Общество, Эхо

Башенные мавзолеи Ширвана — шедевры средневекового азербайджанского зодчества

shirvan-mavzolei-bashn

О.БУЛАНОВА

На это путешествие вашу покорную слугу подвигло изучение истории возведения на территории древнего Ширвана башенных мавзолеев, являющихся шедеврами средневекового азербайджанского зодчества. Объехать их все — задача сложная, но если поставить себе такую цель, то ничего невозможного нет.

Конечно, маршрут лучше всего проложить по хронологии возведения мавзолеев: сначала ранние, затем более поздние. Но тогда поездка может затянуться на неопределенное время. Так что разумнее исходить из географии.

Сначала — немного о самих башенных мавзолеях Ширвана. Мавзолей — своего рода памятник усопшему. Не любому, конечно — наиболее значимому. В Ширванской зоне мавзолеи впервые возникли в раннем Средневековье. Архитектура их менялась на протяжении своей истории, и если знать ее особенности, можно датировать те мавзолеи, на которых нет никаких опознавательных знаков.

Чтобы было проще, архитекторы и историки делят эти мавзолеи на четыре группы — по времени создания: XIV-XV вв., XVI в., XVII в. и XVIII — начало XIX вв. В общем же и целом они больше всего напоминают толстые короткие карандаши: восьмигранное основание, сложенное из камня (более ранние возведены из кирпича) и перекрытое сверху пирамидальным куполом-шатром, тоже граненым. Как правило, мавзолеи имеют вход, иногда окна. В зависимости от времени своего создания украшены причудливой или, наоборот, строгой каменной резьбой.

Из ранних удалось найти шесть. Два находятся в Габалинском районе близ села Хазра. В одном погребен шейх Хазрат Мансур, в другом — шейх Бадр ад-дин ибн Шамс ад-дин. Некоторые ученые считают, что титул Мансура «Хазрат» («Святой») отразился в названии селения «Хазра».

По надписи на первом мавзолее становится понятно только, что он возведен при ширваншахе Ибрагиме I. Ибрагим этот правил в 1382-1417 гг. Зато на втором указан не только год, но даже день (видимо, день окончания строительства): 30 января 1447 г., а также имя зодчего — Юсиф, сын устада Захида.

Можно предположить, что мавзолеи во времени разделяет как минимум 30 лет. Однако вот что любопытно: вход в один расположен на юго-западной стороне, в другой — на северо-западной. Но при этом направление стрелки, выбитой на входе в один мавзолей, продолжаются на входе в другой. Получается, что оба мавзолея, украшенные каменной резьбой и красивой арабской вязью, были построены по заранее подготовленному единому плану.

Мавзолеи расположены рядышком, в густом живописном лесу на огороженной неким подобием забора территории. Производят просто-таки колоссальное впечатление! Живая, не залакированная и не почищенная «болгаркой» история. Хотя чем-то другим явно почищенная: в 2006 г. была проведена частичная реставрация, и мавзолеи побелели — если сравнивать со старыми снимками.

Аура там великолепная, хочется бродить вокруг и не уходить. Представьте: между деревьев, довольно молодых, кстати, стоят древние сооружения, свидетели давно ушедших эпох. Кстати, возможно, деревья выросли позже, а изначально мавзолеи стояли на открытой местности. Сказать, как эффектнее — на открытой территории или в лесу, невозможно: и так, и так красиво!

Рядом с мавзолеями — тоже прямо в между деревьями — старинное кладбище с древними надгробиями, самые ранние из которых старше мавзолеев: датируются аж XII в. Кладбище, несмотря на свою невероятную живописность, производит поистине удручающее впечатление: могильные камни, украшенные узорами и арабской вязью, обильно поросли мхом (как и деревья вокруг — прям Берендеево царство!), многие перевернуты, повалены, в них собирается дождевая вода… И приходит мысль: все в этом мире тлен и суета…

Рядом с мавзолеями висит какая-то сиротливая, чуть ли не самодельная табличка — типа это памятник архитектуры. Табличка чуть получше стоит у проселочной дороги. Местный житель, который показал дорогу к мавзолеям, рассказал, что за территорией в частном порядке ухаживает какой-то житель села Хазра. Наверное, это все- таки должно делать Министерство культуры и туризма…

Третий мавзолей — шейха Дурсуна сына Ахмеда Падари. Находится в 3 км от Агсу. Дорога хорошая, найти легко. Он приземистый, широкий в основании — шире и ниже, чем Габалинские, и, в принципе, производит такое же впечатление: живая старина! Но стоит на открытой местности.

Время его возведения разные ученые оценивают по-разному. Есть три мнения: август-сентябрь 1399 г., 1403-1404 гг. и 1457 г. Такое разночтение стало возможным из-за плохо сохранившейся надписи, которую можно толковать и так, и так. Но в последнее время историки больше всего склоняются в последней дате.

Мавзолеи этого типа отличает сдержанность и строгость линий, отсутствие пышного декора, выверенность пропорций. Как отмечают историки, такого рода каменные мавзолеи стали возводить на век позже, чем кирпичные на территориях южнее Куры. Несмотря на то, что кирпич — материал более пластичный, чем камень, все искусствоведы, начиная еще с XIX в., отмечают, что каменные не менее изящные и выверенные, чем их кирпичные предшественники.

Хотя есть еще один мавзолей, принадлежащий к ширванской архитектурной школе, который построен очень рано: в 1203-1204 гг. Это шемахинский мавзолей в селе Гейляр и носит почти бакинское название: Пир-Мардакан. В нем покоится ученый Таир Тадж Аль-Худа Мадакани ибн Али, о чем говорит табличка у входа. По сути, мавзолей Пир-Мардакан — это ханака, т.е. суфийская обитель. Изначально ханаки были скромными приютами дервишей, но затем превратились в целые комплексы, детально продуманные и богато украшенные.

Но об этом мавзолее мы уже подробно рассказывали в путешествии по Шамахинскому району. Добавим только любопытную информацию о названии. К абшеронскому селению Мардаканы этот мавзолей-ханака отношение не имеет. Просто погребенный в нем происходил из местности Мядяк (Мадак, Медек) в Южном Азербайджане вблизи города Хасанабад. Эту информацию ученые почерпнули из надписи на надгробном камне. Они считают, что позже «Мадакани» трансформировалось в «Мардакян».

Еще одна интересная информация касается того, что после смерти над могилой этого уважаемого человека возвели другой мавзолей, не тот, что мы видим сейчас. А позже, в XV в., когда в этой местности стали ставить мавзолеи первого типа, старый был разрушен и выстроен новый — восьмигранный. Обновление мавзолея могло быть связано и с возведением рядом комплекса ханаки. А, может быть, банально следовали архитектурной моде. Что касается надписи, то ее просто вмонтировали в новые стены.

В XVI в. архитектурная мода еще раз сменилась, и настало время второму типу мавзолеев — более сложных по архитектуре и декору. Один мавзолей был построен рядом с ахсуинским мавзолеем Дурсуна, еще один — у села Хазра. Но они оба не сохранились.

Тот же зодчий — шемахинец Шамс ад-дином — выстроил еще несколько мавзолеев около села Хазра. Говорят, их было семь. Сохранилось только два, на них тоже можно посмотреть, они находятся недалеко от двух других — вышеописанных.

Для кого построен один из них, неизвестно. Выглядит «богаче» первого типа: появились изломанные линии куполов и арок (курватуры), декоративные элементы в интерьере и на фасаде, сталактиты на фризе под куполом и другие «излишества». Грани мавзолея уже не параллельны, он как бы сужается кверху. Датируется он XVI в. И таким же веком датируется еще один, возведенный для шейха Мухаммеда. Они тоже стоят в лесу.

Следующий, третий тип мавзолеев, — это мавзолеи XVII в. Самые яркие их образцы находятся в селе Калахана, что в 6 км к югу от Шемахи. Там целая россыпь мавзолеев, комплекс, в который изначально входило 9 мавзолеев, осталось 8, один из которых в полуразрушенном состоянии.

О том, что их было 9 — ни больше, ни меньше — историки узнали благодаря нидерландскому художнику, писателю и путешественнику Конелису де Брюину (1652-1727), который в начале XVIII в. совершил большое путешествие, описанное в вышедшей в 1711 г. книге «Путешествие через Московию в Персию и Индию» и иллюстрированное им же. На двойной гравюре мы видим изображение всего комплекса из девяти минаретов (6 из них стоят в маленьких двориках, окруженных забором), на другой — крупным планом один из мавзолеев. Де Брюин был первым, кто описал и изобразил эти мавзолеи.

Несмотря на такое древнее свидетельство очень странно, что о них мало кто сегодня знает. Комплекс Едди Гюмбез, находящийся на горке рядом с Шамахой, известен всем, это раскрученный туристический бренд. А о Калаханских мавзолеях, производящих, наверное, более сильное впечатление — хотя бы потому, что они старше, — не знает почти никто.

Калаханские мавзолеи называют гробницами суфиев. В это место, которое считается очень сильным пиром, издавна устраивались паломничества членов древнего духовного братства. Они уединялись на 40 дней в стенах гробниц и предавались медитациям. Некоторые ученые предполагают, что мавзолеи могли служить и чем-то вроде маленьких караван-сараев.

Расположены эти 8 мавзолеев на открытой местности (если не считать нескольких довольно больших деревьев рядом с крайними гробницами) и выглядят необыкновенно эффектно, особенно рано утром или ближе к закату, когда их заливают косые солнечные лучи. Вдали раскинулись невысокие сиреневые горы, пожухлая зимой трава похожа по цвету на камни мавзолеев — она золотистая, и они золотистые. Особенно в закатных лучах. А вокруг — никого… Вечный покой.

Все он принадлежат к одной архитектурной традиции, но имеют свои различия: в пропорциях, декоре, внешнем окружении. Вокруг одной гробницы имеется огороженный довольно высокими стенами небольшой дворик примерно 7 на 7 м с глубоким и высоким входным порталом. Рядом с другой — большое древнее кладбище с хорошо сохранившимися надгробиями. Около третьей — тоже дворик и входной портал, но заборчик совсем низенький.

На одной из гробниц была найдена надпись на арабском языке, сообщающая, что «Это могила шейха Ибрагима, сына Амир Ахмеда, потомка шейха Исрафила из Чилкейских шейхов. Сернар Абдул-Азим, сын Амир Али… Год 1072 хиджры». Т.е. в 1663-1664 гг.

Многие ученые предполагают, что все они были построены примерно в одно время, и замечают их сильное сходство с гробницей шейха Яхья Бакуви во Дворце Ширваншахов в Баку — они обладают такими же совершенными пропорциями и похожей отделкой.

Калаханские мавзолеи принято считать «последними из могикан». Дальше наступает период упадка в строительстве башенных мавзолеев в Ширване. Комплекс Едди Гюмбез в Шемахе — не что иное, как повторение давно найденного, и повторение довольно позднее: их строили в 1810-1820 гг. для родственников по заказу последнего правителя Шамахы — Мустафы хана. «Вероятно, — пишет историк С.Велиев, — его макет (речь идет об одном из мавзолеев — О.Б.) был специально скопирован с мавзолеев села Калахана, правда, чувствуется отсутствие прежнего изящества».

Вообще восьмигранных башенных мавзолеев на территории Азербайджана много. И все посетить не удастся — хотя бы потому, что многие находятся в Карабахе и прилегающих к нему землях. Но посетить хотя бы Ширванские мавзолеи должен любой, кто ценит историю своей страны. Потому что при одном только взгляде на них понимаешь, какими высокими архитектурными познаниями и чувством прекрасного обладали древние азербайджанские зодчие! Есть, чем гордиться!

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...