За рубежом, Эхо

«Карабахская ловушка» для армянской дипломатии

НУРАНИ

Армянский политический истеблишмент окончательно запутался в собственной позиции по Карабаху — поступающие из Армении новости вновь это подтверждают. Так, в ходе встречи с президентом Молдовы Игорем Додоном его армянский коллега Серж Саргсян в очередной раз решил изложить позицию своей страны по Карабаху.

Сами по себе переговоры вроде бы особых неприятностей не обещали. Додон — политик промосковский, Саргсян — тем более. Но спичрайтеры и советники предупредили Сержа Азатовича: у Молдовы есть такая проблема, как Приднестровье, местные журналисты и даже члены делегации воплей в стиле карабахских митингов первой волны могут не понять.

И в результате Серж Азатович в ходе совместного «выхода к прессе» выдал: «В ходе переговоров мною еще раз была подтверждена позиция Армении, заключающаяся в исключительно мирном урегулировании нагорно-карабахского конфликта на основе норм и принципов международного права, положений Устава ООН, в частности, касающихся принципов неприменения силы или угрозы применения силы, территориальной целостности государств, равноправия и права народов на самоопределение. Была подчеркнута важность реализации договоренностей, достигнутых на саммитах в Вене, Санкт-Петербурге и Женеве, направленных на недопущение эскалации ситуации, соблюдение режима прекращения огня, принятие дополнительных мер по снижению напряженности в зоне конфликта и интенсификацию переговорного процесса».

Казалось бы, вот он, явный признак того, что в Армении готовят свое общественное мнение к долгожданному компромиссу. Но не прошло и двух дней, как вице-спикер парламента Армении Эдуард Шармазанов взялся «перевести» заявление Сержа Саргсяна. И брякнул: невозможно, дескать, чтобы в вопросе «Арцаха» (здесь и далее кавычки наши — Ред.) были навязаны болезненные решения: есть черта, по ту сторону которой мы не перейдем. «Об этом говорил президент РА, это — независимость «Арцаха», полноценная реализация права народа «Арцаха» на самоопределение, и самое главное — безопасность народа «Арцаха»», — уверял господин Шармазанов.

Вряд ли, конечно, Эдуард Шармазанов, прорвавшись к микрофону, поставил перед собой цель в очередной раз дискредитировать Сержа Саргсяна и — заодно — всю армянскую «высокую дипломатию». Но на выходе — намеренно или нечаянно — получился именно такой результат.

В самом деле, можно сколько угодно раз ссылаться на слова Талейрана, что язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли, а вовсе не затем, чтобы высказывать их, и с видом «капитана Очевидность» изрекать прописные истины, что официальные заявления далеко не всегда, и это еще мягко сказано, содержат «правду, всю правду, одну только правду».

Но вот если — в цивилизованном, конечно, обществе — президент, премьер-министр, министр иностранных дел или даже посол излагает не официальную версию, а официальную позицию своего государства, это значит, что именно такой позиции страна на международной арене будет придерживаться, неважно, идет ли речь о Киотском протоколе по изменению климата, вступлении в Евросоюз, однополых браках, таможенных пошлинах на вывоз картофеля и ввоз бананов…

Другое дело, если позиция у страны такая, что изложить ее на международной арене и не нарваться на серьезные неприятности просто не получится — примерно, как у Армении в Карабахе или у России в Крыму и на Донбассе. Вот тут уже идут в ход самые разные ухищрения. У Армении в результате одна «излагаемая позиция» для внешнего мира, другая — для собственной страны. Власти России уверяли, что российских солдат в Крыму и на Донбассе нет, потом признали, что в Крыму «вежливые люди» все-таки были, но вот на Донбассе воюют шахтеры и трактористы (а «Бук- М1», из которого сбили малазийский «Боинг», надо полагать, переделали из шахтерской вагонетки)…

Правда, если Россия с самого начала агрессии против Украины подверглась международным санкциям, то официальному Еревану до последнего времени такая дипломатия «на два фронта» сходила с рук. Но теперь ситуация меняется далеко не в лучшую для Еревана сторону. Поводов для беспокойства предостаточно. И не на последнем месте — предстоящая встреча Путина и Эрдогана, где, как вновь подтвердил турецкий лидер, намечено и обсуждение армяно-азербайджанского конфликта.

Во всяком случае, российский аналитик Станислав Тарасов в интервью армянской газете «168 жам» прямо увязал заявление Саргсяна с предстоящей встречей Путина и Эрдогана: «Это ответ Сержа Саргсяна Эрдогану: Серж Саргсян уточняет, в каком формате и как должны проходить предстоящие переговоры, что другого варианта не существует, о том, о котором мечтает азербайджанская сторона. Данная позиция звучит сегодня гораздо более обосновано и защищено, поскольку имеет поддержку России и США. Серж Саргсян перед этой встречей дает понять, что против этих разговоров, и обсуждения карабахского конфликта в таком формате».

Шармазанов предстоящую встречу тоже не оставил без внимания и комментария. «Это не первый раз, когда Эрдоган выносит подобного рода оценки. О Турции высказаться наиболее метко, нежели сказал глава МИД РФ Сергей Лавров, едва ли кто-то сможет. А Лавров после «апрельской войны» сказал: поведение и действия Турции в дни «апрельской войны» были направлены не на мир, а на войну. Поэтому наши российские, европейские или американские партнеры, которые контактируют с Эрдоганом, с турецким политическим истэблишментом, сделают правильно, если воспользуются заявлением Лаврова», — изрекал он назидательным тоном, пребывая в полной уверенности, что США, Франция и вообще весь мир будут строить свои отношения с Турцией исключительно по лавровско-ереванской подсказке.

Что касается российско-турецкого сближения, то Шармазанов сказал: «Чем больше они сближаются, тем больше у них появляется серьезных, непреодолимых проблем».

А вот тут надо бы поподробнее. Понятно, что перспектива включения Турции в обсуждение карабахской проблемы не на шутку пугает Ереван. Позиция Анкары в этом вопросе известна, ее не раз на самом высоком уровне декларировали и президент Турции, и ее премьер-министр, и министры иностранных дел и обороны. И тут уж в Ереване не сомневаются: это не просто декларации. К тому же у Анкары солидная программа сотрудничества с Азербайджаном и в политике, и в экономике, и в военной сфере.

Другое дело, что в Ереване не сомневаются: интересы своего «форпоста» будет отстаивать Россия. Тем более, что Москва уже сделала Армении очередной «дипломатический подарок». Постпред России при ОБСЕ Александр Лукашевич на заседании Постоянного совета ОБСЕ в ответ на выступление сопредседателей Минской группы ОБСЕ, личного представителя действующего президента ОБСЕ и главы Группы планирования высокого уровня в Вене заявил, что следует принять дополнительные меры по расследованию инцидентов на линии соприкосновения нагорно-карабахского конфликта.

По мнению российского дипломата, «стороны должны предпринять дополнительные меры по снижению напряженности на линии соприкосновения. Надеемся на скорейшее согласование алгоритма расширения офиса личного представителя действующего председателя ОБСЕ на основе схемы, которая позволит качественно нарастить возможности по мониторингу ситуации в регионе».

Напомним: за введение подобных механизмов выступили и выступают в Армении. Дело не в том, кто более привержен режиму прекращения огня: в конце концов, и трагедия в селе Алханлы Физулинского района, и печальный опыт апрельских боев прошлого года не оставляют сомнений, что «игру на обострение» на линии фронта ведет Армения.

Другое дело, что здесь рассчитывают при помощи такого рода «механизмов» еще и «законсервировать» линию фронта в Карабахе. Неважно, пойдет ли речь о «наблюдателях» или всего-навсего о видеокамерах — они будут размещены в заранее оговоренных точках, и это не просто «заморозит» нынешнюю линию фронта, но и «отодвинет» в неопределенное будущее вывод войск из оккупированных азербайджанских земель — со всеми, как говорится, вытекающими. Именно поэтому категорически против такого «дипломатического паллиатива» выступают в Баку, настаивая на реальном урегулировании на основе международного права.

Словом, российская дипломатия на карабахском направлении в очередной раз «провалила экзамен». Другое дело, что «ляпсус» Лукашевича остался в тени еще не начавшейся встречи Путина и Эрдогана. Где Москву вновь ожидает «экзамен», и куда более сложный и ответственный. Дело не только в Сирии, где интересы Москвы и Анкары сильно не совпадают.

Сегодня у России серьезные интересы наличествуют и в самой Турции — от продажи ЗРК С-400 «Триумф» и до прокладки «Турецкого потока». Безудержная поддержка Армении в эти интересы никак не вписывается. А в Анкаре не могут не понимать, против кого Россия усиливает и накачивает оружием свой «форпост». Так что «цена карабахского вопроса» на переговорах Эрдогана и Путина куда выше, чем это кажется многим.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...