Экономика, Эхо

В 2018 число «тяжелобольных» банков в Азербайджане увеличится

bank-dolg-dengi-money-debtЭ.РУСТАМОВА

В интервью Echo.az известный банковский эксперт, директор юридических фирм «Акрам Гасанов и партнеры» и «Антиколлектор» Акрам Гасанов рассказал, почему не произошло объединение банков и с какими трудностями банкам приходится сталкиваться при слиянии.

ИНТЕРВЬЮ

— В начале 2017 года финансовые органы страны заявляли, что в течение года несколько банков объединятся. Почему этого не произошло?

— Ситуация на рынке очень сложная, поэтому ни в коем случае нельзя думать, что консолидация не произошла якобы из-за улучшения положения банков. Это совершенно не так. В 2017 году только Caspian Development Bank объединился с Ata Bank и то потому, что эти банки принадлежали одному владельцу. Поэтому как таковой консолидации не было.

В цивилизованных странах два проблемных банка, владельцами которых являются совершенно разные лица, ведут переговоры и решают объединиться, чтобы не покинуть рынок и сократить расходы, прежде всего путем сокращения кадров и количества филиалов. Таким образом, два банка, слившись в один, вместе начинают бороться с проблемными кредитами и оттоком вкладов. Кстати, консолидация тоже требует определенных финансовых затрат. Это непростой процесс.

Что касается Азербайджана, то, во-первых, надо понимать, что наши проблемы настолько глубоки, что слияние банков не решит проблем банковского сектора Азербайджана. Во-вторых, многие банки не могут объединиться из-за финансовых вопросов. Если у одного банка объем кредитного портфеля, допустим, составляет 500 млн манатов и имеется 200 млн манатов проблемных кредитов, а у второго банка кредитный портфель оценивается в 300 млн манатов, а доля невозвращенных кредитов — 100 млн манатов, то понятно, что нужна помощь третьей стороны.

Кто должен помочь? Государство или субсидии может предоставить Центральный банк. Замечу, что помощь должна быть долгосрочной и по низкой ставке. Естественно, государство и финансовые органы скажут, что денег нет, и вообще на их помощь не надо рассчитывать. В таких ситуациях наши финансовые органы напоминают Минскую группу ОБСЕ, которая нам и армянской стороне говорит, чтобы мы сами между собой решили конфликт, а мы поддержим любое ваше решение. Поэтому вопрос не решается.

— Только по этой причине все «больные» банки не объединились друг с другом?

— Нет. Вторая проблема заключается в том, что финансовая отчетность азербайджанских банков недостоверна. Финотчеты совершенно не отражают реального положения кредитных организаций. Банки намеренно в документах снижают реальный уровень объема проблемных кредитов. Балансовые счета искажены. Естественно, махинации, которые проводятся во многих азербайджанских банках, скрываются. Только при объединении двух больных банков вся реальная ситуация всплывает наружу.

Кроме того, чем больше акционеров в проблемном банке, тем больше сложностей возникает. Споры возникают при разделе доли. Как правило, в такой ситуации банки пытаются обмануть друг друга, подтасовывая документы, чтобы получить наибольший процент акций в банке, поэтому банки не верят финансовым отчетам. Сегодня под сомнение ставятся даже отчеты, которые были проведены ведущими аудиторскими компаниями.

На примере крупных недавно закрывшихся банков мы видим, что аудит, проведенный «Большой четверкой» (Pricewaterhouse Coopers, Ernst & Young, Deloitte, KPMG), сделан неверно, и, скорее всего, имело место быть сговору. Поэтому банки не доверяют друг другу. В этом случае должны помочь органы государственного контроля, но и здесь возникают проблемы. Государственные арбитры часто проявляют непрофессионализм и необъективность при оценке. Многие банки не верят им, обвиняя их в том, что их решение зависит от суммы взятки. В связи с этим банки не хотят брать «кота в мешке» и не желают объединяться с другими банками.

Кроме того, при объединении банк должен сообщить своему партнеру всю подноготную. К примеру, если банк выдал коррупционным путем крупный кредит, он должен будет поставить в известность своего будущего партнера, что этот кредит никогда не будет возвращен. Естественно, это мало кому понравится.

В истории независимого Азербайджана есть два успешный факта слияния — это ныне функционирующие Bank of Baku и Uni Bank. Каждый из этих двух банков в свое время решил объединиться, чтобы увеличить свой капитал. Кстати, если раньше объединялись ради приумножения капитала, то сегодня рассматривают этот вариант для того, чтобы выжить на рынке.

— Сколько в Азербайджане «тяжелобольных» банков?

— Фактически большинство банков страны больны. Однако из 31 банка почти 10 организаций — «тяжелобольные». Их нужно объединить, а в идеале — убрать с рынка. Кроме того, есть вероятность, что число тяжелобольных банков в 2018 году увеличится. Плохие банки негативно влияют на общее состояние рынка. Как минимум, имидж азербайджанских банков страдает, поэтому отечественные и иностранные вкладчики забирают свои средства. Замечу, что нет смысла даже держать на рынке Межбанк. МБА портит общий фон, и его существование на рынке усугубляет и без того сложную ситуацию.

— Правда ли, что банковский сектор испытывает серьезный дефицит профессиональных кадров?

— В Азербайджане подавляющее большинство банков набирает сотрудников из числа своих детей, родственников жены, друзей детства, то есть набор штата построен на непрофессионализме. Конечно, в банковском секторе Азербайджана работают профессионалы, но первую скрипку в основном играют не они. В последнее время вообще странная тенденция наблюдается. Даже если речь не идет о трудоустройстве близких людей, личные качества ставят выше, чем профессиональные. Естественно, это сказывается на производительности.

Мне рассказали, что руководитель одного из крупных азербайджанских холдингов во время собеседования интересовался у кандидата, из какой он семьи, в каком районе он родился и не конфликтный ли он, то есть вопросы, касающиеся его профессии, трудового опыта, не волновали работодателя. Также сегодня большое внимание уделяется внешнему виду — модная прическа и стройная фигура в приоритете. Складывается ощущение, что работодатели ищут не профессионала, а жену.

Такая тенденция наблюдается не только в банковском секторе, но и во многих отраслях. Благо, за последнее время заметно выросло число адекватных работодателей, которые объективно и строго отбирают сотрудников. Потому что хотят быть уверены, что сотрудник не будет обманывать, красть деньги, сможет грамотно вести бухгалтерский учет, решать финансовые вопросы.

ЭХО НА FACEBOOK: