Точка зрения, Эхо

Брюссельская «капуста» и армянская «лапша». На уши

НУРАНИ

Среди множества существующих в нашем мире стереотипов есть и такой. Считается, что есть две классические схемы ведения переговоров — неважно, идет ли речь о продаже салфеток, покупке зенитно-ракетных комплексов или межгосударственных соглашениях. Представители, условно говоря, западного мира приезжают на переговоры с внушительной делегацией консультантов и экспертов, старательно торгуются за все формулировки, за каждую точку и запятую, в конце что-то могут подписать, а что-то — оставить на потом, для дальнейших согласований.

Представители Востока, убеждены многие, ведут себя совсем по-другому. Важный представитель приезжает на переговоры без экспертов и консультантов — сопровождает его в лучшем случае самый близкий и верный советник, этакий современный аналог великого визиря. Внимательно приглядывается, как его здесь принимают. На основании мельчайших протокольных деталей пытается определить, не хотят ли его обмануть. А затем, не глядя, или подписывает, или не подписывает.

Азербайджан — единственное мусульманское государство, принимающее участие в программе Евросоюза «Восточное партнерство». Но наша страна ведет с Брюсселем переговоры «по-западному». Представители Азербайджана на переговорах твердо отстаивают интересы страны, выверяют малейшие нюансы и детали формулировок, оттачивают каждую запятую. И самое главное, наша страна ведет эти переговоры на равных, уверенно и с достоинством, без малейшей тени «робкого ожидания в приемной».

Нынешний «брюссельский раунд» большой дипломатии подтвердил это еще раз. Сначала — успешные и плодотворные переговоры с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. Затем — саммит ЕС и «Восточного партнерства», где, конечно, самый большой политический и дипломатический успех Азербайджана — это итоговая декларация, где выражена поддержка территориальной целостности, суверенитета и независимости стран-партнеров — без упоминания конкретных конфликтов.

В переводе с дипломатического, Азербайджану наконец удалось «отодвинуть» евродипломатию от привычных ей двойных стандартов. Более того, в Ереване не могут не понимать: политические тренды Европы меняются медленно, но неотвратимо. Аннексии Крыма, война на Донбассе, наконец, политический кризис в испанской Каталонии — все это заставило Европу задуматься о цене сепаратизма. Со всеми, как говорится, вытекающими — в том числе, а возможно, прежде всего для Армении.

И еще одна деталь: в Баку даже не пытаются прикрыть разговорами о «европейском цивилизационном выборе» или еще чем-то в этом роде весьма скромные результаты дипломатии на европейском направлении. И, быть может, не менее важно, что у Азербайджана, с одной стороны, и евроатлантических институтов, с другой, наличествует налаженное деловое сотрудничество.

В НАТО президент Ильхам Алиев обсуждал и участие азербайджанских солдат в натовских миротворческих операциях, и, самое главное, «афганскую логистику». Еще больше пищи для размышлений дает прошедшая в Баку «Неделя НАТО», где немалое внимание было уделено Военно-морским силам: если вспомнить и соглашение по «Лазуритовому пути», имеющему ключевое значение для Афганистана, и важность для Европы «Нового шелкового пути», ставшего реальностью после запуска железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, то ситуацию можно себе представить.

Эти же проекты, не говоря о «Южном газовом коридоре», в очередной раз подтвердили: в то время как соглашение о партнерстве между Азербайджаном и ЕС еще не подписано, а переговоры активно идут, Баку и Брюссель активно развивают сотрудничество. И в ходе того же саммита «Восточного партнерства» подписали важное соглашение о сотрудничестве в сфере транспорта и коммуникаций — правительство Азербайджана и Европейский союз (ЕС) подписали ориентировочную карту по Трансевропейской транспортной сети.

За всем этим — не просто слова о сотрудничестве и декларации о намерениях, а реальные проекты и европейские инвестиции в азербайджанскую экономику. То есть, простите за резкость формулировок, «конкретное бабло». Ну или «капуста», в данном случае брюссельская.

Но, пока в Азербайджане пробуют на вкус новую порцию «брюссельской капусты», то есть новых совместных с НАТО и Евросоюзом политических, экономических и инфраструктурных проектов, в Армении… «вешают на уши лапшу». Пусть и с приставкой евро. То есть всеми силами «создают пиар» вокруг своих весьма скромных «евродостижений». Повод как бы есть: Ереван все ж таки подписал с Европейским союзом Соглашение о расширенном партнерстве.

В средствах массовой информации и официальных релизах — много разговоров о «европейском выборе», «цивилизационных связях», и т.д. и т.п. Но вот как-то не хватает ощутимой конкретики: а что же, собственно, подписал Серж Саргсян в Брюсселе? Действительно ли, как об этом рассуждают многие ереванские представители местного «болтающего класса», Армения совершила этакий «еврорывок», она едва ли не вступила в европейскую семью, сорвала политический джек-пот?…

Увы и ах.

Есть такое малоприятное правило: чем больше вокруг того или иного документа политического пиара, тем меньше от него реальная польза для страны, этот документ подписавшей. Вот и в случае с Арменией разговоры о «европейском цивилизационном выборе» и т.д. не то чтобы очень надежно маскируют не самые легкие для Еревана пункты подписанного документа.

Прежде всего, напомним в который уже раз, Евросоюз настаивает на закрытии Мецаморской АЭС. Для Армении с ее хиленькой энергосистемой и «замороженными» отношениями с соседями такой шаг — энергетическое самоубийство. Без АЭС — и об этом в Ереване говорят прямо — реальностью уже в ближайшие годы могут стать «веерные отключения». Еще один пункт касается прямо-таки национальной святыни — армянского бренди, которое теперь уже не получится называть «коньяком». Коньяк — это в цивилизованном мире исключительно продукция французских виноделов, а все остальное, вне зависимости от рекламы, спешно изобретенных легенд об исторических личностях, предпочитавших именно ереванскую алкогольную продукцию — бренди. Одно только это показывает, что устлан путь в Европу для Армении не сказать чтобы розовыми лепестками…

Другой вопрос, как далеко на этом самом пути продвинулась Армения. Но — в реальности, а не в восторженных заявлениях чиновников и журналистов.

Для начала напомним: у Азербайджана наличествует весьма существенная и конкретная программа сотрудничества с Евросоюзом в самых разных сферах, от энергетики до общей безопасности и коммуникаций. А о каком сотрудничестве с Европой может говорить Армения — ну, разумеется, за вычетом шумных политических провокаций, за которые потом послов вызывают в МИД Азербайджана?

В Ереване, конечно, убеждены: на все эти «мелочи жизни» можно не обращать внимания. Армения, смотрите и слушайте все, подписала Соглашение о расширенном партнерстве с Евросоюзом! Она подтвердила свой европейский выбор! Аплодисменты, переходящие в овации! Туш и фанфары!

Ой ли?

Напомним в который уже раз: «Восточное партнерство» — это программа Европейского союза, в рамках которой ЕС строит свои отношения с новыми соседями единой Европы, то есть Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Грузией, Молдовой и Украиной. Необходимость такой программы, по мнению многих экспертов за пределами советского пространства, очевидна. В результате расширения ЕС границы единой Европы не просто раздвинулись. Соседями Евросоюза оказались во всех смыслах новые страны. С этими новыми странами надо было как-то строить взаимоотношения. С этой целью и была создана программа «Восточное партнерство».

Первоначально предполагалось, что страны «Восточного партнерства» в перспективе вступят в Европейский союз. Сегодня вопрос о членстве в ЕС отложен на потом. Более того, само «Восточное партнерство», как того, наверное, и стоило ожидать, расслоилось. Украина, Грузия, Молдова намерены вступать в Европейский Союз, а на данном этапе, сосредоточиться на соглашениях об ассоциации. Беларусь и Армении вступили в пророссийский Таможенный союз, оставшись при этом членами ЕП. Азербайджан не привлекает членство в ЕАЭС, но и в Евросоюз вступать наша страна не намерена, потому как такая степень евроинтеграции интересам нашей страны не соответствует.

Более того, добившись восстановления собственной независимости ценой большой крови и жертв, в Азербайджане не торопятся вступать в новое объединение с наднациональными структурами. Наконец, можно вспомнить, что Норвегия со своими колоссальными запасами нефти членом Евросоюза тоже не является. Так, информация к размышлению. Проще говоря, «Восточное партнерство» сегодня — это политическая платформа, «конверт», но, ни в коей мере не единый стандарт соглашения. А вот конкретные соглашения в его рамках заключаются уже с каждой страной индивидуально.

Вот и в случае с Арменией соглашение тоже подписано индивидуальное. Составлен этот документ, как об этом самого начало говорили представители Брюсселя, с учетом членства Армении в Евразийском союзе. То есть, простите за точность формулировок, с учетом той небольшой свободы рук, которая есть Армении за приделами российского политического трека. А на коротком поводке, извините, «рывков» не совершают. Это аксиома. А Армения находится в слишком сильной зависимости от России, чтобы здесь говорили о реальном пересмотре трендов.

Словом, представители Еревана подписали с невиданной помпой не то чтобы очень выгодный для себя документ, не получив взамен практически ничего. Подписанное соглашение, несмотря на громкое название, не означает, что в Ереване стали на шаг, на 10 шагов и тогда ближе к Европе. В реальности все обстоит с точностью до наоборот — этот документ как раз подтвердил статус Армении как вассала России. Говорить какой ситуации о том, будто бы страна стала ближе к Европе — или дремучее заблуждение, или заведомая «лапша на уши».

Другой вопрос, что не подписывать уже во второй раз подготовленное соглашение с Евросоюзом Серж Саргсян уже не мог. Его «ближний круг» прекрасно осознавал: улица требует реального доказательства, что Армения — это все еще государство, а не «субъект федерации» без представительства в Госдуме, что у нее еще осталась свобода маневра, а правительство этой свободой может, в принципе, воспользоваться.

Аналитики уже сегодня говорят о том, что страна дрейфует к «статусу Абхазии». Словом, если бы этот документ предусматривал реальное сближение с Европой, то подписать его Сержу Саргсяну просто бы не позволили. Но Москве, с одной стороны, не с руки рисковать срывом второго соглашения: тут уже и в Армении могут не выдержать нервы.

А с учетом местных традиций политического террора это может быть опасно. А с другой, что еще более важно, представителям РФ все труднее отвечать на вопросы, в какой степени уже не марионеточный Ереван, а Москва несет ответственность и за оккупацию азербайджанских земель, и за провокации на линии фронта. Самый простой выход — все-таки позволить Еревану подписать с Брюсселем соглашение, текст которого до последней запятой согласован с Кремлем, а потом попытаться пиарить уже этот «пердимонокль» в качестве доказательства, что Серж Саргсян — это все же не Аксенов или Плотницкий с Захарченко.

Что для Москвы особенно актуально после провала визита Лаврова в Азербайджан. И возможно, кто-то даже в отчетах представляет этот маневр как смелый и успешный дипломатический проект. Тщательно скрывая тот факт, что убедительности у него не больше, чем у скриншотов из мобильной игры в качестве «доказательства связей между США и ИГИЛ», как недавно это пытались сделать российские пиарщики в погонах на сирийском поле.

Словом, кому реальная «капуста», а кому «лапша на уши». От которой еще ни одна страна не стала жить хоть чуточку сытнее.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...