Точка зрения, Эхо

Армения, привыкшая воевать с Азербайджаном под чужой «крышей»…

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Среди множества компьютерных игр есть и такая: Cover orange, или «Прикрой апельсинку». Сюжет прост: при помощи разного рода «подручных средств», то есть бочек, ящиков и т.д., надо укрыть апельсинки (на первых уровнях — одну, затем — две) от тучи с градом, и если градина попадает в апельсин, то тот неминуемо погибает.

И одной из бесспорных «находок» авторов одной из версий этой игры является то, как убедительно «апельсинки», находящиеся под не самой надежной крышей, боятся и молятся, чтобы смертельный град их не достал. Сами апельсинки двигаться, по условиям игры, не могут, им остается только уповать, что игрок их надежно защитит от града при помощи подручных средств, и если он с задачей не справился…

Но это — компьютерная игра, где, если град все же достал «апельсинку», можно переиграть и пройти уровень заново, пока не получится. А в жизни шанса исправить ошибку, как правило, не бывает. И неважно, идет ли речь о человеке или целой стране. Потому как сегодня в положении «апельсинок в ожидании града» действительно оказалась целая страна — Армения. Та самая, которая все эти годы весьма уютно чувствовала себя под российской «крышей», и «крыша» эта казалась вполне надежной, но теперь…

И для того, чтобы понять весь ужас положения, в котором оказалась сегодняшняя Армения, и всю глубину ее далеко не «компьютерно-апельсиновых» переживаний, нелишне было бы вспомнить события конца восьмидесятых-начала девяностых.

Тем более что и повод для такой ретроспективы есть, и более чем серьезный: 9 октября 1991 года Верховный совет Азербайджана принял закон о создании национальных сил самообороны. В первые годы независимости День вооруженных сил в Азербайджане отмечали именно 9 октября — пока Гейдар Алиев своим указом от 22 мая 1998 года не объявил «Днем Вооруженных сил» 26 июля, день, когда в 1918 году были созданы национальные вооруженные силы независимой Азербайджанской Демократической Республики.

Это, конечно, интересная информация к размышлению, в чьем лагере действительно чтут историю первой демократической республики на всем мусульманском Востоке, а где желали бы видеть в истории Азербайджана исключительно себя.

Но сейчас речь о другом. Первые годы независимости были для нашей страны очень тяжелыми, и прежде всего это касалось ситуации в Карабахе, где линию фронта держали добровольческие батальоны, наспех сколоченные и плохо вооруженные. Обстановка требовала незамедлительных мер по созданию настоящих вооруженных сил, но тогдашний президент Азербайджана Аяз Муталибов, боясь ослушаться Москвы, занимался формированием этакой «президентской гвардии», а не полноценной армии.

Да и решение о создании, точнее, воссоздании национальных вооруженных сил было принято в результате сильнейшего давления на тогдашние власти и прямо-таки отчаянного сопротивления с их стороны.

Но лучше не забывать еще и о том, как бойцы этих батальонов делились с журналистами своими наблюдениями: «Когда мы воевали камнями, у армянских боевиков уже были ружья. Когда у нас появилось охотничье гладкоствольное оружие, на той стороне уже были боевые автоматы. Когда у нас появились автоматы, там уже была боевая техника. Почему мы все время отстаем на шаг, а то и на два?»

Это, конечно, крайне неудобное обстоятельство, в особенности для ревнителей «в СССР все было хорошо и правильно», но, тем не менее, факт остается фактом: с армянской стороны к созданию своих вооруженных групп при молчаливом попустительстве союзных властей приступили еще до того, как в Нагорном Карабахе начали собираться первые митинги под лозунгами «миацума», то есть, «воссоединения с Арменией».

Еще за несколько лет до открытого старта «карабахских» митингов в Ереване и Ханкенди в Нагорном Карабахе сотрудники МВД и КГБ СССР внезапно обнаружили впечатляющие тайные «схроны» с оружием. Причем речь шла о «закладке» куда более серьезной, чем даже теоретически мог бы себе позволить криминал. Сообщили, как требовали правила, в сверхцентрализованные силовые структуры СССР, по инстанциям. Но… никаких мер не последовало.

Политическое значение этого факта трудно переоценить. Очевидно, что в армянских кругах к предъявлению претензий на азербайджанский Нагорный Карабах готовились загодя, причем ставку с самого начала сделали на «силовой вариант». То, что все это грозило региону «большой кровью», которая уже очень скоро пролилась и продолжает литься поныне, было понятно даже неспециалисту. Но Москва даже не попыталась эту зловещую подготовку пресечь — притом что для силовых структур бывшего СССР это не составило бы труда.

С началом открытого противостояния в Карабахе с армянской стороны отряды «бородачей» начали действовать уже открыто и не таясь. Да, вооружены они были пока еще охотничьим, а не боевым оружием, но уже устраивали «этнические чистки», и счет жертв, прежде всего в азербайджанских селах Зангезура, шел на десятки и сотни. Но… Москве вновь даже в голову не приходит «принять меры».

Это в Баку осенью 1988 года потребуют у всех владельцев охотничьего оружия сдать его в военную комендатуру города, и потом далеко не все — и это еще мягко сказано — получили свое законное охотничье оружие, включая и весьма дорогие его образцы, обратно. А в Армении и армянских селах Карабаха — ни-ни.

А дальше у армянских боевиков появится уже боевое оружие. По официальной версии, его ввезли в Армению после землетрясения 1988 года, когда груз самолетов, доставляющих в эту республику гуманитарную помощь, не досматривали ни таможня, ни пограничники, и зарубежные «друзья» армянских сепаратистов этим немедленно воспользовались.

Только вот это, пардон, «отмазка» для клинически наивных. Никто не спорит, что землетрясение в Армении было катастрофическим по своим масштабам — правда, при этом остается открытым вопрос, какую роль здесь сыграло, подберем самый мягкий эпитет, невысокое качество строительства: бетон и цемент можно было разбить простым молотком. Понятно, что после удара стихии такого масштаба в зоне поражения всегда наступает хаос и паника. Но аэропорт — объект, во-первых, «режимный», а во-вторых, «точечный».

Современные самолеты не могут приземляться и взлетать в чистом поле: им нужны взлетные полосы, диспетчерские пункты, навигационное оборудование и т.д. И уж организовать здесь простейшие меры безопасности, чтобы под видом тушенки и одеял не провозили автоматы, было вполне возможно. Это во-первых. А во-вторых, и в Армении, и в Карабахе большого количества иностранного оружия так и не «всплыло». Воевали в основном тем, что могло «уплыть» — и «уплывало» — с советских военных складов.

В 1989 году французские СМИ сообщат о том, что в Армению и Карабах с Ближнего Востока перебираются профессиональные армянские террористы, имеющие опыт «уличных боев». И вновь советские силовые структуры молчат — притом что контроль на внешних границах в СССР всегда был жестким.

Но при этом Кремль устраивает кровавую карательную акцию 20 января 1990 года не в Ереване, а в Баку, стреляя по машинам «Скорой помощи», рейсовым автобусам и освещенным окнам домов.

К лету 1990 года игнорировать растущее возмущение тем фактом, что в СССР наряду с законными вооруженными структурами действуют и незаконные, становится уже невозможно. Кремль вынужден ответить: в июле президент СССР Михаил Горбачев подпишет указ о роспуске «незаконных вооруженных формирований».

С жесткими формулировками и конкретными сроками, до истечения которых их участники могут добровольно сдать оружие и избежать ответственности. Но потом, когда срок уже истекал, время, отведенное на добровольное разоружение, продлили. Реакция азербайджанской общественности была однозначной: на ленте «Азеринформа», предшественника «АзерТАдж», появился комментарий тогдашнего главреда этого агентства Азада Шарифова под едким и точным заголовком «Указ в рассрочку».

И это — только часть той политической и моральной поддержки, которую еще на ранних стадиях карабахского конфликта, в годы существования СССР, получала от Москвы армянская сторона.

Понятно, что делалось все это не из большой любви к «многострадальному армянскому народу» и даже не в результате происков «армянского лобби». Просто расширением своего любимого христианского форпоста на границе с Арменией российские власти занимаются по крайней мере с момента подписания Туркманчайского договора, если не с петровских указов о расселении армян в Прикаспийской области.

Но… довести дело до конца не удалось. СССР просто развалился. Однако это обстоятельство не изменило «генеральной линии» Кремля. Где по-прежнему делали ставку на армянских боевиков — просто теперь немного «скорректировали цели». Азербайджан был одной из тех республик, кто «отстегивал» в союзную «копилку» куда больше, чем получал из нее, и в Кремле понимали: у Баку есть серьезные шансы выжить и в «одиночном плавании» после распада СССР. А значит, надо было сделать так, чтобы планы Азербайджана по самостоятельному выходу на нефтяной рынок и т.д. так и остались бы планами.

Главным инструментом для достижения этой цели и должны были стать армянские территориальные захваты. В Москве были уверены: они все рассчитали. Получив такую фору по времени и гарантию невмешательства со стороны «Центра», Армения должна была создать такие силовые структуры, которые обеспечили бы ей желанный перевес и «территориальные захваты» в таких масштабах, чтобы у Азербайджана не было даже теоретической возможности реализовать свои «нефтегазовые» планы по части строительства независимых от РФ трубопроводов.

Правда, очень скоро выяснилось: выпестованные в «тепличных» условиях армянские боевики неплохо «показывают себя» в расправах над безоружным населением, но в случае вооруженного отпора ведут себя… ну примерно как «король Инстаграмма» Дэн Бильзерян в Лас-Вегасе.

То есть, попросту удирают до ближайшего укрытия. Москве для «усмирения» непокорного Азербайджана пришлось бросать в бой от имени Армении свои регулярные части. Но и это не помогло. То есть, территориальные захваты совершались, но не в той мере, чтобы это позволило, как мечталось, вообще разрушить азербайджанскую государственность или даже сорвать «нефтегазовые» и «трубопроводные» планы. На «карабахские» резолюции СБ ООН этих захватов вполне хватило, на закрытие границ с Азербайджаном и Турцией — тем более, а вот на «стратегические» последствия — уже нет.

Это, конечно, неплохая «информация к размышлению», стоит ли восторженно внимать российским политологам, которые медоточивыми голосами обещают: вот вы вступите сегодня в ЕАЭС, а завтра это все будет конвертировано в продвижение карабахского урегулирования. Но не только. Просто, как оказалось, оружейные подарки, которые Армения получала от России, теперь ударили бумерангом по ней же самой. Разрушив остатки армянской государственности и превратив Армению в тот самый «апельсин», которому остается только бояться и молиться, чтобы «крыша» оказалась надежной, «град» не достал и вообще «пронесло».

Российская поддержка сформировала, точнее, усилила унаследованный еще со времен Первой мировой войны «тепличный менталитет». В Ереване не сомневались ни на секунду: «матушка-Россия» при любом развитии событий обязательно «прикроет» свой «форпост». Правда, на такие «мелочи», как освобождение Горадиза и даже подписанный в Баку «Контракт века», в Ереване не обращали внимания. Тем более что за годы, пока в Карабахе держалось прекращение огня, в Ереване пребывали в полной уверенности, что находятся под абсолютным и эксклюзивным покровительством России — не зря же она делает Армении такие дорогостоящие «оружейные подарки», вплоть до знаменитых «Искандеров», держит в Армении свою военную базу и подписывает с ней множество других соглашений!

Но теперь прежняя идиллия начинает стремительно разрушаться. Апрельские бои прошлого года не оставили сомнений: теперь перевес в «матчасти» (и не только в «матчасти») на стороне Азербайджана, и чем дальше, тем этот разрыв будет больше. Москва, конечно, дарит оружие, но… как выяснилось, прежнего перевеса Армении не гарантируют даже вожделенные «Искандеры».

Тем более что против них у Азербайджана есть и защита (и эти заявления министра обороны Азербайджана российские военспецы, к ужасу Еревана, не спешат опровергать), и средства ответного удара. В прошлом году на линии фронта действовали израильские ударные дроны, теперь «оружейные сделки» заключают в Беларуси, не исключено, что в ближайшее время в число поставщиков оружия войдет и Украина. Ничего удивительного: Азербайджан оружие покупает на живые деньги, вот желающие продать и спешат ухватить выгодные контракты. Да и армянская армия оказалась не такой уж боеспособной, как об этом взахлеб твердили местные пропагандисты.

И самое главное, как оказалось, в современном мире не бывает ни бесплатных завтраков, ни бесплатных «Искандеров». Платить за которые Еревану пришлось последними остатками своего суверенитета. Заключив с Россией соглашения об объединенных группировках сухопутных сил и ПВО, эта страна теперь лишилась контроля и над собственной армией, отдав ее под управление Москвы.

Это, конечно, хороший повод задуматься, в какой степени уже не Ереван, а Москва несет ответственность за продолжение оккупации азербайджанских земель. Другое дело, что теперь и в Ереване не чувствуют себя в безопасности.

Уже во время споров в парламенте Армении об этих самых соглашениях с Россией Никол Пашинян обозначил глубинные страхи армянского истэблишмента: «Я одного не понимаю: народ, видевший Севрский договор, будет возлагать надежды на договор, исписанный на таком количестве бумаги? Севрский договор — тоже договор. Я не понимаю, неужели народ, видевший 15-й год, может возлагать надежды на договоры? Вы не знакомы с историей? Нужно объяснять, для чего русская армия после захвата Вана в 1915 году отступила, а в результате сотни тысяч человек стали жертвами резни. Серж Саргсян проиграл важнейший компонент безопасности РА…»

А теперь в Армении понимают: история может повториться, если у России в самую решающую минуту «проклюнутся» свои интересы. Не то, чтобы там вдруг разлюбят Армению и полюбят Турцию и Азербайджан — просто очень может быть, что на фоне санкций из-за Крыма, гонки вооружений на западных границах, войны в Сирии и нарастающих внутренних проблем России станет уже не до своего плаксивого «форпоста».

Словом, Армении, привыкшей воевать с Азербайджаном под чужой «крышей», остается только надеяться, что и на новом уровне политической игры в регионе эта самая «крыша» останется такой же надежной, как прежде. И старательно не задумываться, что, если этой защиты не хватит, шанс «переиграть» представится вряд ли. Особенно, если страна лишилась на арене статуса самостоятельного игрока.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...