеме в научных кругах, существует недостаток в документально-фактических фильмах по этому поводу, и фильм «Архитектура отрицания» восполняет этот недостаток. И параллели сегодняшней реальности и событий 100-летней давности очень важны. Меня заинтересовало также то обстоятельство, что думаю, вы хотели сказать, что отрицание, независимо от того, как оно происходит, имеет очень много общих черт. То есть исполнители заранее знают, что потом будут отрицать, и также уверены, что это их отрицание пройдет, поскольку и в прошлом так было. Конечно, очень интересна была параллель между геноцидом армян и теми событиями, которые сегодня имеют место в Нагорном Карабахе — «Арцахе»».

А тут уже самое время вспомнить, как актер и постановщик Жирайр Папазян еще в 2011 году сетовал: «В диаспоре искусства нет, не осталось. Оно затерялось. Армян в других странах очень интересует «геноцид».

Конечно, есть исключения, однако если говорить в общем, то картина именно такая. Например, когда спрашивают, какие культурные мероприятия есть во Франции, то сразу следует ответ о том, что четыре раза в год проводится конференция на тему «геноцида»».

Теперь то же самое происходит и в Армении. И это еще одна причина, по которой думающие граждане этой страны пакуют чемоданы.

ЭХО НА FACEBOOK: