Точка зрения, Эхо

Российская пропаганда в стиле «армянского радио»

НУРАНИ

Судить о политике государства по оценкам и комментариям СМИ в современном мире считается моветоном. Но с одним небольшим уточнением: если речь идет о демократической стране со свободной прессой. Иное дело — государства, где пресса — это не средство массовой информации, а «коллективный пропагандист и агитатор, а еще и коллективный организатор».

Вот и в России говорить о «свободной прессе» можно только с очень большой натяжкой. И уж тем более не верится в «независимость» и «свободу» ведущих на федеральных каналах. Где на глазах у зрителей развивается очередной эпизод с «переобуванием в пируэте».

По «горячим следам» подписания Арменией соглашения о расширенном партнерстве с ЕС ведущие вдруг заговорили о том, что в Армении стоит памятник гитлеровскому пособнику Нжде. А теперь критика сменилась извинениями (где официальными, где «смысловыми») и лестью прямо-таки в «лошадиных» дозах. И все делается настолько «в лоб», с такими «натяжками» и так откровенно, что напоминает эта пропаганда даже не оруэлловское «министерство правды», а скорее «армянское радио».

Более того, в это «выездное армянское радио в Москве» уже включаются не только журналисты, но и депутаты Госдумы РФ. В Ереван отправился первый зампред комитета Госдумы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин, который старательно льет бальзам на душу и на уши армянской аудитории, комментируя даже такой болезненный для армянской аудитории вопрос, как поставки российского оружия Азербайджану и заверяет, что «дисбаланса», мол, больше не будет.

Оказывается, по словам Затулина, со стороны российских кураторов была допущена неосторожность в вопросе продажи оружия Азербайджану, но теперь Россия уже сделала выводы. «Известно, что, помимо продажи оружия Азербайджану, в Армению также были осуществлены поставки современных видов оружия — по кредиту и на очень удобных условиях, с целью сохранения баланса в регионе», — напомнил он.

Можно, конечно, предположить, что вся эта кампания лести и увещеваний направлена на «удержание» под контролем последнего форпоста РФ, и теперь Армению, которая изволила обидеться и демонстративно наводить мосты с НАТО, заваливают «предновогодними подарками». Но будем откровенны: у Армении, которая сегодня не контролирует ни своих границ, ни сотовую связь, ни даже армию и не решает, у кого и за сколько покупать газ, просто нет реальных шансов выйти из-под российского влияния. Она находится в слишком сильной зависимости от РФ.

И все ее нынешние телодвижения на генеральный курс никоим образом не влияют. И все, что происходит сегодня между Москвой и Ереваном, вся эта российская пропаганда в стиле «армянского радио» — как раз тот случай, когда уместно вспомнить диалог, прозвучавший в одной из серий киносаги «Государственная граница» — «Восточный рубеж». Тот самый, где главная героиня, певичка из русского ресторана в Харбине, в ответ на проникновенную фразу главного героя, лидера местной русской эмиграции: «У меня не было любовниц. Я никого не любил. Вы можете мне верить, не верить, но Вы мне нужны», — уточняет: «В качестве кого?»

Вот и сегодня Армения, конечно, нужна России. Но… в качестве кого?

И вот здесь анализа и комментария заслуживают слова Затулина насчет «поставок современных видов оружия — по кредиту и на очень удобных условиях». В самом деле, за последние годы Армения получила от России один целевой оружейный кредит на 200 миллионов, еще один — на 100 миллионов, сверх этого кредита — ОТРК «Искандер»…

Однако в те же дни в Ереване шла с молотка очередная доля имущества комбината «Наирит», в свое время — гиганта советской химической промышленности. Этому комбинату долго искали инвесторов, после подписания осенью 2013 года соглашений о вступлении в ЕАЭС не сомневались, что теперь оставшийся в наследство от СССР комбинат возьмет «на буксир», ну, скажем, «Роснефть». Только вот инвесторов из России в Армении, несмотря на все заверения в дружбе и любви, так и не появилось. И не только на комбинате «Наирит».

Возможно, конечно, что дело в санкциях и падении цен на нефть. Но… на оружейные кредиты и «Искандеры» деньги при этом нашлись. На «накачивание оружием» своей базы в Гюмри — тем более. А вот на спасение комбината «Наирит» — уже нет. Просто потому, что Армения нужна России исключительно как «форпост» на границе с Турцией и Азербайджаном, точка для размещения военных баз, послушный геополитический «инструмент», от имени которого можно развязать войну с Азербайджаном, держать в напряжении границу с Турцией, устраивать провокации против Грузии…

Социальное и экономическое положение самой Армении, засилье криминала, миграция, даже рост опасности внутреннего террора — все это интересует Москву «постольку-поскольку». Даже если бедность в Армении с нынешних 30% взлетит до 50% с лишним, даже если из трехмиллионной по официальным данным страны «слиняют» на заработки еще пара миллионов — все это для Москвы не главное. Главное, чтобы здесь можно было разместить базы, аэродромы, «воткнуть» те самые «Искандеры»…

И такой своеобразный выбор приоритетов заставляет вспомнить события не такого уж давнего прошлого, к сегодняшней большой политике отношения вроде бы и не имеющие.

«Лихие девяностые» обогатили — ну или засорили, это уже дело вкуса — русский язык множеством неологизмов: «забить стрелку», «сделать предъяву», «устроить разборку», «крышевать» и т.д. и т.п. Был в ходу у «братвы» и такой термин: «кабанчик». Обычно «братва» взимала дань с предпринимателей, которых «крышевала», нисколько не задумываясь о выживании их бизнеса: этот разорится — новый появится.

Свято место пусто не бывает. Если кто-то отказывался платить, следовала быстрая и жестокая расправа. Особенно удачные бизнес-проекты вообще «отжимали» и отдавали на откуп «своим». Но с некоторыми вроде бы удачливыми, но не особо дальновидными коммерсантами на общем фоне поступали вроде бы вполне по-божески. Их холили и лелеяли, всячески заботились о процветании их компаний, защищали от всех мыслимых и немыслимых неприятностей, решали проблемы с конкурентами и вроде бы даже не требовали слишком большой мзды «за безопасность». Это и были «кабанчики». «Братва» заботилась о них не из филантропии и уж точно не по доброте душевной — «авторитеты» в малиновых пиджаках просто ждали, пока такой «кабанчик» нагуляет достаточный финансовый «жирок». Затем на его имя брали крупный кредит и… «валили». То есть, убивали.

Сегодня президент России Владимир Путин очень любит поговорить о том, как плохо жилось в «лихие девяностые» и как хорошо — сейчас. Вот и недавно, появившись на форуме «Общероссийского Народного Фронта», он старательно убеждал публику, каких успехов достигла Россия за годы его правления. А вслед за президентом в эфир телеканала «Россия», который подготовил по этому поводу пространный репортаж, начали раз за разом вытаскивать молодых людей, делегатов того самого форума ОНФ, которые старательно и заученно твердили, что они в девяностые были еще детьми, но помнят, как «было плохо», «очереди за хлебом», «в магазинах ничего не было» и т.д. и т.п.

Здесь, конечно, уместно поинтересоваться: очереди и пустые прилавки — это из «лихих девяностых» или все же из советской эпохи? Той самой, когда СССР был свердержавой, когда ВПК пользовался режимом наибольшего благоприятствования, летали космические корабли, а ради больших геополитических целей и армии страна не жалела ничего?

Но куда важнее другое. Путин и его пропагандисты могут, конечно, исподволь «вдалбливать» в головы той части аудитории, которая эти самые головы даже на уровне личной памяти не очень любит «включать», простые агитационные штампы в стиле «если мы уйдем, то придут «белоленточники» и вернут страну в кошмар девяностых». Но реальность в том, что сегодня Россия проводит на международной арене политику в стиле тех самых «лихих девяностых».

Ялтинскую и Потсдамскую конференции в Москве трактуют примерно так же, как «сходку» где-нибудь в дорогой сауне, где снявшие малиновые пиджаки «авторитеты» решают, кто с каких объектов будет собирать дань. И теперь в Кремле не сомневаются, что могут ввести себя на постсоветском пространстве примерно так же, как «авторитеты в малиновых пиджаках» в том районе, где они «крышуют бизнес». То есть, требовать дань, наказывать непокорных, устраивать вооруженные «наезды» на другие государства, если там отказываются подчиняться диктату Кремля, и главное, что никто в эти процессы «воспитания и наказания» извне не вмешается.

Для верности тех, кто может проявить нежелательный интерес, тоже желательно «подмазать» — при помощи газпромовских проектов типа «Северный поток», например. Самым непритязательным хватит и членских взносов в Совет Европы. И самое главное, в Кремле пребывают в полной уверенности: то, что на этот счет требует закон — абсолютно неважно. Важно, «кто здесь главный», «кто под кем ходит» и т.д. и т.п.

И, конечно же, появились у Москвы и свои «кабанчики». То есть те, кого до пары до времени холят и лелеют. Но не по доброте душевной и не из большой любви, а исключительно в своих интересах. Вот такая роль и отведена Армении. Которую кормят лестью и накачивают оружием, чтобы затем использовать в качестве инструмента силового давления на Азербайджан и Турцию.

А в том, что, несмотря на все нынешнее «потепление» с Анкарой, «турецкий вопрос» с повестки дня кремлевских стратегов не снят, сомнений тоже нет. Иначе трудно объяснить и аннексию Крыма, и захват грузинской Абхазии, которые РФ теперь так же активно, как и Армению, накачивает своим оружием.

Да и в военной операции в Сирии явно прослеживается турецкий, вернее, антитурецкий подтекст. Эта страна, напомним, тоже сопредельная с Турцией, да еще у Дамаска к Анкаре имеются давние территориальные притязания. Асаду никто не обещал инвестиций, которые могли бы погасить остроту социальных волнений, сыгравших роль детонатора, но зато предоставляли оружие и даже открыто провоцировали конфликт с Турцией. И в Анкаре вряд ли забыли и бомбовые удары российских ВКС по туркманским селам, где никогда не было ИГ, и «залеты» российских бомбардировщиков на турецкую территорию, и намеки, будто бы через ненавистный РФ терминал в Джейхане транспортируют «нефть ИГИЛ», за чем вполне могли последовать бомбовые удары уже по нему.

Другое дело, что Москва совершенно не ждала столь жесткой реакции Запада и на аннексию Крыма, и на «залеты» на турецкой границе. Планы пришлось срочно «перестраивать», что-то откладывать на потом и уж точно не афишировать.

И вот тут уже и Сержу Саргсяну, и Башару Асаду самое время вспомнить события вековой давности. Когда Россия тоже весьма бойко использовала армянских националистов в качестве «инструмента» борьбы с Османской империей. Армянские отряды «Дашнакцутюн» накачивали оружием, им обещали силовую поддержку…

Но когда расстановка сил изменилась и, пардон, «запахло жареным», Россия, как того и следовало ожидать, сначала расплатилась интересами своего «кабанчика», а уже потом — своими. В Армении до сих пор продолжаются ритуальные рыдания не столько по жертвам «большой резни» 1915 года, сколько по землям тех самых шести восточноанатолийских вилайетов, которые им вроде бы обещали, но…

Другое дело, что и Саргсян, и Асад не сомневаются: им даже при таком раскладе удастся втиснуться с вещами в последний самолет, вылетающий то ли из Гюмри, то ли из Хмеймима. А остальные… когда и кого в российских играх эти «остальные» интересовали?

Так что им, этим самым «остальным», самое время задуматься о том, что столь щедро «кабанчиков» кормят разве что на убой. А уж чем именно — объедками с хозяйского стола, оружием или лестью, не суть важно.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...