Точка зрения, Эхо

Последствия «игр со смартфоном» в Азербайджане

nurani-foto-tochka-zrenia3НУРАНИ

«Телефонное видео» становится все более качественным, это уже давно часть нашей жизни. Тем более что, по сравнению с видеокамерами, видео, снятое на телефон, можно практически мгновенно выложить в Сеть.

«Телефонное видео» было единственной «картинкой», которой располагали телеканалы мира во время волнений в Иране, «телефонные» съемки — самое «оперативное» видео с мест любых происшествий, будь то «цепная авария» или чебаркульский метеорит. На телефон снимают первые шаги малыша, веселую вечеринку, встречу одноклассников…

Но не только.

Инцидент в одной из самых престижных бакинских школ — из тех историй, о которых, быть может, перестанут писать в топе новостей, но вряд ли забудут. По Интернету загуляло видео, снятое в школьной раздевалке: ученик 11-го класса занимается любовью с семиклассницей. Влюбленных уже опознали. Уже «приняли меры»: арестован юноша, девочку исключили из школы. Только вот это, будем откровенны, не конец истории, а ее начало.

Юношу ждет суд, и самое страшное для него, вполне возможно, еще впереди: за «физическую любовь» с несовершеннолетней полагается весьма серьезный срок, и то, что секс был добровольным, еще не индульгенция. А как в тюрьме встретят «сидельца» по такой статье, можно себе представить.

И да, такая деталь: ученик 11-го класса — это далеко не 35-летний Александр Грибоедов, вскруживший голову 15-летней княжне Нино Чавчавадзе. По закону, ему даже нельзя купить в мини-маркете за углом школы сигареты и алкоголь. Это, конечно, не освобождает от ответственности, но информацию к размышлению дает.

Пережить все это предстоит и девочке — ее вдобавок ко всем потокам грязи еще и исключили из школы. Успокоительные рассуждения в стиле «ничего страшного, будет учиться в другой» здесь не подойдут. И не только потому, что Интернет сделал свое дело, и мерзкий «хвост» разговоров в стиле «а, это та самая, которая на том видео» потянется за ней и в новое «учебное заведение».

Важно другое: «педагогический коллектив», подберем самый щадящий эпитет, совершенно неверно «расставил акценты», наказав девочку, которая во всей этой истории жертва — и с юридической, и просто с человеческой точки зрения. Девочка уже пыталась вскрыть себе вены. Да, в этот раз ей не дали довести задуманное до конца, но где гарантия, что она не попробует сделать это во второй, в третий, в пятый раз? А ведь ей всего-навсего 14 лет. Возраст, когда от ошибок не застрахован никто.

Но вот в чем дело. Как бы ни был велик соблазн порассуждать о падении нравов, любовь в столь юном возрасте существовала, существует и будет существовать. Причем вне зависимости от социального положения родителей, строгости воспитания и, пардон, степени просвещенности подростков в таких вопросах. Да и в благословенные для кого-то советские годы подобные истории в школах случались.

В том числе и в «элитных», с подростками, которых никоим образом не получалось отнести к «неблагополучным» или «трудновоспитуемым». Все это оставляет стойкое ощущение «дежавю». Юность — это еще и пора любви, а кто не верит, пусть перечитает шекспировскую драму о Ромео и Джульетте. Просто сегодня этот сюжет разворачивается не в декорациях, воссоздающих итальянские дворцы прошлых веков, а в интерьерах куда более прозаичных — в школьной раздевалке, например.

Только вот во времена Шекспира не было Интернета. Того самого Интернета, благодаря которому эта история и доросла до своих нынешних масштабов. Свою роль сыграла и кажущаяся легкость: видео летит во всемирную Сеть в прямом смысле слова в один клик. Это в прежние годы для такой операции требовались хитроумные «шпионские устройства», которые к тому же не продавались на открытом рынке.

А сегодня почти у каждого в кармане смартфон с выходом в Интернет, в многочисленные социальные сети, в мессенджеры, в видеохостинги и просто «лички», где отвратительное видео разлетелось со скоростью вируса гриппа в разгар эпидемии. И самое страшное, оказалось, что иммунитета против такого «вируса видео» у нас недостаточно.

Потому что за кадром по итогам по крайней мере первого этапа всей этой неприглядной истории весьма важные вопросы: автора этого видео вообще ищут? Его пытаются, как говорят в силовых структурах, «установить»? Собираются прояснить, зачем он все это заснял и выложил в Сеть?

Вряд ли просто «хотел поиграть с телефоном» и выложил все в сеть ну совершенно случайно. Трудно поверить и в то, что это «любитель» такого рода зрелищ. Можно, конечно, состряпать версию, что это видео, мол, помогло раскрыть преступление, только вот автор съемки, напомним еще раз, не отправил этот ролик в полицию, а выложил его в Интернет.

И вряд ли не понимал, чем эта «короткометражка о любви» обернется не только и не столько для юноши, сколько для девушки. Может, запись имела совсем другую цель — шантаж? Месть самому ученику, его родителям, девочке, наконец? Здесь нужно не гадание на кофейной гуще, а четкие ответы, и дать эти ответы должно следствие, а не соцсети и не людская молва. Тем более что высказано и такое мнение: в действиях этого субъекта содержится состав преступления по статье, предусматривающей ответственность за изготовление и распространение детской порнографии.

А если еще имело место вымогательство, то тем более. Но, вопреки фактам, логике, наконец, закону, все это остается за кадром и за рамками общественного интереса.

А вот это уже куда серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. Дискуссия, как далеко, пардон, может вторгаться в чужую жизнь чей-то объектив, идет уже давно. Еще много лет назад эту дискуссию начали адвокаты раскрученных «звезд», которым донельзя досаждали «папарацци». Но здесь речь идет не о «звездах» и «папарацци». Речь о тайных съемках и о том, как на всеобщее обозрение выложили нечто, что для посторонних глаз изначально не предназначалось. А уж использовали для этого соцсети, мессенджеры или просто расклеили в школьном фойе фотографии, отпечатанные со стеклянных негативов — не суть важно.

И вряд ли для реагирования здесь нужен некий специальный закон, который еще не написали и не приняли. Просто есть такие основополагающие понятия: вторжение в частную жизнь, тайная слежка без ордера и соответствующего разрешения, наконец, шантаж. Все это было наказуемым за десятилетия до изобретения Интернета и социальных сетей.

И не должно оставаться безнаказанным сегодня, вне зависимости от технической стороны вопроса. И если теперь, пока еще свежа в памяти история с любовью в школьной раздевалке, все это не получит юридической квалификации, а общество не убедится, что такие «игры со смартфоном» будут иметь последствия и для того, кто находился по ту сторону его многопиксельной камеры, то уже завтра по Интернету может загулять видео, снятое в другой школьной раздевалке — с не совсем одетыми школьницами (на то она и раздевалка).

Послезавтра в обмен на «нераспространение» этого видео будут требовать денег, «нужных» решений или чего-нибудь еще. И да, на этом видео может оказаться чья-то сестра, чья-то дочь или племянница. А это значит, что реагировать на такие «видеоигры» надо уже сегодня. Вернее, надо было еще вчера.

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...