Точка зрения, Эхо

Минская группа ОБСЕ: инструмент замораживания конфликта

asif-usubaliyev-tochka-zrenia2Асиф УСУБАЛИЕВ, кандидат политических наук ([email protected])

«Состоялась очередная встреча и очередной визит сопредседателей Минской группы ОБСЕ» — за прошедшие годы мы сотни, а может быть и более тысячи раз слышали и читали подобные слова. Но, в отличие от первых лет, теперь уже отсутствуют хоть какие-то эмоции.

Да, Минская группа все еще остается официальным институтом посредничества, но легитимность этого института уже под большим вопросом. Данное словосочетание, — т.е. «минская группа», превратилось в рядовую банальность нашей политической риторики.

Более того, характер работы этой группы позволяет предположить, что основная ее функция заключается не в поиске утверждения верховенства международного права, а в оттягивании решения и замораживании существующего статус-кво, что по определению является неприемлемым для Азербайджана.

Собственно говоря, подобной гипотезе мы неоднократно посвящали свои публикации. Обратите внимание также и на то, кто является основными игроками: Соединенные Штаты, с реально пошатнувшимся международным статусом из-за своих внутриполитических проблем; Россия, которая «не брезгует» применением силовых методов для решения конкретных геостратегических задач; и, наконец, Франция, в которой армянское лобби все еще является одним из ведущих и влиятельных общественно-политических объединений этой страны. Эти страны объединились в виде Минской группы и вместе «решают» наши проблемы.

Извините, да они решают, но не наши проблемы, а свои задачи. Жаль только вот то, что предметом их спекуляций являются наши территории. Учитывая характер современных международных отношений, а также содержание ряда глобальных тенденций, можно говорить о том, что институт посредничества, а в данном конкретном случае Минская группа, это инструмент реализации геостратегических целей самих «посредников».

Если согласиться с данным предположением, то предмет самого конфликта, т.е. территория Нагорного Карабаха — это эффективный инструмент давления или универсальная среда для политико- экономических манипуляций в регионе. Тем самым, разрешение и урегулирование конфликта для них может означать только добровольный отказ от дополнительных инструментов манипуляций и оказания давления на нашу страну, да и не только.

Так как в случае урегулировании конфликта, может возникнуть вероятность того, что Россия в лице Армении также может потерять своего вассала в данном регионе. Если при этом еще и учесть темпы роста нашей страны и усиливающийся международный авторитет, а также Грузию со своей очевидной прозападной позицией, то тем более, урегулирование конфликта может означать для России окончательную потерю этой территории в качестве потенциальной сферы своего влияния. Ее присутствие просто перестанет быть необходимостью. Согласитесь, подобная гипотеза имеет право на жизнь. Думаю, выводы сами напрашиваются.

Тем временем в Кракове недавно состоялась очередная встреча сопредседателей, а также глав МИД Азербайджана и Армении. В официальной хронике указывается, что в ходе встречи обсуждались вопросы, связанные со снижением военных рисков, включая расширение миссии наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта. Ну и как же не обойтись без ярких комментариев наших сопредседателей.

Например, слова российского сопредседателя Игоря Попова: «…обсуждались вопросы, связанные со снижением военных рисков, включая расширение миссии наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта. Предложения не новые, не раз озвучивались сторонами и связаны с решением статусных вопросов и урегулированием территориальной проблемы. Соображения, высказанные сопредседателями, направлены на то, чтобы помочь найти приемлемые развязки. Рассчитываем уточнить позицию сторон в ходе предстоящего в первой декаде февраля визита нашей «тройки» в регион и встреч с президентами Армении и Азербайджана».

Эти красивые слова в виде стандартного дипломатического протокола ничего не говорят, они просто заполняют пустоту. При этом такие слова «не о чем» мы слышим уже достаточно давно и долго. В риторике наших сопредседателей единственно конкретными бывают слова, направленные в защиту их статуса и значимости самой Минской группы. Сопредседатели почти всегда выступают с конкретными тезисами в защиту самого института посредничества.

Так, например, отвечая на вопрос журналиста, сопредседатель озвучил следующее: «Как посредники мы выступаем за продолжение политического диалога. Со своей стороны, прилагаем усилия для того, чтобы предложить Баку и Еревану устраивающие их варианты». Об этом И.Попов сказал в интервью московскому корреспонденту АПА, комментируя встречу министров иностранных дел Армении и Азербайджана в Кракове.

«Радует» то, что в такой суматохе они не забывают основной предмет разногласия между нашими сторонами.

Развивая контекст, хотелось бы привести иную небольшую цитату из интервью уже американского сопредседателя российской газете «Ведомости»: «Минский процесс по Нагорному Карабаху длится около 23 лет. Но из реальных достижений пока можно назвать только то, что он предоставляет возможность дискуссии, диалога».

Эти слова дипломата можно расценивать в качестве официального признания фиаско Минской группы.

Дж.Уорлик признался в недееспособности группы, а «предоставление возможности диалога» происходит только потому, что в данном конфликте нет иного официального института посредничества. Это все равно, что гордиться первым местом на соревнованиях, где ты являешься единственным участником.

ЭХО НА FACEBOOK: