Точка зрения, Эхо

Уроки баиловского оползня

Академик Ибрагим ГУЛИЕВ, вице-президент Национальной академии наук Азербайджана

Как это часто бывает, естественный природный процесс, не обязательно катастрофический, высвечивает недостатки организации службы прогноза техногенных и геологических опасностей и проблем устойчивого развития вообще.

Более того, такие события оказывают влияние на многие стороны нашей жизни, внешне не связанные с основным событием.

Так было во время землетрясения 25 ноября 2000 г. в Баку, когда выяснилось, что технологический уровень нашей сейсмической службы морально устарел, а принципы организации, системы взаимодействия с городскими структурами и уровень оповещения населения оказались недостаточными.

Тогда распоряжением президента Гейдара Алиева в кратчайшие сроки были приняты необходимые меры. Сегодня в Азербайджане в Национальной академии наук создана и функционирует современная телеметрическая система сейсмического мониторинга, пункты режимных электромагнитных и геохимических замеров. Академия располагает также десятками постоянно действующими стационарными станциями (GPS) и опорными пунктами замера на территории республики. Как система телеметрического сейсмического мониторинга, так и станции включены в международные сети, полученная информация доступна пользователям Интернет через соответствующие сайты.

Однако уже прошло более 15 лет, аппаратура, здания, условия коммуникации, а также компьютерная техника и программное обеспечение уже устаревают и нуждаются в модернизации. К тому же, имеющейся аппаратуры крайне недостаточно, особенно актуально наращивание сети на Абшеронском полуострове, где расположены основные гражданские объекты и промышленная инфраструктура, а также в Каспийском море, где расположены важнейшие объекты нефтегазового комплекса. Станции и опорные пункты можно разместить на Абшеронском полуострове и островах Бакинского и Абшеронского архипелага.

Более отдаленная задача — размещение сейсмоприемников на дне Каспийского моря, для которой уже закуплена дорогостоящая аппаратура, однако финансовые трудности не позволяют реализовать этот уникальный проект, пока единственный на Каспийском море.

Мы уже говорили, что информация о землетрясениях и современных геодинамических процессах, полученная в академии, доступна в Интернете и может быть использована любыми организациями и индивидуальными пользователями. Она должны стать достоянием всех организаций, так или иначе связанных с проблемой, включая МЧС, министерства и ведомства, исполнительные власти городов и районов республики, органов, отвечающих за строительство и эксплуатацию гражданских и промышленных объектов, многочисленных неправительственных организаций, связанных с проблемой. Но так ли это…

Обратимся к событиям месячной давности. Рядом с территорией Бакинской телебашни и других важнейших инфраструктурных объектов наблюдаются признаки активизации оползня, которые вызывают тревогу и справедливую озабоченность общественности. Уже разрушено несколько домов, жители которых были своевременно эвакуированы. Образование, прогрессирующий объем и увеличение глубины трещин вызывают естественную тревогу, несмотря на оптимистические высказывания некоторых специалистов.

Несколько слов об истории баиловского оползня. Первые упоминания о нем относятся к 1895 г. Оползневые процессы на баиловском склоне начались в середине 19 века и активизировались в 1847,1877, 1919,1927,1929,1932,1936,1938,1940,1950,1953, 1068-1969.1973-74,1996 и 2000 годах. Этот перечень приведен для того, чтобы понять, что это не разовое форс-мажорное событие, а реальность которую необходимо осознавать и предвидеть.

Сегодня для баиловского оползня, на достаточно примитивном уровне, изучены инженерно-геологические условия оползневого участка: пространственные параметры оползня; положение зоны скольжения, уровня фунтовых вод; оценка направления и скорости фильтрационного потока; физико-механические свойства оползневых масс. Проведены одноразовые геофизические исследования по детальной сети продольных и поперечных профилей, проложенных на оползневом склоне, комплекс методов, включающий электроразведку и сейсморазведку. Помимо наземных, использованы наблюдения во внутренних точках среды (скважинные, межскважинные, скважинно-наземные и т.п.).

Эпизодически проводятся наблюдения за перемещением искусственных и естественных геофизических реперов. Этих мер крайне не достаточно. Современный уровень развития технологий диктует иной подход.

Не проводятся долгосрочные мониторинговые исследования динамики оползневого процесса для прогнозирования его возможного развития и разработки противооползневых мероприятий с использованием данных дистанционного зондирования Земли с орбитальных (космических) и воздушных (самолеты, вертолеты, дроны) носителей, которые комплектуются с лазерным и лидарным сканированием совместно с маршрутно-визуальным обследованием оползневых районов. Не используются системы автоматизированного контроля в режиме реального времени, оснащенных специальными датчиками (экстензометры, инклинометры, пьезометры, геофоны и т.п.) и соответствующими устройствами раннего оповещения об угрозе оползневой опасности.

Цель этого короткого обзора не перечень современных методов мониторинга, их более сотни. Важен сам принцип подхода к коренной модернизации средств мониторинга с использование новейших достижений современной науки, как это было сделано в 2000 году в кратчайшие сроки, после землетрясения.

Второй важный момент — это отсутствие координации в исследованиях между отдельными организациями. Указанной проблемой и ее решением занимаются две государственные структуры — Министерство чрезвычайных ситуаций и гражданской обороны и Министерство экологии и природных ресурсов под руководством соответствующих подразделений Совета министров.

На наш взгляд, возможно, субъективный, координация осуществляется плохо. Параллельно работают несколько групп, насколько мне известно, не имеющих постоянных контактов и не обсуждающих промежуточные результаты. Привлекаются специалисты из-за рубежа, которые в итоге на базе наших материалов дают свои заключения. Во всяком случае, это было так при прошлой активизации оползня. Я ничего не имею против западных экспертов, такие консультации обычный процесс при принятии решений. Но при обсуждении, и тем более при принятии решения, касающихся геологии нашего региона, участие и мнение азербайджанских ученых и экспертов должно быть решающим.

Ситуация с баиловским оползнем высветила еще ряд важных проблем, обсудить которые я считаю своим долгом.

В марте 2016 года президент республики Ильхам Алиев подписал распоряжение об издании «Атласа чрезвычайных ситуаций». Издание атласа связано с происходящими периодически на земле стихийными бедствиями и увеличением интенсивности чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в результате роста человеческой деятельности. Создана редакционная коллегия «Атласа чрезвычайных ситуаций» под председательством заместителя премьер-министра Абида Шарифова.

В комиссию вошли представители основных министерств, академии наук и видных ученых. Необходимость в издании Атласа была вызвана тем, что в последнее время в связи с интенсивными геодинамическими процессами, климатическими изменениями, увеличением техногенных нагрузок (Азербайджан быстроразвивающаяся страна, на территории которой реализуются крупные международные и региональные проекты,) частота и диапазон изменчивости аномальных явлений увеличивается, что, в свою очередь, провоцируют особо опасные чрезвычайные ситуации на территории нашей страны. Но прошло практически два года, а работа над Атласом еще не начата.

Нам представляется, что общество недооценивает проблемы, связанные с природными и техногенными катастрофами. Информированность правительственных организаций и населения, его подготовка к возможным геодинамическим событиям — важнейшее условие для успешного преодоления последствий. Прогноз техногенных и природных катастроф со временем должен стать своеобразным аналогом прогноза погоды земных недр.

Здесь большая роль отводится повышению уровня просвещенности служб, непосредственно занятых в этой сфере, а также всего населения, своеобразному ликбезу в области геологии.

Важнейшая проблема — сейсмостойкое строительство. Главная причина огромного ущерба при таких событиях заключается в низком качестве строительства. Сегодня гигантские современные объекты возводятся при любых условиях и на любом грунте, хотя сама жизнь диктует необходимость обеспечения строительства по соответствующим технологиям.

Республиканским ведомствам, ответственным за качество строительства, стоит еще раз задуматься над этим фактом. Особая культура сейсмостойкого строительства гражданских и промышленных объектов существует в Японии, и этот опыт необходимо перенять обязательно.

Ученые неоднократно, в том числе, в официальных служебных документах, указывали на необходимость исследований и создание соответствующих карт микросейсмического районирования крупных городов и стратегических объектов, например, Мингячевирского водохранилища, объектов нефтегазового комплекса, зон, отведенных под строительство в будущем крупных объектов, например, атомных станций, терминалов и портов. Однако пока властные структуры не разделяют тревоги ученых.

Сегодня мы все свидетели проблем, возникающих в связи с глобальными изменениями окружающей среды, в том числе и климатическими изменениями, и многократного увеличения внимания мировой общественности к ним.

Надо понимать, что природные и техногенные катастрофы заслуживают не меньшего внимания. Речь идет о безопасности нашего и будущих поколений.

ЭХО НА FACEBOOK: