Точка зрения, Эхо

С кем делится Армения «технологиями террора»?

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Борьба с терроризмом — сфера специфичная и многогранная. Методы здесь применяются самые разные.

Важную роль играет агентурная работа — все эти «агенты под прикрытием», внедренные в террористические группировки, «ценные свидетели», готовые на откровенность в обмен на смягчение собственного наказания. Отслеживаются аккаунты в социальных сетях, телефонные разговоры и переписка — к вящему ужасу персон типа Сноудена.

Террористов пытаются взять живыми, если не получается — «нейтрализовать». Но при этом специалисты признаются: ликвидировать конкретного исполнителя — это, конечно, профессиональный успех, но, простите за цинизм, не «золотой самородок». Настоящая победа — если удалось «нейтрализовать» оперативного руководителя. а еще лучше — «подрывника», специалиста по изготовлению «адских машин».

«Террористические технологии» — тема, которую журналисты, рассказывая о борьбе с террором, нередко — и незаслуженно — оставляют за кадром. В то время как специалисты не сомневаются: роль — и потенциальная опасность, естественно! — «технологий» и тех, кто эти технологии знает и может применить на практике, куда выше, чем у тех же «радикальных проповедников», осуществляющих «первичную вербовку».

Возможно, конечно, что внимание широкой публики к «технологиям террора» ослабила та самая прокатившаяся по миру волна «автомобильных терактов», когда стало понятно, что для массовых убийств можно использовать не только автоматы, «пояса смертников» или бомбы с часовым механизмом, но и обычные грузовики или пикапы.

Только вот это вряд ли означает, что террористы действительно перешли на убийства при помощи подручных средств. Что и продемонстрировала, в частности, атака неизвестных дронов на российскую базу «Хмеймим» в Сирии, после которой в мире заговорили о новой, и весьма опасной, «новинке», используемой террористами, — «беспилотниках».

А вот тут надо поподробнее. Намеренно оставим за скобками сугубо «сирийскую» проблематику. Не станем в который уже раз напоминать, что с победными реляциями Москвы о «разгроме ИГ» (к чему российские ВКС, кстати говоря, имели весьма опосредованное отношение), война в Сирии не закончилась, и уж точно не исчезли причины, которые к ней и привели.

Не будем вдаваться в детали политических интересов «внесирийских игроков» и указывать, что РФ стремится всеми силами сохранить у власти Башара Асада, потому что в случае падения его режима сохранить на территории Сирии свои базы для Кремля будет весьма проблематично. Вспомним другое.

Эта атака вызвала ожидаемый — и немалый — шум в прессе. Москва, как водится, обвинила во всем США, уверяя, что БПЛА, атаковавшие «Хмеймим», имеют такие узлы и детали, которые производятся только там, в Вашингтоне обвинения отвергли: все это можно купить на открытом рынке. Но в то же время именно в США на официальном, а не только «экспертном», уровне отметили: вызывает обеспокоенность, что в распоряжении террористов появились столь опасные технологии.

Только вот «благодарить» за атаку на «Хмеймим» России надо бы не США, которые здесь, судя по всему, ни при чем, а свой любимый форпост — Армению. А еще себя. Увы и ах.

И вот тут надо уже поподробнее. По понятным причинам, после апрельских боев 2016 года на Южном Кавказе у большинства экспертов на слуху прежде всего боевые ударные дроны, которые с успехом применил Азербайджан против армянских оккупантов (и которые вызвали по ту сторону линии фронта самый настоящий шок). Но «Хмеймим» атаковали при помощи гражданских БПЛА, к которым прицепили самодельные взрывные устройства.

В самом деле, сегодня БПЛА применяют не только и не столько в армии. Квадрокоптеры с успехом используют для частных фото- и видеосъемок. Беспилотники применяют для наблюдения за состоянием полей, с их помощью даже пасут овец.

В некоторых странах тестируют применение БПЛА для срочной доставки лекарств, с их помощью уже планируют доставлять товары из интернет-магазинов, развозить заказчикам пиццу… На открытом рынке можно найти самые разные модели, с разной «грузоподъемностью», дальностью полета и точностью управления. А уж что именно к ним подвесят — пиццу или взрывное устройство, зависит от конкретных обстоятельств.

Но вот ведь что интересно. За год до атаки на «Хмеймим», в середине января 2017 года, нечто подобное попытались применить против Азербайджана армянские агрессоры. Как сообщал официальный сайт Минобороны нашей страны, на границе с Азербайджаном, в Товузском районе, ВС Армении сбросили с беспилотника взрывное устройство, изготовленное кустарным способом.

Эта самодельная «адская машина» состояла из электрического детонатора, детонирующего шнура, батарей для его приведения в действие и еще была начинена многочисленными металлическими элементами — для поражающего эффекта. В Баку подчеркнули, что «целенаправленное применение Арменией таких средств, запрещенных нормами международного права, на азербайджано-армянской государственной границе нацелено на эскалацию ситуации, на то, чтобы Азербайджан принял ответные меры, и чтобы привлечь тем самым в очередной раз внимание к конфликту других членов военно-политического блока, в который входит Армения».

И вот теперь похожие технологии применяет уже исламистское подполье в Сирии, которое, как показывает практика, никуда не исчезло после российских победных реляций. Да, в Сирии, возможно, не осталось территорий, контролируемых ИГ, но вот сами боевики там есть. И «вычистить» их оттуда будет непросто. Случайное совпадение? Возможно. Применение террористами такой соблазнительной штуки, как беспилотник, было лишь вопросом времени? Готовы согласиться.

Однако проходит четыре месяца, и перед журналистами выступает Вова Вартанов, командир первого диверсионно-разведывательного отряда.

Наговорил сей отставной диверсант на своей пресс-конференции много такого, что хватило бы на весьма пухлую историю болезни. Предлагал, к примеру, разобщить и вообще «ликвидировать» ненавистный Азербайджан. «Мы всегда были хуже вооружены. Дисбаланс продолжается благодаря их нефтедолларам. Он будет, потому что турки богаче. Я предлагаю вообще ликвидировать это государство, разобщить», — заявил Вартанов. И вот для достижения этой цели предложил использовать…боевиков ИГИЛ.

«Ну, конечно, не зарегистрированный на бумаге союзник, а просто делать приятные нам дела», — пояснил Вартанов со специфичным юмором. Что это? «Язык поскользнулся» у отставного диверсанта? В некотором смысле слова да. Но Вова Вартанов не оговорился — он проговорился. Армения, ее спецслужбы уже не первый год пытаются использовать против Азербайджана бандитское подполье Северного Кавказа, и по понятным причинам Вартанов, профессиональный диверсант, знает об этом чуть больше «широкой аудитории».

И послужной список тут весьма и весьма солидный. Подготовка на объектах спецслужб Армении боевиков лезгинского «Садвала», которые затем взрывали в Баку метро, — пример далеко не единственный. Тогда же армянские спецслужбы завербовали гражданина России Игоря Хатковского — жителя Калининградской области РФ, которого тоже направили в Баку с заданием устраивать теракты на железной дороге. При расследовании, в числе прочего, всплыла любопытная подробность: работавший с ним офицер армянских спецслужб Оганесян, специалист по «взрывному делу», выполнял и заказы чеченских боевиков.

Затем таких примеров будет множество. Газета «Голос Армении», наследник ереванского русскоязычного «Коммуниста», на чей юбилей в редакцию являлся президент Серж Саргсян собственной персоной, публиковала пространные опусы в защиту персон, арестованных в Азербайджане за причастность к джихадистскому подполью. В Нагорном Карабахе объявили о создании «военной академии».

Уточнили: учиться там будут не только представители местной молодежи — с распростертыми объятиями на оккупированных азербайджанских землях ждали молодых людей из числа талышей, лезгин, цахуров и т.д. Уточняли, что обучаться можно «удаленно», по Интернету. Мнение специалистов было единодушным: обучаться «по Интернету» военным наукам невозможно. Тут нужны практические занятия, тренировки, учения, выезды на полигоны…Другое дело — террор: в Сети легко делиться схемами взрывного устройства и прочими опасными премудростями.

Свой след оставила и армянская «паспортная мафия». На ее счету целая серия скандалов: и фальшивые документы отъезжающим в США еще в советские годы выправляли, и в самих США депортацию армянских нелегалов срывали, и в самой Армении, как выяснилось совсем недавно, кое-кого снабдили липовыми документами…

А несколько лет назад в России разразился крупный скандал: в станице Ессентуковская в Карачаево-Черкессии предприимчивая армянская семейка поставила на поток выдачу российских иммиграционных документов и прочих бумаг. Фальшивых, естественно. И все бы ничего, но выданные в подпольном «филиале Федеральной миграционной службы» документы «засветились» в нескольких крупных терактах в России, организованных все теми же «джихадистами».

Наконец, еще одна деталь: в Ракке, неофициальной «столице» ИГ, оставалось несколько армянских семей, которые занимались ремонтом автомобилей и боевой техники «джихадистов». Подпустили бы они к своим пикапам тех, кому не доверяли, — вопрос риторический. Это то, что стало известно широкой публике. И понятно, что куда больше интригующих подробностей сотрудничества Армении с ИГ осталось «за кадром».

Можно, конечно, поинтересоваться, кто в этом тандеме выступает в роли учителя, а кто — ученика. Только вот будем откровенны: сегодня на слуху у многих именно террор под «джихадистскими» лозунгами, но глубину «террористического опыта» в армянской среде по сравнению с «джихадистами» неудобно даже сравнивать.

Первые теракты с захватом заложников армянские боевики устраивали еще в конце XIX века, когда арабского террора не существовало в принципе. Потом была серия политических убийств двадцатых годов, была волна армянского террора, захлестнувшая мир в семидесятые-восьмидесятые годы. Уже в конце восьмидесятых — начале девяностых армянские террористы, вооруженные этим самым опытом, начали активно перебираться в Армению.

И теперь, судя по атаковавшим «Хмеймим» беспилотникам, активно делятся этим опытом, обогащенным новыми реалиями, со своими союзниками, в том числе и не обозначенными на бумаге, как и советовал со знанием дела Вова Вартанов. Причем, судя по всему, делается все открыто, с привлечением серьезных структур и фактически на государственном уровне.

А теперь — еще немного неафишируемого закулисья. Армения формально считается независимым государством, но в реальности это даже не форпост России, а ее послушная марионетка. И что же — Армения, где местные политики без «отмашки» со стороны РФ даже галстука к рубашке не выберут, вдруг развернула всю эту кампанию помощи ИГ абсолютно без ведома Москвы? А РФ, которая контролирует в Армении сотовую связь, внешние границы, армию, была ну совершенно не в курсе столь бурной деятельности?

Или…в Кремле были в глубине души совсем и не против, чтобы Ереван, как и советовал Вова Вартанов, использовал боевиков ИГИЛ против непослушного Азербайджана, который — какая непростительная дерзость! — разворачивает в Европе свой независимый газовый экспорт?

Если вспомнить, что посол РФ Иван Волынкин весьма строго указывал Армении, что ей надо бы подсократить число прозападных грантовых НПО, но ни словом не обмолвился по поводу морально-политической поддержки террора, и армянского, и ваххабитского, вторая версия вовсе не кажется такой уж безумной.

Между тем закачать в террористическое подполье деньги, оружие и технологии просто и в некоторых случаях соблазнительно. Но вот куда сложнее, если вообще возможно, проконтролировать затем их расползание. Об этой простой истине, судя по всему, на минуточку забыли в Ереване, где уже получили и парламентский расстрел 27 октября 1999 года, и захват полка ППС, и серию политических убийств, и несколько террористических заговоров, участники которых не довели своих замыслов до конца. И сколько таких заговоров зреет в Армении сегодня, можно только гадать.

А теперь, судя по всему, с армянским «террористическим бумерангом» в очередной раз знакомится и Россия, которой на базе «Хмеймим» во всех смыслах «прилетело» от любимого форпоста. Просто потому, что выбирать форпосты тоже надо уметь.

ЭХО НА FACEBOOK: