Точка зрения, Эхо

Шанс для азербайджанских кинематографистов

ulvi-mextiУльви МЕХТИ, киновед, член жюри КМФМК

Осенний киномарафон в России четко ассоциируется с Казанским международным фестивалем мусульманского кино (КМФМК) — одним из крупнейших киносмотров на пространстве Евразии, проводимом ежегодно с 2005 года.

В программу форума традиционно отбираются фильмы, несущие идеи миротворчества, веротерпимости, толерантности, рассказывающие о способах построения межнационального сотрудничества. Конкурсную программу завершившегося XIII кинофестиваля составили 60 картин из 27 стран мира (всего на участие было прислано 782 заявки из 61 страны).

В постнулевые годы российского кино отныне невозможно однозначно говорить только о «русском кино», подразумевая всю Российскую Федерацию, хотя бы потому, что на сегодня есть татарское кино, сформировавшееся синхронно Казанскому кинофестивалю.

Имея честь быть членом жюри в конкурсе «документального кино короткого и полного метра», при всей загруженности, тем не менее, удалось вырваться на просмотры фильмов национального кино Татарстана. Просмотры состояли из нескольких секций, где татарское кино было представлено в изобилии: анимация, документалистика, художественное кино в полном и коротком метре. Фильмы созданы как на государственные, так и на частные средства, есть фильмы с локальными кассовыми сборами.

Формат мусульманского кино не подразумевает какой-либо жесткий регламент, радикализм репертуара, четких географических или политических границ, а напротив, приветствуется свобода мультикультурализма и шаги к диалогу, как на экране, так и в разнообразных дискурсах за «круглым столом» и в затрапезном халал-застолье.

Казань, своими экстерьерами исторических эпох вдохновляет на диалог, глядя на Средневековый Кремль с православным храмом и новопостроенную Соборную мечеть «Кул-Шариф», воссозданную на месте средневекового центра духовенства Казанского ханства.

На примыкающей к Кремлю улице расположен молитвенный дом для иудеев — синагога. На Шаббат в канун иудейского нового года (Роша-Шана) еврейская диаспора Татарстана довольно активна в соблюдении своих традиций. По истечении времени этот поволжский уголок России по праву является авраамическим центром или Йерусалимом на Руси. По такому случаю очень не хватало израильских кинематографистов в межконфессиональном диалоге. Наверняка оргкомитет учтет это для следующего фестивального репертуара.

Фестиваль мусульманского кино в своем формате охватывает не только Азию и Африку, но и представителей всех частей света, в чьих произведениях есть тема межконфессионального диалога. Это площадка для диалога культур Восток-Запад, Европа-Азия и в этом импровизированном формате заключена неповторимость Казанского фестиваля. Участниками могут быть профессионалы мирового уровня и вполне начинающие кинематографисты, но сам репертуар и формат общения вряд ли где еще может повториться даже виртуально, а участники, возможно в будущем, смогут создать какой-нибудь совместный проект.

Мой главный фильм — открытие — «Токарь Джоши» режиссера Мангеша Джоши повествует о судьбе маленького человека в большом мире глобализации, где Индия — яркая страна контрастов с огромной социальной пропастью между богатыми и нищенствующими. Современные транснациональные корпорации с продвинутыми «айтишниками», двигателями высоких технологий соседствует с уличными средневековыми батраками, обитающими в лачугах.

В хаотичном межконфессиональном мегаполисе Бомбея жил себе один из миллиардных граждан, маленький человечек по имени Джоши и всю жизнь проработал токарем у станка на государственном предприятии. В один прекрасный день инвестор скупил у государства объект, решившись на конверсию и перепрофилирование, когда вдруг целые цеха рабочих в одночасье остались за бортом, буквально на улице.

Но Джоши оказался в лучшем положении, чем многомиллионный сброд голодранцев, так как есть дом и полноценная семья. Временное спасение в семье стало угнетением в бессмысленных поисках квалифицированной работы. Мир меняется буквально по часам, но Джоши живет растительной жизнью с телевизионным пультом в руках, щелкая идентичные телеканалы с болливудскими сериалами и музыкальными трешами.

Режиссер Менгеш Джоши сотворил аллегорию на неореализм Миры Наир «Салам, Бомбей» и на едва уловимую, очень тонкую эстетику отчуждения в финских фильмах Аки Кауресмяки. Этот фильм стал для меня подлинным открытием антиболливудского кинематографа Индии, а жюри фестиваля признало Мангеша Джоши лучшим режиссером в конкурсе полнометражного игрового фильма.

Хотелось бы отметить фильм «Камиль», оставшийся без внимания жюри, снятый по классическим канонам портретного советского телефильма-интервью о таджикско-узбекском кинорежиссере-актере Камиле Ярматове, тот, кто на заре своей молодости в 20-е годы прошлого века боролся с исламским фундаментализмом, взрывая мечети, убивая священнослужителей-мулл, так как был идейным сторонником советской власти в Туркестане и формировал первые милицейские боевые дружины.

Параллельно увлекся первыми драмкружками, затем попал на съемочную площадку и стал основоположником таджикского немого кино. В 30-е уже в звуковом нашел себя в качестве кинофункционера узбекской кинематографии. Неизменный воинствующий дух романтизма воплотился на экране в жанровом кино с автобиографичной драмой о первых шагах советской власти в Средней Азии.

Режиссер таджикского кино Сафарбек Солиев совершил культурный подвиг, отдав дань памяти атеисту- романтику. Фильм снимал 5 лет на собственные деньги, причем в столь непростое время для взрывоопасного региона, граничащего с Афганистаном, который кишит радикальными исламскими группировками. Благодаря отборочной комиссии фестиваля фильм попал в конкурсную программу «документальный фильм в полном метре», следуя концепту мультикультурализма.

Считаю это самой оригинальной находкой отборочной команды во главе с кинокритиком Сергеем Анашкиным, спровоцировавшей акт или жест примирения с историей.

Очень рад за своих соотечественников, победителей, представляющих формат независимого авторского кино Азербайджана: Теймура Даими с экспериментальной работой над аудиовизуальной гармонией «Любви» в конкурсе «За лучший документальный фильм в коротком метре», Эртурана Наджафи — за камерный монолог в конкурсе «За лучший игровой фильм в коротком метре». Также рад за Анара Аббасова, нашедшего себя в российском кино, и тому подтверждение — награда фильму «Амун» за лучший сценарий полнометражного игрового фильма.

Казанский кинофестиваль с интересом относится к братскому тюркскому Азербайджану и наши кинематографисты, как из номенклатурного, так и независимого азербайджанского кино всегда желанные участники этого уникального Евразийского кинофорума на гостеприимной земле Татарстана.

После праздников в новом 2018 году отборочная команда фестиваля заново приступает к работе. Азербайджанские кинематографисты с новыми заявками вновь имеют шанс оказаться в репертуаре знакового кинофорума.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...