Общество, Эхо

Визит императора Александра III в Баку

aleksandr-3Г.САЛАЕВ

Во все времена монархи всех стран считали государственной необходимостью посещать окраины своих государств. Еще с екатерининских времен российские монархи иногда покидали Петербург, отправляясь в странствия по подвластной им империи.

И вот в продолжение традиции монарх Российской Империи Александр III приехал в Баку. Баку к тому времени был центром нефтяной индустрии страны, вносил значительный вклад в ее бюджет.

Доход Баку в 1886 году достигал 327 тысяч рублей. Ко времени прибытия императора и его семьи в Баку, город уже на протяжении 29 лет был административным центром Бакинской губернии и по числу жителей считался если не первым, то, во всяком случае, вторым городом на Кавказе. Так, в 1888 году в Баку проживало до 80 тысяч человек.

Несколькими часами ранее, до приезда в Баку в 10 часов утра 8 (20) октября 1888 года царскую семью встречали на станции Гаджикабул, где сальянские рыбопромышленники преподнесли им свежую икру в серебряном бочонке.

Почти 130 лет тому назад Баку посетил император Российской Империи Александра III Александрович со своей супругой императрицей Марией Федоровной и их детьми, Николаем (будущим Николаем II) и Георгием. В Баку императорский поезд прибыл на Тифлисский вокзал в субботу в 2 часа дня. Это был первый и единственный визит российских монархов в Баку.

До этого еще Николай I бывал на Кавказе, в Грузии и Армении, но это были страны, исповедывающие христианство. Этот же визит царской семьи был в Баку, в город и страну «туземцев», где живут «татары адербейджанские» (по тогдашней терминологии).

Ниже приводятся несколько отрывков из книги Манафа Сулейманова «Дни минувшие» об этом событии. Вокзал был подготовлен к торжественной церемонии: всюду ковры, море цветов, стены расцвечены флагами, на заборах, на плоских крышах одноэтажных привокзальных строений пылали светильники, расставленные в нескольких аршинах друг от друга.

Все столбы были обвиты зеленью, которая была привезена из Лянкярана. По одну сторону выстроились руководили Баку и Бакинской губернии, миллионеры, интеллигенция, дворяне, купцы, по другую — высокие гражданские и военные чины. От населения города приветствовать царя уполномочили Гаджи Зейналабдина Тагиева. Сплошной стеной стояли солдаты с оружием на изготове.

Царский поезд остановился у перрона. Над домом губернатора взвился штандарт, и с батареи и судов раздался салют. Немного погодя в дверях вагона показался император в военном мундире. Все обнажили головы. Кроме Тагиева. Губернатор настойчиво прошептал ему что-то на ухо, но он не обратил внимания.

В окружении губернатора, городского головы, «отцов города» Тагиев подошел приветствовать царя. Тот недовольно уставился на его папаху и спросил:- Ты чей подданный?

«Подданный Вашего Величества», — зашептал Тагиеву губернатор.

Но Гаджи Зейналабдин ответил по своему разумению: — Я подданный Российской Империи.

Императрице Марии Федоровне представились дамы бакинского общества, а супруга начальника губернии поднесла императрице букет цветов. Среди дам были и мусульманки, в богатых парчовых национальных костюмах. Городской голова поднес императрице букет цветов в золотом порт-букете, на котором с одной стороны эмалью было изображено «1888 годъ, Баку», а с другой — вензель Ее Величества из бриллиантов.

С раннего утра народ заполнил Балаханскую, Базарную улицы и Губинскую площадь, по которым должен был проследовать царский экипаж. От вокзала по улицам разостлали ковры, паласы. На крышах полыхали факелы. Вдоль проезжей части выстроились солдаты. Народ прижимался к стенам, толпился за спинами солдат.

Сияющая золотом и серебром карета императора направилась к Губинской площади, оттуда в Николаевский собор в крепости, возле Шамахинских ворот (ныне Гоша гапы), где императорскую семью встретил экзарх Грузии, высокопреосвященный Палладий. Из собора императорская семья отправилась в дом губернатора. По всему пути по одной стороне протянулись шпалеры войск без оружия с хорами музыки. Начиная от набережной, войска сменили воспитанники учебных заведений, а у императорского дома расположились воспитанницы женских учебных заведений.

На площади у губернаторского дома императорская семья обошла все депутации от всех сословий Бакинской губернии. Среди них были и депутаты Дагестанской и Закаспийской областей. Затем мимо императора прошел церемониальным маршем караул Абшеронского полка. В половине третьего часа императорская семья посетила Мариинскую женскую гимназию. У входа их встречали городской голова и начальство гимназии.

Как только император и члены его семьи вошли в сени, хор из учениц гимназии и учеников реального училища, под аккомпанемент органа и рояля, исполнили гимн Бетховена «Прославление Бога». Далее императорская семья направилась в актовый зал, где слушали две пьесы и хор «Рассвет» Чайковского. После же ученицы гимназии преподнесли императрице белую скатерть с вышитым шелком гербом города Баку. Затем императорская семья направилась в женскую гимназию св. Нины. Наряду с ученицами школы, полотенце императорской чете поднесли и ученицы приюта местного благотворительного общества.

После император с семьей проследовали во двор заведения, где были собраны ученики и ученицы городских школ. Их Величества поднялись в актовый зал. Ученицы школ преподнесли императрице белую суконную скатерть, с вышитым шелками гербом Баку. Борты скатерти, из малинового бархата, были вышиты золотом и шелками персидским рисунком, а дамы — три кресла, обитых малиновым бархатом и вышитых шелком.

В тот же день в присутствии императора прошла закладка православного Александро-Невского собора. Манаф Сулейманов пишет: «Здесь уже — был вырыт огромный котлован под фундамент собора. Крыши близлежащих домишек были усыпаны людьми. Карету встретили рукоплесканиями и криками «Ура!».

Царь в сопровождении двух священников спустился в котлован. Царю поднесли золотой слиток в виде небольшого кирпича. Тотчас начался молебен. Царь обтер кирпич полой своего мундира и заложил его в кладку собора. Туда же рукой императора были заложены подношения бакинских миллионеров — ларцы с драгоценностями, дубовые ящики с империалами, бронзовые сосуды с золотом и серебром. Царь поместил в тайник слиток, где обозначалась дата строительства храма. Напутствуемые молитвами «святых отцов», каменщики заделали тайник». Молебствие совершил высокопреосвященный Палладий, экзарх Грузии совместно с двумя архимандритами и шестью священниками».

После окропления места закладки высокопреосвященный Палладий положил в основание Храма частицу св. мощей в серебряном ковчеге. Закладка собора закончилась пением «Многая лета». Александр III, отпустил крупную сумму ассигнаций на сооружение этого монументального кафедрального собора, поставил условие, чтобы собор был исключительным по роскоши и красоте. Посовещавшись, зодчие решили строить храм, похожий на церковь в Новом Афоне, но и во всем превосходящий ее.

Уже с рассвета следующего дня вокруг центральной городской тюрьмы, что находилась между Губа мейданы и Кемюрчю мейданы, началось столпотворение. Накануне жители Баку узнали новую весть: царь помиловал арестантов! Царская карета, окруженная эскортом казаков, остановилась у чугунных ворот тюрьмы. Из кареты вышел император. С лязгом отворились огромные железные ворота. Заключенных по одному стали выводить. Они шли, согнувшись, и все старались прижаться к стене.

Видно, уж очень грозным показался им облик «милосердного» царя-батюшки, грузного, внушительного вида мужчины с рыжей бородой. В этот день муллы, собрав народ в мечетях, возносили молитвы за здравие самодержца российского, его семьи, потомков, желали царской династии и ее трону незыблемости и долголетия. (Не прошло и месяца после этой «амнистии», как жандармы отправились по домам, вылавливая всех, выпущенных царем на волю, водворяя их обратно в тюремные камеры. Но, это уже другая история).

Позднее венценосная семья отправилась в Сураханы для осмотра вечных огней и Храма огнепоклонников. На следующий день Их Величества в Морском соборе слушали божественную литургию. На площади вокруг собора были построены войска для Высочайшего смотра. Напротив собора находился устроенный для Ее Величества павильон в персидском стиле, убранный цветами и коврами.

После посещения павильона император с военной свитой произвел пешком обход войск. Затем мимо него церемониальным маршем прошли войска. После этого состоялся завтрак, на который были приглашены военные начальствующие лица, командиры отдельных частей. Высоким гостям представлялись различные делегации и ими были преподнесены богатые подарки. В половине третьего часа дня Их Величества отправились в Черный город, где посетили завод товарищества бр. Нобель. У входа на завод сестра хозяина, госпожа Анна Нобель, поднесла Марии Федоровне букет цветов в изящном золоченном порт-букете, украшенном прозрачной эмалью и бриллиантами. Царю приподнесли хлеб-соль на серебряном блюде, покрытом мелкими узорами из цветной эмали. Солонка представляла собой керосиновый резервуар.

Император разгуливал по нобелевским предприятиям в Черном городе без всяких телохранителей и охраны. При входе, на стене здания ими была рассмотрена нарисованная карта Абшеронского полуострова. Затем все проследовали на устланную коврами пристань, где был устроен павильон из флагов. Здесь Его Величеству поднесли альбом с видами предприятий товарищества Нобель. Крышка альбома была сделана из массивного серебра в русском стиле с узорами из разноцветной эмали.

Наследнику Цесаревичу Николаю был поднесен дубовый ларец, окованный железом, с золотыми инициалами его Высочества. В ларце — 24 хрустальных флакона с образцами нефти и всех продуктов, получаемых из нее. Великому Князю Георгию поднесли серебряную модель керосинового резервуара, с государственным гербом наверху.

На третий день пребывания в Баку царь с членами семьи отправился осматривать нефтепромысла. Нефтяные магнаты встретили их в Сабунчи хлебом-солью. При въезде в Балаханы была поставлена арка в персидском стиле. На встречу царской семьи пришли все нефтепромышленники. Гости прошли под пышной разукрашенной аркадой. Одну из арок изготовили из промыслового оборудования. Августейшие гости осмотрели нефтехранилище братьев Нобель, затем насосную станцию и три мощные нефтяные скважины Шамси Асадуллаева.

Нефтяные магнаты соорудили для приема императора и его семьи два специальных павильона — один был убран на европейский манер, другой сделан в виде восточного шатра. Невдалеке от павильонов выстроили рабочих и местных жителей. Они приветствовали Августейших особ ликующими возгласами. Когда гости уселись за роскошно сервированным столом, полог откинули, чтобы продемонстрировать фонтанирующую скважину.

Выпив чаю и отведав сладостей, царь с семьей направился к восточному шатру. Дорогу, которая вела к нему, устилали редкие, бесценные ковры. Внутри шатер был увешан золотой парчой. В нескольких местах из буровых скважин были пущены нефтяные фонтаны. После осмотра работ Августейшие гости проследовали в шатер-павильон, составленный из персидских ковров. Здесь Их Величества приняли подарки в память о посещении нефтяных промыслов.

В 8 часов вечера в губернаторском доме у Их Величеств состоялся обед, на который были приглашены все военные и гражданские начальствующие лица. Город был снова богато иллюминирован. Народ наполнял улицы, зрители стояли и сидели на балконах и плоских крышах.

Семья императора во время их визита в Баку располагались в доме бакинского губернатора на Набережной Александра II. Лестница дома была уставлена тропическими растениями. Из губернаторского дома открывался прекрасный вид на берег моря, с разукрашенной флагами набережной. Во время их обеда все суда, стоящие на рейде, освещались гирляндами огней на мачтах и реях. С моря пускались ракеты.

Император Александр III не любил пышности и торжеств. В еде был умерен до чрезвычайности. «Простота во всем». Реальность этого принципа можно заметить в таком элементе застолья, как царское меню. Так что стояло на столе парадного обеда императора Российской империи в губернаторском доме в Баку 9 октября 1888 года: ботвинья, суп шотландский, пирожки, стерлядь с огурцами, телятина с гарниром, холодное из гусиной печенки, жаркое из утки, салат, артишоки с трюфелем, мороженое.

В парадном меню понятие «пирожки» включает в себя ассортимент непременно до дюжины разных сортов: пирожки с мясом и рыбой, с картофелем и горохом, с визигой и грибами, с кислой и свежей капустой, с налимьей печенкой и телячьим ливером, с перепелками и раками, а также курники, растегаи, ватрушки… Чтобы пирожки с разными начинками не перепутались на блюдах, им придавали разнообразные формы, украшали невероятными узорами. (Странно, что в состав меню не вошло ни одно блюдо традиционной азербайджанской кухни).

Затем Александр III поблагодарил бакинцев за прием. Много подарков от Царского Двора было роздано местной администрации.

В 10 часов вечера состоялся отъезд Императора из Баку. По всему пути до вокзала стояли люди, горели бенгальские огни. У вокзала собрались воспитанники военно-учебных заведений. На самом вокзале собралось все военное и гражданское начальство в парадной форме. Хор военной музыки при выходе Их Величеств из экипажа заиграл «Боже, царя храни».

Источники: Сайт «Наш Баку». Манаф Сулейманов «Дни минувшие».

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике