Точка зрения, Эхо

О российских фотофэйках Баку начала ХХ века

Оксана Буланова

Журналистам верить нельзя! Это я вам как журналист говорю. Мы уже давно привыкли, что с наступлением эпохи высоких технологий, с приходом в нашу жизнь интернета, графических редакторов типа «фотошоп» можно сфабриковать любую новость. А за счет многократного повторения придать ей видимость достоверности.

Можно пойти и другим путем. Нужно тебе, скажем, показать зверства, которые якобы происходят в какой-то нынешней горячей точке, но нет фотоматериала, хоть умри! Либо зверств там нет, либо не такие уж они и сильные, либо просто ни один фотокорреспондент туда не добрался, а начальство требует.

Что в таких случаях делается? Берется старое не шибко растиражированное или вообще редкое фото и выдается за горяченькое, свеженькое, актуальненькое. Например, косовские зверства выдаются за украинские, армянские зверства — за азербайджанские и т.д., и т.п. Представители каких СМИ в этом поднаторели, говорить, полагаю, не стоит.

Но мы, к сожалению, не задумываемся над этим и принимаем все за чистую монету. А потом говорим друг другу: смотрите-ка, какие они (далее следует название народа) гады и паразиты. Либо мы уже просто давно привыкли и нам все равно. А привыкли потому, что интернет приучил нас к подобным вещам, даже словечко новое появилось: фэйк. Раньше вместо него употреблялось другое понятие: газетная утка. Но «утка» была попроще и безобиднее: это был только текст, хочешь — верь, не хочешь — не верь. А фэйковое фото заставляет верить! Тут, что называется, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или прочитать.

Когда до нас все-таки доходят подобные вещи, мы начинаем во всем винить интернет. И думаем, что эпоха гнусных фотофэйков началась уже в наше время. Ну, по крайней мере, с конца прошлого века. И в этом контексте для многих, думаю, будет большим сюрпризом узнать, что современные СМИ не изобрели ничего нового и началась эпоха подлогов гораздо раньше, чем принято считать. Я не могу назвать точного года, когда журналисты начали обманывать читателей (не по своей, конечно, воле — по указке «сверху», от власть предержащих), но вот год одного из самых первых фотофэйков, искажающих азербайджанскую историю, я могу назвать.

Чтобы было более понятно, о чем пойдет речь, углублюсь немного в историю. Россия, 1905 год, первая русская революция. Отголоски ее докатились и до Баку. На нефтепромыслах начались беспорядки, стачки, демонстрации. Тут же подняли голову армяне (как они всегда это делают в период пошатнувшейся власти) и началась волна резни. Все эти события любому человеку, более-менее интересующемуся своей историей, известны.

Сложившуюся в Баку ситуацию российские СМИ, безусловно, отражали. Конечно, отражали так, как им было выгодно. А выгодно им было представлять армян стороной страдающей, а «татар» (так называли тогда азербайджанцев) — исчадиями ада. События подавались совсем не так, по-другому расставлялись акценты, и этим формировалось выгодное властям общественное мнение…

Печатных изданий в России было много. Они были разными: одни — нейтральные, другие — агрессивные, третьи придерживались официальной точки зрения правительства, четверные были вообще «не при делах» в политике: публиковали материалы для семейного чтения, занимательные рассказы, что-то познавательное.

К последним в той или иной степени относился журнал «Огонек» (да-да, это название — отнюдь не советское изобретение). «Огонек» выходил как приложение к «Иллюстрированным биржевым ведомостям». И тоже имел многочисленные иллюстрации.

В сентябрьском номере журнала за 1905 год были опубликованы три бакинские фотографии, долженствующие отражать революционные и кровавые события. (N33, желающие могут найти в интернете архив журнала и самолично убедиться.) Под первым фото, изображающим вид на Ичери шехер с запада, читаем следующее: «Пожар в Баку. — Старинная цитадель города, заселенная татарами, где началась резня. С фотографии корреспондента, автотипия «Иллюстрированных биржевых ведомостей». Пожара, правда, не наблюдается, но мало ли, может, качество печати подвело — белый дым на фоне светлого неба при условиях черно-белой фотографии и ее последующей обработки для публикации может и не быть заметен.

Под вторым фото читаем следующее: «Погром в Баку. — Разгромленный дом, в котором заперлись поджигатели, стрелявшие в войска. Со снимка корреспондента, автотипия «Иллюстрированных биржевых ведомостей». На фото изображен одноэтажный полуразрушенный дом и четверо позирующих мужчин.

Под третьим фото такая надпись: «Пожар богатейших в мире Биби-Эйбатских нефтяных промыслов, близ Баку. С фотографии корреспондента, автотипия «Иллюстрированных биржевых ведомостей».

Текст вокруг фотографий не имеет ни малейшего отношения к событиям 1905 года: там говорится о детской смертности в империи, приводится рассказ какого-то путешественника, описывается некая выставка и т.п. И все! И никакой информации о «корреспонденте», который, надо полагать, специально отправился от «Биржевых новостей» или от «Огонька», чтобы отразить события в Баку, никакого рассказа о событиях. Додумывайте, дорогие читатели, сами.

Но особо напрягаться, чтобы что-то там додумать, и не надо: из одних только подписей под снимками понятно, что пожар в Баку, надо полагать, устроили те, кто начал резню. А резню, согласно тогдашней официальной точке зрения, начали «татары». Что пожар на промыслах — дело рук тех же поджигателей, а дом разрушили вообще какие-то супостаты, «стрелявшие в войска». Правда, кто дом разрушил — войска, другие «поджигатели» или он сам взорвался от неумелого использования боеприпасов, — неизвестно. Но это уже неважно: факт разрушений налицо.

И все бы ничего, эти снимки можно было бы «проглотить» — любому, кто не знаком с фотоисторией Баку. «Проглотить», кстати, можно было и тогда, и сейчас. Я же, когда наткнулась в процессе своих исторических изысканий на данный, с позволения сказать, корреспондентский фотоотчет о командировке в «горячую точку», даже не знала, как реагировать!

Начнем с первого фото. Данный вид более чем известен и был растиражирован еще в ту эпоху — как в европейских журналах и газетах XIX (!) века, так и в виде открыток. Почему? Потому что Баку с его небывалым ростом и нефтяным бумом привлекал внимание Запада очень сильно!

Правда, в «Огоньке» вид оказался обрезанным справа — удален фрагмент, где Девичья башня. Зачем? А на ней нет белой полосы сверху! А полоса сия была нанесена в 1895 году для лучшей видимости в туман и сумерки — башня тогда служила маяком. Т.е. фото снято не в 1905 году, а на более чем десять лет ранее!

Может, полоса к 1905 году смылась дождями? Ничего подобного! Она белела на башне годов аж до 50-х, и это прекрасно заметно на советских фотографиях.

Но допустим, что качество фото начала ХХ века не позволяет разглядеть белую полосу на башне и полоса на самом деле присутствует, а европейские журналы, поместившие фото еще в XIX веке, отсутствуют. Есть еще одно доказательство того, что фото снято до 1905 года: сохранились открытки с этим же видом, и на одной из них прямо на лицевой стороне читаем: «15 апреля 1903 года. Примите мое сердечное пожелание к праздникам». (Для печатания открыток в те времена использовались даже очень старые фото.)

Соответствующие почтовые штемпели апреля 1903 года также имеются. Да и отсутствие вертикальной разделительной полосы на обороте открытки говорит о том, что она выпущена до 1904 года (если речь идет о Российской империи).

Со вторым фото тоже, как выяснилось, скандал! Разрушенный «поджигателями» дом, говорите? Ну, можно было бы поверить, если бы в 1902 году издательством К.Г. Папамоскича не была издана серия открыток, посвященная страшному землетрясению в Шемахе, случившемуся в том же году. И вот на одной из этих открыток мы видим… этот же самый дом!

Дом очень приметный, весьма нестандартной архитектуры, снятый с того же ракурса и с теми же разрушениями, только людей около дома побольше. Надпись под фото: «Землетрясение в Шемахе: Разрушенная аптека». Это же фото попало и в один из английских журналов за 1902 год. Надпись там, правда, ошибочна: сказано, что это разрушенная землетрясением аптека в Баку, но год указан верно.

Ну, а про третье фото рассказывать подробно уже и не хочется. Биби-Эйбатские промыслы — самые старые в Баку. Оборудование там тоже очень старое, то и дело случались пожары. И снимали их самые разные фотографы, на пожар тогда народ ходил как на зрелище; очень часто виды пожаров публиковали на открытках. Фото с пожара якобы 1905 года, опубликованное в «Огоньке», было растиражировано на одной из таких открыток в конце 1890-х годов.

Итак, что же мы имеем? Российские СМИ не чуждались фотофэйков еще сто с лишним лет назад! Расчет был верным: кто из русских читателей в российских столицах будет сличать фото из «Огонька» с какими-то открытками, изданными в каком-то там далеком Баку, сравнивать их с какими-то снимками из европейских журналов? Да никто! Сказано — резня в Баку, пожары и поджигатели в 1905 году, значит, так оно и есть.

А приписочка, что это, мол, снимки некоего корреспондента, как бы специально поехавшего, чтобы сфотографировать беспорядки, придавала еще большую достоверность откровенной дезинформации. Так и хочется просить редактора того «Огонька»: ты, мил человек, совсем страх и совесть потерял — выдавать снимки десятилетней давности за свеженькие?

Правда, конкретный редактор не при чем: российские СМИ еще в ту далекую эпоху по заданию властей целенаправленно формировали у читателей крайне негативное мнение о мусульманах, о бакинских «татарах», и представляли их диким народом, которого хлебом не корми, дай только кого-нибудь зарезать или что-нибудь поджечь.

Самое печальное, что сия традиция откровенного подлога и искажения азербайджанской истории в самых разных СМИ не умерла и продолжается до сих пор…

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...