За рубежом

Венесуэла: Между блокчейном и войной

nicholas-maduro-venezuelaНУРАНИ

Организация разного рода курсов, семинаров и вебинаров становится все более востребованным и прибыльным бизнесом.

В Интернете и социальных сетях обещают научить всему, раскрыть секреты финансового успеха, поделиться технологией карьерного роста, биржевой игры и, конечно же, премудростями блокчейна, майнинга и прочих тонкостей работы с криптовалютами.

Курс биткоинов уже официально объявляют в биржевых новостях. Все это будоражит воображение, представляется невероятно прибыльным, «продвинутым» и современным.

А тем временем Венесуэла, как и обещал ее президент Николас Мадуро, выпустила в обращение свою «криптовалюту» под названием Petro. Президент Венесуэлы Николас Мадуро уже подводит первые успешные итоги. Он заявил, что криптовалюту El Petro, выпускаемую страной, купили на 735 млн долларов, передает «Росбалт» со ссылкой на РИА Новости.

Венесуэла стала первой страной с собственной криптовалютой, которая поддерживается запасами нефти и других полезных ископаемых. Под эти цели властями южноамериканской страны выделено 5 млрд баррелей нефти из месторождения Аякучо, напоминает агентство. Всего будет выпущено в общей сложности 100 миллионов единиц этой цифровой валюты. Стоит одна единица столько же, сколько и баррель венесуэльской нефти — порядка 60 долларов.

Впрочем, на самом ли деле у новой криптовалюты оказался такой феноменальный успех. эксперты сомневаются.

Конечно, имеет право на существование версия, что власти Венесуэлы просто создали в стране «другую» валюту взамен обесценившихся до предела боливаров. Как напоминает РБК, официальная валюта Венесуэлы сейчас не стоит практически ничего: за последние два года она потеряла 99% своей стоимости. За 2017 год количество боливаров, которое требуется, чтобы купить один доллар США на черном рынке, выросло с 3100 до 111 тыс., а сейчас для этого необходимо уже 233 тыс. боливаров. Стремление сыграть на популярности «биткоинов» тоже сыграло свою роль. Только вот в популярность и грядущий успех криптовалюты эксперты не верят.

Во-первых, Petro — это не совсем криптовалюта. Хотя Petro основана на технологии «блокчейн» (распределенная база данных), она отличается от существующих в мире криптовалют. Венесуэльские власти с гордостью отмечают, что это первая в мире криптовалюта, выпущенная суверенным государством. Однако «совершенно неправильно называть это криптовалютой, потому что основная черта криптовалюты — децентрализованность», считает партнер New Mining Company Степан Гершуни.

«Здесь же есть конкретный эмитент, и он полностью контролирует и выпуск, и оборот этих токенов. Поэтому Petro можно сравнивать только с акциями или облигациями — это какой-то вид ценной бумаги, которая обещает прибыль в будущем», — рассуждает Гершуни, чье мнение приводит РБК. Венесуэла же, как эмитент вызывает большие сомнения: ее правительство «известно расхищением собственности, а центральный банк спровоцировал гиперинфляцию», напомнил телеканалу CNBC старший экономист Longview Economics Хэрри Колвин. «Могут возникнуть вопросы, связанные с доверием и прозрачностью», — добавил он.

Проект венесуэльской криптовалюты по-прежнему вызывает много вопросов, а в официальных документах находят противоречия, поясняет РБК. В отличие от привычных криптовалют Petro, как утверждают венесуэльские власти, обеспечена сырьевыми ресурсами страны.

При этом изначально Мадуро говорил, что криптовалюта будет обеспечена не только нефтью, но и запасами золота и алмазов. В последней версии речь идет о том, что каждый токен Petro обеспечен одним баррелем нефти и, соответственно, его стоимость будет определяться ценой венесуэльской нефти. Однако это вовсе не означает, что правительство гарантирует возможность обмена Petro на нефть или другой физический актив.

Венесуэльские власти не объясняют, что подразумевает «обеспеченность» Petro нефтяными ресурсами, а в базовом документе, опубликованном 31 января, нет никаких упоминаний о возможности обмена токенов на сырье. Скорее всего, идея создать криптовалюту, привязанную к какому-либо реальному товару, пошла от распространенного заблуждения, что «биткоин ничем не обеспечен», предположил сооснователь блокчейн-проекта BitClave Алекс Бессонов. На самом деле даже Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) признает обеспеченность биткоина объемами вычислений, указывает он.

«Ни один здравомыслящий инвестор не вложит денег в криптовалюту, стоимость которой привязана к нефти, так как нефть в перспективе нескольких лет — десятилетий будет только дешеветь. Получился некий криптофьючерс на нефть, зачем кто-то будет им пользоваться, пока что не ясно», — рассуждает Бессонов.

Эксперты журнала Forbes высказались еще резче: по их мнению, запуск криптовалюты может вообще похоронить режим Мадуро. «По сути, это форвардная продажа нефти, которая еще не добыта и, возможно, добыта никогда не будет, — так прокомментировал планы Мадуро «закрыть» долг страны за счет новой криптовалюты старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Богдан Зварич. — У Венесуэлы нет мощностей для наращивания объемов ее добычи. А учитывая, что рынки нефти уходят в США, цены на венесуэльскую нефть будут только падать».

Зварич считает, что введение в оборот El Petro только ухудшит положение в Венесуэле, потому как у игроков на рынке нет уверенности в том, что цена нефти будет стабильной: «Венесуэла ориентируется на то, что цена на нефть вырастет, скажем, с 60 до 100 долларов за баррель, но гарантий того, что она действительно вырастет, нет».

По его словам, парадокс заключается в том, что в отличие от стоимости криптовалют, которые ничем не обеспечены — спекулятивна и саморегулируема, а в случае с El Petro привязка к фундаментальному фактору, то есть к нефти, только добавляет риски.

Более того, отмечает сооснователь и партнер The Token Fund Владимир Смеркис, венесуэльские власти могут не декларировать дополнительную эмиссию криптовалюты в децентрализованной сети и выпустить ее гораздо больше, чем сможет обеспечить нефтяная отрасль страны. А генеральный директор УК «Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев полагает, что введение El Petro может стать сигналом скорого падения режима Мадуро.

«Криптовалюта убирает государство из денежного оборота, поэтому это лучший инструмент для цветных революций. Она позволяет определенным группам людей проводить сделки без ведома властей. И не надо забывать, что Южная Америка — это торговля наркотиками». Его предположение подтверждает и тот факт, что национальная ассамблея, которую контролирует оппозиция Венесуэлы, объявила El Petro незаконной.

А тем временем, передает «Немецкая волна», на фоне крупного успеха с криптовалютой Petro Венесуэла намерена уже на предстоящей неделе выпустить еще одну криптовалюту. Она будет называться Petro Gold, сообщил президент Венесуэлы Николаc Мадуро, выступая с телеобращением к народу. Новая криптовалюта будет обеспечена уже не нефтью, а золотом.

На этом фоне многие эксперты предполагают, что на криптовалюту Николас Мадуро намерен банально «купить голоса» своих избирателей, что как минимум нелишне на фоне обострившегося до предела политического и экономического кризиса в стране. В Венесуэле, где не хватает даже туалетной бумаги, власть должна дать своим сторонникам хотя бы надежду, что ситуацию можно выправить. А крипотовалюта — тема новая, звучит она актуально. Вот и обещает президент Венесуэлы своим подданным майнинг, валюту, обеспеченную нефтью и золотом и т.д.

Только вот куда опаснее, что для отвлечения внимания в Каракасе используют не только криптовалюту. Свыше миллиона человек, в том числе гражданские лица, примут участие в военных учениях на суше, в воздухе и на воде в восьми стратегически важных районах Венесуэлы, сообщил министр обороны страны Владимир Падрино. Учения проводятся, чтобы продемонстрировать, что Венесуэлу надо уважать, заявил президент Мадуро. Венесуэла подозревает союзницу США Колумбию в намерении напасть на нее, поясняет киевский «Корреспондент».

По словам Падрино, в маневрах будет задействовано 150 тысяч солдат и резервистов, 328 тысяч бойцов народных дружин и полмиллиона членов различных государственных организаций. Министр подчеркнул, что предстоящие учения будут иметь «народный характер», чтобы поддержать мир в стране. Падрино, очевидно, намекая на США, отметил, что Венесуэла находится под наблюдением империалистов, стремящихся настоять на политике войны.

Со своей стороны президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил, что маневры проводятся для того, чтобы продемонстрировать, что Венесуэлу надо уважать.

Колумбия, как известно, отвергла подозрения в вынашивании планов вооруженного нападения на Венесуэлу. Но вряд ли это остановит Николаса Мадуро. Во-первых, в Венесуэле все беды своей страны уже давно сваливают на происки внешних врагов, прежде всего США и их союзников, эти объяснения уже подрастеряли убедительность, и их надо «подновить».

А во-вторых, военный конфликт кое-кому в Каракасе может показаться прекрасным способом отвлечь население от экономических и социальных проблем. Другой вопрос, что в реальности война может просто «добить» страну, Но об этом в окружении Мадуро, по всей видимости, вслух не говорят.

ЭХО НА FACEBOOK: