Точка зрения, Эхо

С вещами на выход!

sabina-aliyeva-tochka-zreniaСабина АЛИЕВА

Почему государство не выступает гарантом того, что все жильцы домов, сносимых частными застройщиками, получат квартиру в новостройке? Сегодня, пожалуй, ни один житель азербайджанкой столицы не может быть уверен в том, что его дом не пойдет под снос, если это не новостройка, разумеется.

Все бы ничего, возможно, кто-то будет даже чрезвычайно рад тому факту, что ветхий дом, дышащий на ладан, наконец-то снесут, а ему дадут просторную квартиру в новом здании с новыми коммуникациями, свежевыкрашенными подъездами, закрытым двором и прочими приятными бонусами нового жилья.

Не менее приятный момент заключается в том, что квартиры в последнее время дают на месте снесенного дома в новостройке, которая будет возведена на месте отжившей свое «вторички». Но все эти преимущества лопаются, как мыльный пузырь лишь стоит подумать о том, что никто вам не дает никаких гарантий того, что вы получите-таки квартиру в доме, который гипотетически должны построить, но обо всем по порядку…

Когда в Баку начался массовый снос старых домов, застройщики особо не церемонились с гражданами. Жильцам предлагалась определенная сумма, строго фиксированная, ни маната больше, за снесенные квадратные метры в качестве компенсации.

Если квартирка была маленькая, то, соответственно, и сумма компенсации была настолько скромной, что на полученные деньги можно было приобрести жилье разве что где-нибудь на отшибе столицы. С подобной проблемой столкнулись жильцы снесенных домов по улице Физули, на месте их ветхих домиков нынче располагается так называемый Зимний бульвар. Так вот, тогда за их крохотные домики, пусть и расположенные в центре Баку, им выплатили всего по 40-50 тысяч.

На эти деньги было невозможно приобрести даже однокомнатную квартиру где-нибудь поблизости от насиженных гражданами мест. А ведь многие работали где-то поблизости, их дети учились в ближайших школах. Но никому тогда не было до этого никакого дела. Людей поставили тогда перед фактом, и никакие акции протеста и попытки отстоять свое право на собственность, закрепленное, кстати, даже в главном документе государства — Конституции, не принесли результатов.

Исполнительная власть Баку подогнала бульдозеры и начала ровнять с землей ветхие домишки проживавших там граждан. На эту тему было много публикаций, жалоб, но никто гражданам помочь был не в силах, оно и понятно, ведь заказчиком строительства выступала не какая-то частная строительная компания, а государство, в лице Исполнительной власти.

Кто-то может подумать, что отстаивать свои права тогда, когда по ту сторону баррикад находится государство, невозможно, но в истории есть примеры, когда интересы граждан оказывались превыше даже строительства объектов государственной важности.

Речь, конечно, идет о дальнем зарубежье, точнее, о Японии, пример протеста граждан против их переселения с территории, которую государство собиралось использовать под строительство нового аэропорта, сегодня стал хрестоматийным.

В начале 60-х годов прошлого века стало понятно, что токийский международный аэропорт Ханэда не справляется с большим пассажиропотоком, а его расширение станет слишком трудным и дорогостоящим, поэтому было принято решение построить еще один аэропорт в 60 км к северо-востоку от Токио.

Около 40% территории на месте будущего аэропорта были императорской собственностью, и могли быть получены японским правительством. Остальные земли принадлежали различным фермерам, проживавшим в районе постройки. Фермеры были разозлены объявлением властей о принудительном переселении с выплатой компенсации, вплоть до угроз жечь дома тех, кто согласится на предложения правительства.

Недовольство также подогревали слухи о том, что аэропорт планируется использовать как военно-воздушную базу США на случай войны с СССР.

Фермеры, студенты и члены социалистических движений быстро объединились в так называемый «Союз Санридзука-Сибаяма (две деревни между которыми жили фермеры) против аэропорта». Протестующие всеми способами придавали проблему огласке, обращались в суды, приковывали себя к своим домам, но так как правительство практически игнорировало их возражения, ситуация становилась все более жесткой.

По изначальному плану постройка должна была быть завершена к 1971 году, но из-за нерешенной проблемы переселения это было неосуществимо. И тогда правительство, изначально пытавшееся выкупить землю у фермеров, решилось на принудительное отчуждение земель. В результате последовавших столкновений 291 протестующий был арестован, более 1000 людей с обеих сторон были ранены, трое полицейских убито…

Впрочем насилие началось еще до принудительного выселения, с разгона полицией сидячего протеста в 1967-м. Далее последовали многочисленные стычки с участием тысяч протестующих и полиции.

К 1972 году правительству все-таки удалось завершить постройку первого терминала, но строительство взлетной полосы затянулось намного дольше, потому что было регулярно саботировано силами Союза. В 1978 году взлетная полоса все-таки была достроена, но открытие аэропорта было сорвано. Протестующие на двух грузовиках перевозящих отработанное масло протаранили диспетчерскую вышку, разрушив значительную часть оборудования, отложив открытие аэропорта на несколько месяцев.

Несмотря на открытие, борьба с аэропортом все еще продолжалась наиболее радикально настроенными протестующими. Однако наиболее активное сопротивление сошло на нет. Протестующие раскололись на тех, кто был согласен на переговоры с властями, и тех, кто не был готов к компромиссам. Многие фермеры уезжали, бросая или продавая свои земли.

Хоть протестующими не была достигнута конечная цель — недопущение строительства аэропорта, программа-минимум ими была выполнена: аэропорт Нарита сегодня имеет всего две короткие взлетно-посадочных полосы вместо запланированных трех, проект строительства скоростной железной дороги также не был реализован. Властями было дано обещание в случае расширения аэропорта не прибегать к экспроприации. Вплотную к аэропорту прилегают огороды уже детей и внуков японских фермеров — сопротивленцев.

Естественно, к счастью или сожалению, наши граждане не могут столь рьяно отстаивать то, что принадлежит им по закону. К счастью, потому что никому не нужны кровавые столкновения, стачки и прочие неприятности, к сожалению, потому что мы всего боимся и не умеем отстаивать то, что по закону принадлежит нам, пусть и не столь радикальными способами.

Сегодня надо сказать, что правила переселения граждан сносимых домов изменились. Подавляющее большинство строительных компаний предлагают гражданам съехать на время, пока их ветхий дом будет снесен, а на его месте появится новостройка.

Временные рамки обычно устанавливаются в два года — это то время, за которое, якобы, будет возведена многоэтажка. На это время переселенцам выплачивают ежемесячные средства на съем квартиры. В последнее время эта сумма равняется 400 манатам в центре города и 250-300 на периферии.

Буквально на днях к автору данного материала позвонили растерянные родственники, к которым явились представители строительной компании и заявили, что их дом подлежит сносу, мол, освободите квартиру. Дом, между прочим, расположен в центре, в районе цирка, рынка «Тезе базар».

Застройщики заявили, что в том случае, если граждане съедут в течение недели, то им будут выплачивать ежемесячно по 600 манатов на съем квартиры, в противном случае, если переезд затянется — 400 манатов. Естественно никто из соседей не в состоянии с бухты-барахты взять и съехать. Квартиру подобрать в столь короткие сроки сложно, да и куда девать годами нажитое имущество? Ведь квартиры сдаются в подавляющем большинстве случаев уже обставленными.

Другой не менее важный вопрос — где в этом районе можно найти приличное жилье за 400 манатов? Цены на аренду даже двухкомнатных квартир в указанном районе начинаются от 600 манатов в месяц, за 400 можно разве что снять комнатушку в районе, именуемом в народе «Кубинкой», но кто пойдет жить из хорошо отремонтированной квартиры в 4-этажном доме в комнатку в самостройке? Отрицательный ответ очевиден, но вот что делать — непонятно.

Переезжать в районы столицы подешевле также мало кого устроит, ведь многие учатся, работают рядом с домом, а получается, что из-за чьих-то бизнес-планов люди должны менять кардинально свою жизнь. Спрашивается, а чего ради?

И главный вопрос, который волнует многих граждан, оказавшихся в такой ситуации — где гарантии того, что они получат квартиру в новостройке, после того, как строительство будет завершено? А гарантий никаких нет. Застройщик просит поверить в его «честное слово», более того, он может даже позволить вам выбрать виртуальную квартиру в виртуальном доме на мониторе своего ноутбука. После того, как гражданин сделает свой выбор представитель строительной компании даже запишет вашу фамилию, номер квартиры, этаж и прочие нюансы в свой бумажный блокнотик…

Но позвольте, господа бизнесмены, ведь это совсем несерьезно. Нужно составлять договор, юридически подтверждающий то, что квартиры жильцам выдадут при любых обстоятельствах. Если же случится форс мажор, к примеру, банкротство компании, а такое в бизнесе случается довольно часто, гражданам выдадут денежные компенсации на приобретение квартиры. Но наши бизнесмены работают по своим правилам.

Странно, что государство занимает во всей этой истории позицию стороннего наблюдателя, не вмешиваясь в вопросы отношений «жильцы — строительная компания», хотя вмешаться стоит и уже давно. Кто — то может возразить, мол, этого делать не нужно, пусть частный сектор работает по своим законам, но дело в том, что, порой, эти «законы» идут в разрез с государственными законами, а жертвами подобного положения дел становятся самые обычные граждане.

К примеру, в банковском секторе государство выступает гарантом возврата гражданам депозитов в случае банкротства частного банка. А почему аналогичную или похожую практику не применить и в строительном секторе? Ведь порой недвижимость — это единственное ценное имущество, имеющееся у граждан в нашей стране.

А если компания-застройщик обанкротится, получается, что люди, поверившие обещаниям бизнесменов, которые фактически уже вручили им на словах ключи от квартиры в новостройке, останутся на улице. Вся загвоздка в том, что слова эти ничем не подкреплены, а дом пока возведен лишь в виртуальной проекции и в мечтах, а мечты легко могут разбиться о суровые реалии нестабильной экономической ситуации…

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...