За рубежом, Эхо

Станет ли Роухани «иранским Горбачевым»?

hassan-rouhaniА.ШАКУР

Последний генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев — из тех политиков, в отношении которых оценки высказываются диаметрально противоположные. Для Азербайджана Михаил Сергеевич — организатор кровавой карательной акции 20 января 1990 года.

К тому же именно он, как руководитель страны, несет ответственность за разжигание конфликта в Нагорном Карабахе — Кремль тогда, напомним, не принял никаких мер к тому, чтобы обуздать армянских сепаратистов.

Многие россияне возлагают на него ответственность за распад СССР (при том, что Советский Союз разваливался изнутри, а Горбачев был готов залить кровью хоть все национальные окраины, но не допустить их независимости — правда, в реальности результат получился обратным ожидаемому).

Но для политической «тусовки» Запада он остается символом «перестройки», «нового мышления», реформатором, при котором прекратилась «холодная война» и была разрушена Берлинская стена. Возможно, именно поэтому фамилия советского генсека стала в некотором смысле нарицательной. В том числе и в отношении иранских лидеров, с которыми связывали надежды на реформирование страны.

Во всяком случае, когда в 1997 году пост президента ИРИ занял Мохаммад Хатами, кандидат от «реформаторов», его тут же назвали «иранским Горбачевым». От нового президента ждали реальных реформ, снижения напряженности в отношениях с внешним миром. И первые его шаги вроде бы выглядели достаточно обнадеживающими: Хатами говорил о «диалоге цивилизаций», дал интервью американским СМИ…Но, увы, реальных реформ за период его правления так и не последовало.

Нынешний глава ИРИ Хасан Роухани сравнений с Горбачевым в начале своего правления не удостоился. Но теперь эти параллели выглядят куда убедительнее, и не потому, что нынешний глава ИРИ оказался решительным реформатором. Все куда опаснее: его политика может привести к распаду страны. Причем по неконтролируемому сценарию.

Из Ирана вновь приходят драматичные сообщения. В столице ИРИ, по сообщениям канала «Евроньюс», арестованы 29 участниц акции протеста против обязательного ношения хиджаба. Как заявили в полиции, их задержали «за нарушение общественного порядка».

Перед этим в соцсетях активно «постили» фото и видео, на которых женщины, будто флагом, размахивают снятыми с себя платками. В правоохранительных органах отметили, что задержанные «подверглись влиянию» пропагандистов, находящихся за границей.

Только вот усталость иранского общества от «жесткого исламского режима» дает о себе знать уже давно. И число противников, вернее, противниц обязательного ношения «исламской» одежды множится. Против «исламского дресс-кода» выступает и Фаезе Хашеми Рафсанджани, дочь экс-президента страны, которая ведет активную борьбу за права иранских женщин.

«Я против обязательного ношения хиджабов и всего того, что навязывают. У каждого должно быть право выбора. Я отношу себя к мусульманским феминисткам. Феминизм подразумевает под собой равенство между мужчинами и женщинами. К нему мы должны стремиться». — утверждает она.

И понятно, что речь не только о хиджабе. Роухани обозначает готовность к реформам, но реформаторы ждут от него явно большего, но вот консерваторов пугают даже робкие шаги нынешних властей. И это тоже заставляет вспомнить печальный опыт Горбачева, который потерял поддержку реформаторов, потому что был слишком осторожен, и лишился поддержки консерваторов, потому что те выступали против любых реформ.

Однако куда более серьезное беспокойство вызывает политика Ирана в отношении Сирии. Точнее, попытки Тегерана воспрепятствовать турецкой военной операции в Африне, за чем скрывается куда более опасная и провокационная игра, направленная уже против Турции.

Беспокойство в Иране начали выражать практически сразу же. А 23 января в своем выступлении по государственному телевидению Ирана старший военный советник аятоллы Хаменеи Яхия Рахим Сефеви изрек, что, оказывается, военные операции США и Турции в Сирии не являются законными и легальными. По его словам, «Турция в некоторых случаях соответствует США, и турки движутся в рамках американской стратегии».

«Есть некоторые разногласия между американцами и турками, и западная часть Африна — одна из таких областей в их разногласиях. США создают новые вооруженные силы численностью 30.000 человек в Сирии, но Турция не согласна с этим. С другой стороны, если курды призывают к своей автономии в регионе, им необходимо добраться до берегов Средиземного моря, чтобы выжить. Вот почему турки оккупировали Африн, и это является нарушением национального суверенитета Сирии», — заявил иранский генерал.

После чего перешел к открытым угрозам: «Присутствие США и Турции на сирийской почве для нас является незаконным, и оно не имеет законного оправдания. Я думаю, что сирийское правительство и армия не потерпят этого присутствия. Присутствие турок в регионе Африн вызовет проблемы в отношениях Турции и Сирии. Турки объединены с американцами и сионистами в своей общей стратегии, и их споры в основном носят тактический характер».

Это, конечно, информация к размышлению для российских экспертов, которые возводят в абсолют пикировку между США и Турцией. Но не только. Очевидно, что военная операция Турции в районе Африна не на шутку встревожила Тегеран.

И по меньшей мере показательно, что спикер парламента ИРИ Лариджани, по оценкам того же «Регнума», «как бы вскользь упоминает о том, что действия США по созданию своих новых баз в провинции Ракка несут в себе дополнительные угрозы. В этой провинции, как известно, именно американцы и курдские отряды из коалиции SDF». То есть американцы в союзе с курдами ИРИ не беспокоят.

По официальной версии, реальных силовых мер после заявления генерала не последовало. Правда, столкновения сирийской армии с турецкими военнослужащими дают здесь определенную пищу для размышлений.

