Это интересно

История красителей хранит много интересных событий

О.БУЛАНОВА

Добывать их научились еще в Древнем Египте. Кампешевое дерево и корни марены, сок акации и ягоды черники, цветы шафрана и резеды — вот что было источником растительных красителей. Даже из высушенных тел насекомых кошенили получали красивый алый краситель кармин.

Знаменитый красный краситель древности — пурпур — добывали из специальных желез особых морских моллюсков — багрянок. Доставался он очень дорогой ценой. Чтобы получить всего один грамм красителя, надо было достать из морских глубин несколько десятков тысяч раковин! Зато и ценился пурпур буквально на вес золота. Знаменитый оратор и политический деятель Цицерон, занимавший должность первого консула, носил дважды окрашенные пурпуром одежды в честь признания его выдающихся заслуг. А легендарная египетская царица Клеопатра, огромные богатства которой давали ей право на самые безрассудные поступки, в один прекрасный день приказала выкрасить пурпуром паруса своих кораблей. Один такой парус стоил увесистого золотого слитка.

История красителей хранит много интересных событий, порой курьезных, а порой и драматических. В cредние века между Италией и Швейцарией даже разразилась настоящая война из-за нескольких десятков килограммов шафрана.

Богата событиями история индиго — «короля» красителей. С древних пор его добывали из стеблей и листьев растения индигоферы, произрастающего в тропических странах Азии. В Европу индиго в VIII в. завезли арабские купцы, но против него дружно восстали европейские красильщики. Они красили ткани в синий цвет соком растения вайды, часто встречавшегося по берегам рек, и заморский краситель был им не нужен. В германских городах индиго при поддержке церкви объявили «новоизобретенной мошеннической едкой и разрушительной краской, называемой также дьявольской краской». Кое-где красильщики вынуждены были ежегодно давать обет не применять индиго под угрозой смертной казни.

Но, несмотря на препятствия, король красителей со временем занял подобающее ему место. А в конце XIX в. вокруг индиго вновь разгорелись страсти. Немецкий химик Адольф Байер после упорных пятнадцатилетних исследований установил строение индиго и в 1882 г. получил его искусственным путем. Поначалу синтетический индиго был дорогим, но уже в первые годы ХХ в. стал почти в три раза дешевле натурального.

Потерпевшие крах торговцы природным индиго пытались было опять с помощью церкви обрушиться теперь уже на синтетический краситель. Но проклятьями прогресса науки не остановишь. А индиго производится в больших количествах и по сей день. Особенно высоким спросом он пользуется как лучший краситель для джинсовых тканей.

С развитием промышленности природных красителей стало катастрофически не хватать, и перед миром встала проблема, чем же красить? Частично разрешить ее помог Уильям Перкин. Он родился 12 марта 1838 г. в семье английского строителя Перкина. На таком имени настояла мать малыша, влюбленная в театр.

Но отец не горел желанием, чтобы сын стал завзятым театралом, а еще хуже — актером. Он прочил ему лавры архитектора, на худой конец, строителя. Но человек полагает, а Бог располагает. Еще во время обучения в лондонской школе Уильям не на шутку увлекся химией. Особенно ему нравились опыты, когда на глазах у изумленных учеников преподаватель получал из одного вещества другое.

Конечно, это увлечение не нравилось отцу, но сын был очень настойчив и в 15 лет, едва окончив школу, поступил в Королевский химический колледж, где его наставником стал Август Вильгельм фон Гофман, человек, буквально помешанный на различных опытах. Он даже дома развернул лабораторию, чтобы не отрываться от работы.

В 1841 г. Гофман обнаружил в каменноугольной смоле анилин и хинолин. В 1845 г. выделил из каменноугольного дегтя бензол; обработкой смесью серной и азотной кислот перевел его в нитробензол и восстановлением последнего водородом получил анилин. В том же году он создал в Лондоне Королевский химический колледж, где и был директором в те времена, когда в него поступил Перкин.

Юноша понравился Гофману сразу. Прежде всего высокой культурой проведения опытов, скрупулезностью и трудолюбием. В первый же год учебы учитель предложил Уильяму поработать своим ассистентом, т.е. готовить различные химические вещества к лабораторным занятиям. Дальше — больше. На второй год Гофман только проверял, все ли правильно получилось, а на третий — доверил Перкину заниматься в лаборатории даже тогда, когда его самого в ней нет. Таким образом, юноша получил возможность работать вечерами, пока за полночь его не прогонял сторож.

Уильям решил открыть новое средство для борьбы с малярией. До этого главным антималярийным препаратом считался хинин, добываемый из коры хинного дерева. Но т.к. процесс его получения был очень трудоемким, получаемое средство оказывалось очень дорогим. Гофман заранее предположил, что ничего у студента не получится.

В пасхальные каникулы 1856 г., когда многие студенты разъехались по домам, а господин директор в колледже отсутствовал, Перкин занимался своей рутинной работой. В 1856 г. органическая химия как наука была еще слишком слабо развита, чтобы ученый мог понять нереальность своей затеи. Он упорно проводил опыт за опытом, получая вместо хинина густую черную массу, очень похожую на деготь. Каково же было его удивление, когда из этой смолы удалось выделить вещество красивого лилового цвета.

Когда директор колледжа пришел после праздника в учебное заведение, в лаборатории его ожидал торжествующий ученик, держащий в руках колбу с ярко-лиловой жидкостью. «Ну и что с этим делать?» — спросил Гофман. «Не знаю, — пожал плечами Перкин, — я не знаю и как покажусь домой. Я случайно капнул этим веществом на свою белую сорочку, и там теперь огромное лиловое пятно, которое не отстирывается».

Так он открыл один из первых искусственных красителей — мовеин. Несмотря на юный возраст (18 лет), Перкин был человеком решительным и предприимчивым.

Дома ему, конечно, влетело от матери, а практичный отец, повертев сорочку, задумчиво сказал: «Все, сынок, на этом твоя учеба в колледже закончилась. Ты получил то, что способно принести деньги! Скажи только, этот краситель очень дорогой, если перевести на деньги?»

Оказалось, что недорогой. А потому отец и старший брат купили участок земли в Гринфорд Грине недалеко от Лондона, на котором и построили первый не только в Англии, но и во всем мире завод по получению мовеина. Перкин покинул колледж к большому разочарованию Гофмана. До конца дней своих великий химик считал, что ученик совершил непростительную ошибку. Но в 1862 г., когда на Королевской выставке королева Виктория вышла к подданным в шелковом халате, окрашенном мовеином, цвет, полученный Перкиным, стал очень модным.

Следующей ступенькой для Перкина стало производство красного синтетического красителя, получаемого химическим путем с добавлением корня марены. В 1868 г. химику удалось найти способ гораздо более дешевый, и он обеспечил работу своему заводу на несколько лет вперед.

Позже, в 1874 г., когда не стало сначала отца, а потом и брата, Уильям решил отказаться от своего завода, продав его за значительную сумму. С этого времени он занимался теоретической химией, добившись некоторых успехов. В частности, его научный багаж составляет более 60 статей.

К тому времени он уже 5 лет был секретарем Королевского химического общества, а спустя 9 лет стал его президентом. Но гораздо важнее для Уильяма стал тот факт, что его старший сын — Уильям Генри Перкин-младший — пошел по стопам родителя, став спустя годы профессором химии.

Затем в относительно короткое время синтетические красители практически полностью вытеснили натуральные. Число их росло очень быстро и сейчас значительно превышает 10 тысяч. По своим свойствам они превосходят природные, стоят значительно дешевле, да и получать их гораздо проще.

Основным сырьем для производства красителей служат продукты переработки нефти и коксования каменного угля. Исторически первые синтетические красители были получены из анилина, и со временем за ними так и осталось название анилиновых, а отрасль химической промышленности, выпускающая красители, называется анилинокрасочной. Все, что на человеке и вокруг человека — начиная от пуговиц и шнурков ботинок и кончая мебелью, шторами, пластиковой посудой, игрушками журналами и фломастерами, — окрашено синтетическими красителями.

Крашение тканей относится к древнейшим ремеслам человека. Издавна оно считалось «черным» ремеслом. Проводили крашение в открытых чанах, неприятный запах от которых разносился на десятки метров. Во многих городах красильщиков вообще изгоняли куда-нибудь подальше от жилья. Резко изменилась эта картина в наши дни. Современные текстильные фабрики — это хорошо оснащенные различным технологическим оборудованием предприятия. На многих из них применяются автоматизированные методы непрерывного крашения и печатания тканей. Ничто уже не напоминает о прежнем «черном» ремесле.

В народной медицине с давних пор многие природные красители применяли как лекарства. Красной червленью лечили коклюш у детей и заболевания почек у взрослых. Другие красители помогали при головной боли, болезнях сердца, бессоннице. Вскоре после того, как были открыты синтетические красители, оказалось, что многие из них тоже обладают лекарственным действием. Сейчас красители применяются в таких областях медицины, как лечение малярии и кожных заболеваний, для остановки кровотечений и дезинфекции. Кому из нас в детстве не мазали зеленкой разбитые коленки!

В последние годы химики заняты поиском таких красителей, которые одновременно сочетали бы в себе лекарственные или другие полезные свойства с красящей способностью. Несколько таких красителей с заданными свойствами уже получено. Шерстяные и хлопчатобумажные ткани, оказывается, имеют злейших врагов. Это различные микроорганизмы, плесневые грибки и бактерии. При попадании на ткань они могут быстро размножаться, отчего ткань гниет и теряет прочность.

Этот приносящий огромный вред процесс по аналогии с коррозией металлов называется биологической коррозией. Особенно страдают от нее ткани, находящиеся в тропических условиях при высокой температуре и влажности воздуха, поэтому их пропитывают специальными антимикробными препаратами. Однако такая пропитка часто связана с рядом неудобств, гораздо выгоднее и удобнее применять красители, обладающие биозащитными свойствами.

Получены красители и с другими интересными свойствами. Например, в некоторых оптических приборах применяются красители, изменяющие свой цвет в зависимости от освещенности. Другие красители-хамелеоны очень чувствительны к изменению температуры. Красители находят применение в лазерной и копировально-множительной технике и даже при океанологических исследованиях. Так, загадка теплого течения Гольфстрим была решена во многом благодаря очень яркому красителю флуоресцину.

А что же стало с природными красителями? Сейчас они применяются мало, пожалуй, лишь в пищевой промышленности. Т.к. они абсолютно безвредны для человека, ими подкрашивают оболочки для сыров, кондитерские изделия и различные напитки.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...