Экономика, Эхо

«Плавающий курс» маната, который не плывет

az-manat-devalvation-devaluationС.АЛИЕВА

Некоторое время тому назад Азербайджан перешел к так называемому «плавающему» курсу национальной валюты. Тогда многие эксперты предрекали, что манат наконец приобретет свою реальную стоимость, обесценившись чуть ли не в три раза.

Однако на деле, переход на «плавающий» курс ничего не изменил в стоимости маната, что позволяет говорит о том, что курс является административно регулируемым.

Как заявил в беседе с Echo.az экономист Сейфал Алиев, то, что мы наблюдаем сегодня в Азербайджане, нельзя назвать свободно плавающим курсом маната.

«Дело в том, что свободно плавающий валютный курс подразумевает полный отказ властей вмешиваться в процесс регулирования национальной денежной единицы относительно валют других стран. Одним словом, движение валютного курса определяется исключительно по рыночным законам спроса и предложения. Но у нас этого нет,» — сказал Алиев.

«На данный момент очень немногие страны используют указанную политику касательно их денежного знака, гораздо распространеннее родственный ему экономический режим, а именно регулируемый плавающий валютный курс, собственно говоря то, что мы сегодня наблюдаем в Азербайджане», — говорит экономист.

По его словам, по такому режиму цена колеблется в определенных рамках. В случае же достижения верхнего или нижнего предела коридора, в процесс вмешиваются монетарные власти страны с целью стабилизации изменившегося курса.

«Сам процесс вмешательства заключается в большинстве случаев в валютных интервенциях. Проводятся конверсионные операции с национальной валютой и резервными денежными единицами на открытом рынке» — сообщил С.Алиев.

В свою очередь экономист Натиг Джафарли в интервью Echo.az сообщил о том, что для того, чтобы удержать манат на плаву ежемесячно Нефтяной фонд продает по 300-350 миллионов долларов на аукционе.

«В год на эти цели тратится порядка 4 миллиардов долларов. Помимо этого у Нефтяного фонда имеются определенные обязательства перед Центральным банком. К примеру, в текущем году Нефтяной фонд должен перечислить ЦБ 9 миллиардов манатов или 5,5 миллиардов долларов.

«По сути, у нас в стране отсутствует рынок ценных бумаг так же как нет валютного рынка. Нет игроков валютного рынка — 20-25 банков, которые участвуют в валютном аукционе — сложно назвать полноценными игроками. Аукцион длится всего час, одним словом, практически все предопределено изначально, а значит, курс у нас не плавающий, а административный», — говорит экономист.

Впрочем, экономист Фуад Ализаде в беседе с Echo.az отметил, что если данная схема работает, то почему бы ее не использовать?

«По данной схеме работают многие государства, и тем самым достигается главное условия успешного развития экономики — стабильность. Она необходима и населению, и правительству, а если это так, то поводов переживать по поводу того, что у нас «неполноценно плавающий манат», нет никаких», — резюмировал экономист.

Между тем отметим, что в январе 2018 года находящиеся в распоряжении Центрального банка Азербайджана (ЦБА) валютные резервы выросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 1 054 миллиона долларов (24,4 процента) — до 5 381,2 миллиона долларов, следует из статистических данных, размещенных в пятницу на сайте ЦБА. За месяц резервы Центробанка выросли на 46,6 миллиона долларов.

В течение прошлого года валютные резервы Центробанка выросли на 1,36 миллиарда долларов, или на 34,2 процента.

Резервы ЦБА начали сокращаться с июля 2014 года. Если в начале этот процесс протекал медленными темпами (в пределах 20-50 миллионов долларов), то, начиная с декабря 2014 года, произошло резкое сокращение объема резервов, что связано с ростом спроса на долларовую массу в стране.

Между тем, в течение 2016 года рост валютных резервов наблюдался в марте (на 0,9 процента), апреле (на 1,35 процента), мае (на 3,97 процента), августе (на 0,7 процента) и ноябре (на 0,14 процента) (Trend).

ЭХО НА FACEBOOK:

Loading...