Теперь — новая серия жестких заявлений. Иран вновь посоветовал Турции пересмотреть свое вмешательство в Сирию. Вначале об этом, как сообщает телеканал Al Mayadeen, заявил официальный представитель внешнеполитического ведомства Исламской Республики Иран Бахрам Гасеми.

«Турецкому правительству следует пересмотреть свое вмешательство в Сирию», — цитирует его ТАСС. Иранский дипломат добавил, что «консультации между Ираном, Россией и Турцией относительно Сирии продолжаются».

А теперь уже и президент ИРИ Хасан Роухани во время своей пресс-конференции в Тегеране заявил, что присутствие любой внешней силы на территории Сирии без согласия законных властей неприемлемо. «Наша принципиальная позиция заключается в том, что присутствие любой внешней силы на сирийской территории без согласия руководства (Сирии) неприемлемо», — приводит агентство Mehr слова Роухани, отвечавшего на вопрос об операции «Оливковая ветвь», проводимой турецкими ВС в районе Африн на севере Сирии. Словом, в Иране явно недовольны активностью Турции в сопредельных районах Сирии.

Есть, конечно, красивая и удобоваримая версия, что Иран ну донельзя обеспокоен суверенитетом Сирии как государства. Только вот верится в эту версию с трудом — хотя бы потому, что Тегеран с той же решительностью не требует, к примеру, у Армении убраться с захваченных азербайджанских земель.

Можно найти сугубо «внутрисирийские» резоны. Конечно, прямо на поверхности простое объяснение: Иран — союзник нынешнего сирийского режима. Более того, сегодня, после того, как сирийская армия попросту разбежалась, на стороне Башара Асада воюют иранские «Стражи исламской революции» (на земле) и ВКС России (в небе).

Турция при этом, как известно, оказывает серьезную поддержку антиасадовской оппозиции и настаивает, что сирийское урегулирование без отставки нынешнего президента страны невозможно в принципе.

Только вот куда важнее еще одно обстоятельство. Прежде всего региональное соперничество между Ираном и Турцией никуда не исчезло, в том числе и после прихода к власти АКР. У турецких исламистов, в том числе и «исламистов-лайт», конечно, свои связи с Тегераном, и до победы АКР на парламентских выборах иранских дипломатов не раз выдворяли из Турции за участие в религиозно- политических митингах клерикальной партии «Рефах», но уже после победы Эрдогана и его сторонников иранские власти весьма бесцеремонно выдавливали из ИРИ турецкий бизнес.

Но куда важнее другое. У Ирана — весьма долгая и богатая история сотрудничества с РКК. Еще в 2009 году Шимдин Сакык, один из приближенных «отца-основателя» РКК Абдуллы Оджалана, заявлял: «РКК возникла в Турции, однако основная ее поддержка поступает из-за рубежа. Мощную поддержку организации оказывают Армения, Иран, Ирак, Сирия и Греция». По его словам, «например, Иран в 1993 году передал РКК полный ассортимент вооружения, а Греция — «Стингер» (переносной зенитно-ракетный комплекс, оснащенный системой самонаведения на цель)».

Сакык сообщил также, что после того, как РКК подписала соглашение о прекращении огня, Иран забрал переданное им вооружение, заявив, что «оружие было передано РКК для войны». Но вот не возобновились ли эти поставки теперь — вопрос по меньшей мере интересный. Во всяком случае, интернет-сайты, близкие к курдским кругам, еще весной 2017 года сообщали, что представители РКК посетили Тегеран в поисках срочной поддержки страны для боевиков этой группировки в горах Кандиля (на севере Ирака).

Тесно связанному с РКК агентству BasNews стало известно из конфиденциального источника, что Масум Мардин, член РКК и бывший «посол РКК в Иране», в сопровождении трех военных должностных лиц посетил Иран и встретился с командирами иранской революционной гвардии, то есть «Корпуса стражей исламской революции».

В ходе переговоров Мардин осмелел настолько, что потребовал от Исламской Республики Иран в срочном порядке доставить военную и продовольственную помощь силам РПК в Кандиль с помощью вертолетов, поскольку выпавший недавно снег блокировал дороги, ведущие к их позициям в этом районе. Наконец, неназванный источник также сообщил ИА BasNews, что жители районов вблизи Кандиля ну совершенно случайно стали свидетелями того, как иранские вертолеты доставили грузы террористам РКК в Кандиле.

Вопрос, против кого дружат Тегеран и РКК, стоит того, чтобы его озвучить. После падения режима Саддама Хусейна у Ирана весьма устойчивые позиции в Багдаде, в основном за счет влияния в шиитской общине Ирака, и использовать против официальных властей этой страны такой опасный «инструмент», как РКК, нелогично. Вряд ли Иран действует таким образом против США. А вот Турция — дело другое.

Только вот, пытаясь «взорвать курдскую бомбу» в турецком доме, Тегеран, похоже, забыл, что своя курдская община есть и в ИРИ. Курды — конечно, народ ираноязычный, но так и русские, и украинцы — славяне, но это еще не значит, что Украина готова «раствориться» в «русском мире». Так или иначе, сегодня курдские лидеры Ирана тоже ищут поддержки за рубежом, в том числе со стороны США. А надежно проконтролировать оружие, «закачанное» в вооруженное подполье, не стоит и надеяться.

Понятно, что в Тегеране уверены: власть подавит силой любые протесты на национальных окраинах ИРИ. Но точно так же в этом был уверен Михаил Горбачев, который в конце 1991 года внезапно остался «президентом без страны».

ЭХО НА FACEBOOK: