Культура и Общество, Эхо

Азербайджанский альпинист, покоривший Антарктиду

И.АСАДОВА

Известный азербайджанский альпинист-любитель Вадим Вокрячко, прославившийся тем, что покорил знаменитые высочайшие вершина мира, недавно совершил свою очередную экспедицию.

В составе международной группы он поднялся на высочайшую точку Антарктиды — пик Винсона, а также посетил Чили и таинственный остров Пасхи. Фотографии с экспедиции можно посмотреть тут.

Своими впечатлениями от очередного незабываемого приключения альпинист поделился с Echo.az.

ИНТЕРВЬЮ

— Каков был ваш маршрут, откуда начинался и сколько дней вы провели в поездке?

— Приключения начались в одном южном городе… самом южном в Южной Америке — Пунта Аренасе.В начале декабря я присоединился к международной команде, готовившейся взойти на высочайшую вершину Антарктиды — пик Винсона. После более чем 50-часового перелета с двумя пересадками прибыл в Пунта Аренас, где команде предстояло проверить оборудование, закупить продовольствие, получить необходимый инструктаж и дождаться благоприятной погоды для вылета в Антарктиду.

Среди представителей России, Украины, Канады, Непала и Латвии были три человека, недавно успешно совершивших восхождение на Эверест, а двое завершали всю программу семи вершин. На первых порах беспокоился, получится ли достойно представить Азербайджан в такой сильной компании, но события последующих дней показали, что в этот раз я был достаточно готов. В целом за почти три недели экспедиции каждый из нас получил незабываемый и ценнейший опыт, непередаваемые ощущения и массу новых друзей и добрых знакомых.

Через два дня после прибытия в Пунта Аренас все недостающее было закуплено, все, что в наличии, проверено, обо всем, что нужно было знать, узнано и в меру возможностей понято. Вылетали в Антарктиду, как только позволила погода, на транспортном ИЛ-76, переоборудованном для пассажирских перевозок, управляемом командой российских летчиков. Этот самолет может садиться на ледяную ВПП при очень неблагоприятных погодных условиях, однако в начале экспедиции нам погода благоприятствовала, и сразу по прилету в лагерь Union Glacier мы узнали, что сможем вылететь в базовый лагерь уже через пару часов.

— Восхождение на Винсон еще называют «ключом к проекту Семи вершин». Почему?

— Обычно так говорят в связи с удаленностью, сложностью погодных условий и дороговизной экспедиции. Стала ли эта вершина ключевой для меня, думаю смогу авторитетно заявить, когда, надеюсь, успешно сам завершу проект.

— Сколько человек было с вами в этой экспедиции?

— 10 человек, включая троих гидов.

— Насколько сложно было подниматься в гору, находясь на самом холодном континенте Земли?

— Современная экипировка позволяет достаточно комфортно себя чувствовать при благоприятной погоде даже на континенте, где была зафиксирована температура — 89,2.

— Как вас встретила погода?

— Антарктида встретила нас безветренной и солнечной погодой, к слову, закат солнца мы увидели только через две недели, только по возвращении в Пунта Аренас. Полярный день сделал такие привычные для всех экспедиций налобные фонарики ненужными. Однако Антарктида показала нам свой нрав уже на второй день, по прибытии в высотный лагерь, где нам пришлось провести почти трое суток в палатках, когда снаружи ветер был почти 100 километров в час при температуре до минус 40.

Когда ураган еще не вошел в полную силу нам удалось укрепить палатки, насколько это было возможно, снежными блоками, однако ветер так долго и мощно испытывал палатки и нас на прочность, что один из членов команды воспользовался спутниковым телефоном, чтобы отдать семье распоряжения на случай, если вернуться не удастся. Нас очень выручали гиды, которым даже в таких суровых условиях хватало сил и мужества периодически приносить к нам в палатки горячую воду для приготовления пищи и питья.

На второй день шторма рейнджеры из нижнего лагеря сообщили что наши палатки снесены ураганом, а это сильно испортило настроение почти всем, так как именно в этих палатках мы оставили все документы и деньги. У нас был достаточный запас продуктов, чтобы продержаться более недели в таких условиях, однако уже на исходе третьих суток погода резко улучшилась, установился полный штиль, и команда почти в полном составе успешно взошла на вершину и благополучно спустилась в нижний лагерь, потратив на все порядка 14 часов.

Выяснилось, что ураган сорвал три из пяти наших палаток, установленных в нижнем лагере, однако шестерым членам нашей команды, включая меня, было особенно радостно найти под снегом нетронутыми наши баулы, в которых мы оставили наши паспорта и деньги.

— Технически Винсон считается у альпинистов не сложной горой. Согласны ли вы с этим мнением?

— Да, согласен, основные сложности были связаны с отдаленностью горы и с ожиданием благоприятной погоды.

— Можете ли назвать это путешествие особенным?

— Безусловно. Несмотря на то, что любую гору, а тем более входящую в проект Семь вершин, с полной уверенностью можно назвать особенной, путешествие в Антарктиду выделяется почти космическими температурами и сознанием того, что вся окружающая природа оставалась нетронутой и практически неизменной на протяжении тысячелетий.

Сегодня все прибывающие в Антарктиду обязаны соблюдать строжайшие правила, призванные минимизировать влияние присутствия человека. Пожалуй, нигде не приходилось сталкиваться с таким количеством ограничений и предписаний, однако мы все с понимаем к этому отнеслись, и думаю, что теперь и в обычной жизни сможем применить некоторые полученные навыки экологичного поведения.

— Что вас впечатлило больше всего?

— Кроме восторга суровым нравом и красотой Антарктиды, запомнился один неожиданный разговор. Пережидая шторм, вместе со мной в палатке жили участники из Канады и Непала. Конечно, за почти трое суток, проведенных буквально бок о бок, разговаривали много и о многом. Говорили о работе и о близких, о политике и о спорте, о прошлых экспедициях и планах на ближайшее будущее, о неразгаданных загадках науки, о космосе, в общем обо всем, чтобы чем-то себя занять…

Одна тема плавно сменялась другой, и среди прочего я заметил, что считаю, что снежный человек, которого встречают по всему миру, по моему мнению, всего лишь один из видов приматов либо мутировавший вид медведя. Наш непальский коллега на некоторое время глубоко задумался, а потом выдал детальный анатомический анализ головы одного йети, который, по его словам, давно уже хранится в его родной деревне.

Он подробно анализировал отличие этого экспоната от медведя и в то же время обыденно рассказывал о его повадках и манере поведения. Выглядело это так, как будто он старался отбросить нелепую мысль, что хорошо и давно знакомое ему существо может оказаться обезьяной или медведем. Разговор завершился приглашением нас посетить эту непальскую деревню и убедиться во всем лично. Естественно, от такого приглашения невозможно было отказаться.

— Что удалось увидеть в Чили?

— К счастью, мы завершили экспедицию в рекордные сроки, и появилось несколько дней на изучение страны, которая, как выяснилось, незаслуженно воспринималась лишь как транзитный пункт на пути в Антарктиду. Вдруг пришло осознание, что мы не просто на берегу океана, а на берегу Магелланова пролива, что легендарный мыс Горн совсем рядом, что не менее легендарная Огненная земля — это именно тут. Что до конца мира — fin del mundo можно дойти пешком за несколько часов. Топонимы навевали ассоциации о когда-то давно, еще в школе, услышанных рассказах о романтике и героике Великих географических открытий. Жак Паганель с улыбкой вспоминался каждый раз, когда упоминалось, что мы находимся в Патагонии.

Ну, и, конечно, апофеозом посещения Чили стал визит на легендарный, таинственный, единственный в своем роде, самый удаленный населенный остров в мире — остров Пасхи. Сколько всего написано и снято про этот остров, сколько таинственности в его истории, в легендах о статуях Моаи, которые сами приходили на место, где стоят сейчас! И как самому не попробовать разгадать тайну того, как на огромных камнях вулканического происхождения, лежащих в основании платформ — аку, появились явные следы работы человеческой рукой, как если бы это был не камень, а пластилин?

— Невероятно! А как прошла адаптация по возвращении домой?

— Адаптироваться не удалось. Менее чем через месяц после возвращения предстоит новая экспедиция.

— Куда нацелены теперь? Ведь без гор, как мы уже поняли, вы точно не сможете…

— В этот раз планирую взойти на высочайшую вершину Южной Америки и всего Западного полушария — Аконкагуа.

ЭХО НА FACEBOOK: