Политика, Эхо

Практические рекомендации для решения карабахского конфликта

Дж.АЛЕКПЕРОВА

В рамках «круглого стола» на тему «Молодежь против экстремизма и радикализма» Echo.az удалось пообщаться с председателем Экспертного совета Фонда поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей» Григорием Трофимчуком.

Отметим, что организаторами «круглого стола» «Молодежь против экстремизма и радикализма» выступили российский Пресс-клуб «Содружество» и Азербайджанский университет языков в партнерстве с Российским государственным гуманитарным университетом. Мероприятие предваряет Молодежный форум молодых лидеров Евразии 22 марта 2018 года в Москве, в котором примет участие и делегация из Азербайджана.

ИНТЕРВЬЮ

— Вы неоднократно заявляли о том, что имеете ряд рекомендаций по разрешению карабахского конфликта. Могли бы поделиться хотя бы некоторыми из них?

— Никакой тайны нет, поскольку эта проблема является особой для безопасности региона. Дело в том, что у нас есть много различных советников в соответствующих органах, представителей, наблюдателей, в частности, внутри МГ ОБСЕ, которые почему-то не могут дать никакой внятной рекомендации, хотя они должны и обязаны это делать. Не просто по своей должности, а еще и за то, что деньги получают ежемесячно и регулярно.

Если они не могут этого сделать, стоит расширить круг экспертов, которые могли бы что-то порекомендовать. В противном случае, получается, что независимые и посторонние эксперты должны давать рекомендации по части того, как нам всем выйти из этого конфликта, поскольку это проблема всего региона.

А самая большая проблема в том, что они, даже получив такие рекомендации, не обратят на них внимания. Но отвечая на ваш вопрос о том, как разрешить карабахский конфликт мирным путем, проблему важно разделить на два исторических этапа: до переломного рубежа 2013-2014 годов, когда началась украинская война, которая изменила мир в целом, и период после этого.

До 2014 года карабахскую проблему можно было решить в более спокойном режиме. Например, взять любой год, начиная с 2000-го, например, какой-нибудь абстрактный 2003 или 2005 год, когда уже появились и были подписаны «мадридские» протоколы. Тогда речь шла о том, что если Армения что-то в рамках международных договоренностей передает Азербайджану, делая это поэтапно, тогда главным условием первой было полное обеспечение ее безопасности.

То есть если Армения передает часть района, район или несколько районов вокруг Карабаха Азербайджану в рамках этих соглашений, тогда она получает серьезную защиту не только для себя лично, но и в плане стабильности на всем Южном Кавказе. То есть, чем больше районов она передает, грубо говоря, тем большую защиту она получает. Армении нужна была такая гарантия.

Я еще тогда говорил, что теоретически это, возможно, стоит начать хотя бы с какого-то одного района, который окружает Карабах. Эту схему можно было реализовать, поскольку еще не было геополитического обвала с Украиной, что повлекло за собой изменение региональной обстановки на Южном Кавказе, в том числе.

Тогда можно было бы передать один район Азербайджану и внимательно отследить, что будет дальше. Реинтеграция подразумевает улучшение экономической и гуманитарной ситуации. То есть люди начинают лучше жить, чем до этого периода (когда район был отсечен от Азербайджана). А Азербайджан получил бы возможность показать ни Армении, ни России, а всему миру и населению тех районов, как страна способна реинтегрировать эти районы.

Одним словом, люди, проживающие на этой территории, должны были жить, как сыр в масле. Причем не обязательно, чтобы этот процесс был быстрым, он может затянуться до пяти лет, но потом бы все пошло быстрее, если бы одновременно с усилением безопасности на Южном Кавказе Азербайджан показал бы, как он может реинтегрировать эти районы. Я пока говорю не о Карабахе, а об оккупированных районах вокруг. Все хотят жить хорошо, и если бы после передачи Азербайджану люди бы стали в этом районе жить лучше, то население в других захотело бы того же.

— А что тогда с Карабахом?

— По статусу Карабаха Азербайджан никогда не менял своей позиции. Но Карабах — это отдельный вопрос. Я лишь говорю о том, как можно было изначально подойти к процессу разрешения конфликта. Сейчас так спокойно разрешить проблему нельзя. После украинского кризиса и апрельской войны 2016 года Армения никогда не пойдет на озвученный мною вариант.

Ведь после апрельской войны Азербайджану отошла значительная полоса земли. А соответственно, Армения, исходя из того тезиса, что должна получить безопасность при передаче районов, будет опираться на данный факт. Армянская сторона неоднократно заявляла, что никто из наблюдателей не заметил ухода значительной территории земли под контроль Азербайджану.

ilham-aliyev-serj-sargsyan

— То есть сейчас конфликт урегулировать невозможно?

— Можно, но для этого нужно предпринимать нетривиальные шаги. Например, Азербайджан постоянно подчеркивает, что их не устраивает состав МГ ОБСЕ. А значит, надо искать нестандартные варианты. Я говорил неоднократно, но на это не обратили внимание. Почему бы Азербайджану не провести встречу с Арменией в двустороннем формате? Это было бы интригой для внешнего мира. Я думаю, что Азербайджан мог бы это предложить, поскольку президенту Ильхаму Алиеву ездить на бесполезные мероприятия — это терять свой имидж. Проблема в том, что все встречи очень похожи и, как правило, не приносят никаких практических результатов.

-Вы отметили тот факт, что сопредседатели не могут разрешить карабахский конфликт. Что делать с ними?

— Проблему необходимо решать финансовыми методами. Сопредседатели сидят на окладах. Поэтому во время следующего их визита в регион можно было бы поставить их в положение тех солдат, которые находятся на линии соприкосновения. То есть заставить жить в солдатских палатах, умываться холодной водой, да и посещать регион исключительно за свой личный счет. И все это должно продолжаться до тех пор, пока их рекомендации не будут приносить результатов. Чем качественнее рекомендации они будут давать, тем лучший уровень проживания им стоит предоставлять. Это был бы очень выгодный метод, учитывая, что сегодня практически все, включая Азербайджан, недовольны работой МГ ОБСЕ. Исключение составляет только Армения, которой выгоден статус-кво.

В конце 2016 года президент России Владимир Путин выдвинул инициативу, согласно которой стороны конфликта должны были предложить компромиссные пути. Азербайджан сразу откликнулся, страна предложила для Карабаха переходный, временный статус. Одним словом, страна стала искать компромиссы. Они могли и не устроить Армению, но это были конкретные предложения, которые исходили от азербайджанской стороны.

Это говорит о том, что на призыв президента России официальный Азербайджан откликнулся сразу же. Причем представил целый ряд компромиссов. Армения гораздо позже стала искать компромиссы, но тем не менее ситуация до сих пор не разрешена. В апреле 2018 года исполнится два года с так называемой апрельской войны. Азербайджан снова понимает, что страну втягивают в переговорный процесс без практического результата. Безусловно, Азербайджан это не устраивает, поэтому кто-то может воспользоваться этой ситуацией.

— Давайте вернемся к вашим предложениям…

— Озвучу еще одно предложение. Сегодня абсолютно не реализован экспертный формат на высшем уровне. Я как-то предложил формулу 5:5:5. Речь идет о том, что выбираются по пять экспертов от армянской, азербайджанской и российской сторон. Причем речь идет не об историках, а конкретных экспертах-практиках, которым есть что предложить. Допустим, я мог бы без лишней скромности быть одним из экспертов от российской стороны. Затем в рамках этой формулы мы проводим четыре встречи: в Баку, Ереване, Москве и на территории Карабаха. Эксперты должны будут составить определенный план рекомендаций по разрешению конфликта. Кроме этого, с помощью, например, Азербайджана необходимо разработать методику, согласно которой сопредседатели МГ ОБСЕ должны будут хотя бы оценить рекомендации в кротчайшие сроки. Если условно сорвутся камни с «Карабахской пропасти», то для региона это может иметь необратимые последствия.

— В этом году прошли президентские выборы в Армении и скоро состоятся в Азербайджане и России. Могут ли они оказать влияние на карабахское урегулирование?

— Я считаю, что президентские выборы в Армении, Азербайджане и России никак не повлияют на процесс разрешения карабахского конфликта. Выборы в Армении не изменят позицию страны, они будут стоять за продолжение переговоров. А Россия останется приверженной мирному разрешению конфликта.

ЭХО НА FACEBOOK: