Общество, Эхо

«Эмир Теймур был последним императором, который хотел собрать под свое крыло все исконно тюркские земли»

А.САИДОВ

Юнус Огуз — главный редактор газеты «Олайлар» и одноименного информагентства; он философ, тюрколог, историк, писатель, автор многих исторических романов, в том числе «Аттила», «Надир Шах», «Жена шаха и Колдун», «Султан Алп Арслан» и других.

Среди тюркологов он известен как автор трудов «Древняя Анатолия и азербайджанские тюрки», «Карабах — бесконтрольная зона», «Новый взгляд на историю тюрок», научного труда «Древние тюрки и теория пассионарности».

Книги Юнуса Огуза были изданы в Украине, Великобритании, США, Турции, Польше, других европейских странах, в республиках Средней Азии. Его дилогия «Тамерлан: путь к вершине» и «Властелин мира» переведена на многие языки, издана практически во всех странах Средней Азии.

Юнус Огуз — лауреат второй премии за дилогию «Тамерлан» XIII Международного конкурса среди книжных издательств стран СНГ «Искусство книги». Именно этот роман стал главной причиной того, что Юнус Огуз был приглашен в качестве исследователя жизни этого великого полководца на международную конференцию в Узбекистане, которая состоялась 13-15 сентября этого года.

ИНТЕРВЬЮ

— Что представляла собой конференция в Узбекистане?

— Международный фонд Эмира Теймура Узбекистана совместно с Турецким агентством по сотрудничеству и координации (TIKA) провели в сентябре международную конференцию «Теймур и тимуриды». На конференции присутствовали авторитетные исследователи наследия Эмира Теймура из Франции, Голландии, Турции, России, Казахстана, Кыргызстана, ну и я — из Азербайджана. Речь шла о периоде правления Эмира Теймура, о культуре, искусстве того периода и т.д. Честь приветствовать участников конференции была представлена председателю Союза писателей Узбекистана Мухаммаду Али и мне.

— Чему было посвящено ваше выступление на конференции?

— Мое выступление было посвящено теме Азербайджана во время семилетнего похода Эмира Теймура. О чем шла речь? Дело в том, что любая война всегда бывает разрушительной, в короткий промежуток времени возникает хаос. Побежденная сторона вместе с разрушенными городами и селами теряет своих близких, часть своего населения и попадает в зависимость от победившей стороны. Побежденная сторона бывает вынуждена принять политическую, экономическую, культурно-правовую систему победившей стороны, приспособиться к ней и внедрять ее в обществе. В конечном счете начинается процесс присвоения побежденной стороной политической, экономической, правовой и культурной систем, что дает толчок к образованию, а точнее зарождению нового общества.

— Но ведь они были и до Эмира Теймура?

— Конечно. Достаточно вспомнить империи Александра Македонского, Гунна, Туркеша, Гектурка, Чингисхана, а в более поздние времена — империю Оттоманов, Гарагоюнлу, Аггоюнлу, Сефевидов, Наполеона Бонапарта, а также Российскую империю. Не обошел стороной эту систему и Эмир Теймур. Созданная им новая система была для мира новшеством и принятие Европой этой системы было не случайным, в то же время Европа, несомненно, верила в способность и силу великого полководца завоевать мир. Не случайно и то, что в его время ведущие европейские страны, такие, как Ватикан, Венеция, Испания, Англия и другие посылали Эмиру Теймуру или письма, или своих послов.

— И к чему же стремился Эмир Теймур?

— За годы своего тридцатипятилетнего правления он покорил двадцать семь стран. А скончался он во время похода в Китай, предпринятого им в последние дни своей жизни. Я, идя против традиционных идей, оставшихся с советских времен, отмечаю, что на великого эмира следует взглянуть с другой стороны, взглянуть на мир его глазами и его мыслями. Да, он создал новую мировую систему и внедрил эту свою систему на огромной территории.

— Из чего состояла эта система?

— Она состояла из четырех основных компонентов: единая экономическая система, единая политическая система, единая правовая система и единая культурная система. Единая экономическая система поставлена в первый ряд по той причине, что следующие за ней остальные системы должны были служить именно ей, первой. Основной целью экономической системы было восстановление Великого Шелкового пути, обеспечение беспрепятственного, т.е. благополучного продвижения торговых караванов из одного конца мира в другой.

Обратите внимание: он завоевывал те страны, которые были или непосредственно расположены на Великом Шелковом пути, или же по соседству с ним. С этой точки зрения, только что созданная политическая, правовая и культурная системы служили экономической системе. Эмир Теймур прекрасно понимал, что если не будет подъема и постоянства в единой экономической системе, то остальные системы останутся на бумаге и не будет всеобщего развития. В результате в огромной империи произойдут беспорядки.

— Наверняка он считал, что должен быть единым и язык?

— Естественно, на единой экономической территории наряду с единой политической и правовой системами возникала необходимость в единой культуре и едином языке. Точно, как сегодня, когда Сообщество тюркских стран стремится к созданию общей единой культуры и языка. А в те далекие времена к этому стремился и претворял его в жизнь Эмир Теймур. Следует признать, что смена систем бывала зачастую беспощадной. И это естественно, потому что старая и новая системы были в противоречии, тут даже и потери были не главными, будь они малые или значительные. Главным было то, что в строящейся империи зарождалась новая культура, а центром этой культуры, естественно, был Самарканд.

— Но ведь он отводил серьезное место и Азербайджану?

— Да, но Самарканд был выбран не случайно, потому что самые известные мастера были собраны именно в этом городе. Какое же место должно было быть отведено Азербайджану в этой культурной, политической и экономической империи? Это определял сам Эмир своими действиями и принимаемыми им мерами.

Причину семилетних походов Эмира Теймура некоторые ученые связывают в основном с самостоятельной политикой Мираншаха в Азербайджане. Опираясь на труд Шарафаддина Аль-Язди «Зафарнаме» («Книга о победе») можно отметить, как автор классифицирует эту причину: ведение неправильной политики Мираншахом, т.е. разрушение созданной Эмиром политической и правовой систем, или же неподчинение; частые восстания и бунты в Азербайджане как результат ведения такой политики; пристрастие Мираншаха к спиртному и разврату, вследствие чего потеря им способности управления государством; потеря в семье тюркских обычаев и нравов, а также жалоба его жены Ханзады Эмиру Теймуру; поход грузин в Азербайджан, а также желание Эмира Теймура Гутлуг Оглана из улуса Джуги совершить набег на Азербайджан.

Думаю, что все это не могло быть главной причиной походов Эмира Теймура в Азербайджан, потому что, начиная свой поход с Самарканда, Эмир Теймур приказал своему войску запастись продовольствием на семь лет. Это подтверждают в своих трудах и Шарафаддин Аль-Язди, и Низамеддин Шами, и даже Арабшах. Следовательно, как уже было отмечено выше, семилетний поход Эмира было знамением начала претворения в жизнь давно задуманного им плана создания единой территории.

— И что же, по-вашему, могло быть основной целью Эмира Теймура?

— Естественно, что основной целью этого похода было подчинение своей власти Азербайджана, потому что Азербайджан находился на пересечении Запада и Востока. Сконцентрировав здесь силы, можно было за короткое время послать войска и на восток, и на север, и на юг. Кроме того, Азербайджан был самым идеальным центром снабжения двухсоттысячной армии, приблизительно такого же количества прислуги, в три раза большего количества скота.

Ежегодный выбор Эмиром местом для зимовки села Готур Агдамского района Карабаха, а также рассылка им указов из этих краев не было случайностью — климат этой местности прекрасно подходил для отдыха воинов после сражений. Мягкий климат Карабаха положительно действовал и на самого Эмира Теймура, восстанавливал его пошатнувшееся здоровье. Вот в таких условиях Азербайджан представлял для Эмира Теймура особое значение. Не случайно, что, увидев столицу Хулакидов город Султание (Южный Азербайджан, Иран) разрушенной и разграбленной, он пришел в ярость и тотчас же после тщательного расследования и проверки отстранил Мираншаха от управления Азербайджаном.

— А что он сделал следом за этим?

— Эмир Теймур издал особые распоряжения для экономического и культурного возрождения Азербайджана, потому что ему и его империи нужен был сильный Азербайджан. После восстановления в Азербайджане закона и правопорядка Эмир Теймур в этом плане проделал следующее: провел работы по благоустройству в Бейлягане, Гяндже, Барде, Тебризе, Нахчыване и других городах. Способствовал развитию животноводства в Карабахе. Были построены правительственные учреждения, мечети и ханегяхы.

Кроме этого, был проложен канал Барлас из реки Араз до Сурхапула, а это, в свою очередь, дало толчок развитию сельского хозяйства. В Тебризе была построена мечеть Джами, проведен канал из реки Араз в город Бейляган, и был полностью восстановлен этот разрушенный город. Бейляган в скором времени был превращен в один из главных городов Шелкового пути. Ввиду того, что в Карабахе было особое внимание уделено культуре, позднее этот край Азербайджана стал своего рода музыкальной академией.

— Говорят, он не любил лесть, требовал конкретных оценок состояния дел?

— Это действительно так, и поэтому я привел участникам конференции цитаты из трудов Шарафаддина Аль-Язди и Низамеддина Шами. Во время встречи с учеными и мудрецами в Бейлягане Эмир Теймур сказал: «Вы говорите мне приятные слова. Это мне не нравится. Каждый из вас прибыл из разных областей, вы лучше знаете о хороших и плохих делах ваших краев. Лучше было бы, если бы вы рассказали, чем занимаются там судьи и члены дивана! Если они действуют в противовес установленным законам, я приму меры против них. Я смогу укоротить их длинные руки! Главное, чтобы они не причиняли вреда населению, немощным людям, бедным и неимущим». Это цитата из Шарафаддина Аль-Язди.

«Так как мы сегодня восхищаемся наследием прошлых царей, также и мы должны после себя оставить благие дела, чтобы будущие поколения поминали нас добром». Это цитата из Низамеддина Шами.

Действительно, после Эмира Теймура осталось огромное наследие. На территории созданной им империи образовались четыре сильные тюркские империи: Османская, Сефевидская, Моголская (монгольская), империя Шейбанидов.

— Как вы думаете, могут ли его методы управления государством быть где-то примером в наше время?

— Я думаю, да, и его система управления государством была бы примером для подражания. Был порядок, управление даже небольшими структурами было четко налажено.

— Т.е. в его время было понятие демократии?

— Категорически нет! О демократии и речи не могло быть, потому что была диктатура. Но порядок был таким, что один не мог обидеть другого, не мог обмануть. Законы, правила были такими строгими, что в демократии не было необходимости. Дело доходило до того, что Эмир Теймур вешал за проступки своих подчиненных и даже визирей. Эмир Теймур лично проверял налоговые документы, выявлял недочеты. Представьте себе, что он собирался повесить собственного сына Мираншаха (об этом речь идет во втором томе романа) за его деяния во время правления в Тебризе, однако его спасли религиозные деятели, убедив Эмира Теймура, что Мираншах — умалишенный. Вот и представьте, какие у него были законы. Более того, сам Эмир Теймур говорил, что если эти законы установлены им, то и он не вправе их нарушить.

— Говорят, что, кроме того, что он был великим полководцем, Эмир Теймур был великолепным правителем, архитектором, градостроителем.

— Да, это так. Я бы добавил, что он был великолепным градоправителем. Представьте себе, что в те далекие времена у Эмира Теймура было то, что сейчас называется генеральным планом строительства города — речь идет о Самарканде; он знал, как строить город, когда должны открываться и закрываться ворота города, вплоть до того, где и как должна проходить канализация. Представляете? Это была современная культура бытия того времени. При нем была налаженная кадровая система, культура взаимоотношений.

— Что заставило вас взяться за роман именно об Эмире Теймуре?

— Я пишу о реальных исторических личностях — императорах, шахах. Как-то меня спросили, почему я ничего не пишу о простом народе. Да потому, что о народе и о том, что народ якобы решает все, кричали в свое время коммунисты. А это не так, народ как таковой никогда ничего не решал, им всегда управляли, а решения принимались «сверху». Императоры — это, как правило, личности нестандартные, и, в частности, Эмир Теймур тоже был очень нестандартной личностью. Может быть, именно поэтому после его смерти никто не хотел восстановить хаганатство, т.е. сохранить всю империю тюрок, которая была при Аттиле, Гектюрке, Чингисхане.

Эмир Теймур был последним императором, который хотел собрать под свое крыло все исконно тюркские земли, и отчасти это ему удалось, хотя по дороге в Китай он заболел и умер. Если честно сказать, то китайцам просто повезло. А то неизвестно, чем дело бы кончилось.

После смерти Эмира Теймура почти между всеми тюркскими государствами продолжилась война. Представьте, что в конце XV — начале XIV веков миром управляли четыре государства (я имею в виду Старый свет, потому что о Новом свете в Европе еще никто не знал). Причем половина из них — это тюрко-русские государства. Это были атаманы, кызылбаши, шейбаниды, а также могулы, т.е. праправнуки Эмира Теймура. В то же время в России правил Иван Грозный, который был наполовину тюрком.

Эмир Теймур — человек, который спас от Баязита Европу, вызывает интерес и в России, и во всем мире. После блестящей победы над Баязитом Эмир Теймур приостановил взятие Константинополя на пятьдесят лет, города, который, кстати, спустя эти пять десятков лет был переименован в Стамбул.

Интерес всего мира к этому полководцу исходит не только из-за его силы и гениальности, но и его способностей великолепного стратега, который прекрасно управлял страной. После смерти полководца, за пять лет до 1409 года, имела место смута, а после взятия Самарканда начался сорокавосьмилетний золотой период тимуридов, который считался золотой эрой и всего тюркского мира. В то время народ не знал, что такое коррупция, воровство или обман. История жизни полководца вмещена в два тома книги, хотя можно было написать даже десяток томов, учитывая, насколько насыщенной была жизнь великого Эмира Теймура.

— Ваш роман издан в нескольких странах и, вполне возможно, будет издаваться еще, потому что тема необыкновенно интересная. Однако далеко не во всех странах отношение к Эмиру Теймуру однозначное. Как вы думаете, может ли этот роман быть издан, скажем, в Италии?

— Я думаю, что и там он будет издан. Дело в том, что если Папа Римский преследовал в то время цель столкнуть два тюркских государства, то Эмир Теймур преследовал лишь одну цель: объединить тюрок под флагом одного государства, чтобы обеспечить им безопасность. Папа Римский же хотел Ильдрыма Беязита возвести до уровня хагана. Обратите внимание, что сейчас показывают фильмы, в которых Сулейман Великолепный и Фатех Мехмет, прозванный Завоевателем, называют себя ханами, т.е. их должности, скажем так, были не выше ханов, они не дошли до хаганов.

Эмир Теймур не был из рода хаганов, он просто был зятем хагана — знаменитого Чингисхана. Он не только не считал нужным присваивать себе звание хагана, но и хана, назвав себя просто эмиром. В истории войны с Беязитом был заинтересован Папа Римский. Победа над Беязитом отложила на пятьдесят лет переименование Константинополя в Стамбул. Поражение Беязита помешало Сулейману Великолепному пойти на Францию и Англию. Но самое интересное, что в Европе Эмира Теймура возлюбили. Более того, его победу над Беязитом там праздновали неделю.

— К исторической теме в литературном плане обращаются очень и очень немногие, она очень сложная. Как получилось, что к этой теме обратились вы?

— Все началось с небольшой пьесы об Аттиле. Это было мое первое историческое произведение. Когда пьеса об этой незаурядной личности вышла в свет, она вызвала большой ажиотаж. Даже известный критик и литератор, депутат Милли меджлиса Низами Джафаров, который написал предисловие к пьесе, с удивлением спросил меня: «Юнус, неужели Аттила был именно такой личностью, какой ты ее описываешь?» А все дело в том, что в исторических документах, других материалах об этом человеке высказано очень много противоречивых мнений.

Что касается вашего вопроса… Да, историческая тема достаточно сложна. То, что пишут ученые, историки, изучают различные научно-исследовательские институты, — это доступно лишь весьма узкому кругу, широкому же читателю эти исследования не дают полного понимания всей сути событий тех времен. Понимаете, научным языком много не скажешь.

Писательский же подход — совсем другое дело. Для писателя-историка здесь очень широкое поле деятельности. Опираясь на исторические документы — а мне пришлось ознакомиться не с одной сотней исторических документов из самых различных источников, — писатель-историк может передать не только хронологию событий того или иного времени, но и характер героя, его переживания, мысли, чаяния. Дело в том, что в советское время историю нам преподносили таким образом, как это было выгодно партии и правительству. История переписывалась и переделывалась.

Особенно это касалось императоров тюркского мира. Шахи, правители прошлых веков представлялись исключительно как завоеватели, как тираны. Прошло время, Советский Союз канул в Лету, люди по-другому стали воспринимать происходящее. Естественно, изменился и взгляд на историю. Вот тогда я и пришел к мысли обратиться к исторической теме. Написал «Аттилу», потом был написан «Надир шах», который также вызвал большой интерес. А ведь вы знаете, что эту личность нам всегда преподносили в негативном плане.

— Но ведь вы знаете, что историю в выгодное русло поворачивают политики. Может ли писатель воспротивиться им?

— Да, вы правы, историю, как правило, делают политики и делают это в угоду своим интересам. Недаром говорят, что историю пишут победители. Это понимают многие, понимал это и сам Эмир Теймур. Однажды он вызвал к себе своего историка (речь идет о Низамеддине Шами) и с удивлением спросил его: «Я что-то не пойму, о чем ты пишешь, какую историю ты преподносишь, ведь все это неправильно. Если уж я тебя не понимаю, так как тебя поймут другие? Знаешь, ты больше не пиши об этом». То есть история всегда зависела от политиков. А если сказать проще, то это по сути был их насущный хлеб.

— Тогда что представляет собой то, о чем пишете вы?

— Это настоящая история с литературным подходом, без вмешательства политиков извне.

— Иными словами, вы хотите сказать, что вам никто не указывает, о чем и как писать?

— Абсолютно. Это исключено. Я основываюсь на исторических фактах, а сопутствующий литературный вымысел — право каждого писателя. Вполне возможно, что во время написания современной истории вмешательство не исключается. Что же касается нашей древней истории, ее описание поддерживается одинаково как властями, так и оппозицией, потому что это история народа без разделения на политические лагеря.

— Хочу напомнить одну старую историю. Перед презентацией книг об Эмире Теймуре в оргкомитет позвонил один азербайджанец из Калининграда и с возмущением спрашивал, как мог какой-то там Юнус Огуз писать о таком великом человеке, как Эмир Теймур, ведь о нем, мол, писали такие великие писатели, как Нариман Нариманов, Эдгар По и другие. И этого, мол, вполне достаточно. Второй вопрос, который задал этот человек, был вопрос, прошел ли роман «экспертизу». Видимо, имелось в виду, прошел ли он цензуру. Как вы можете это прокомментировать?

— Бред, по-моему! Получается, что если кто-то из великих брался за описание жизни той или иной исторической личности, то никто другой делать этого уже не может? Это ущемление и моих творческих прав, и прав личности! Что касается экспертизы, то у меня не диссертация и не монография, мне экспертиза не нужна, я писатель, а писатель всегда имеет право на литературный вымысел. С одним условием: если пишешь на самом деле исторический роман, не надо писать, как Дюма, потому что с историческими фактами он обращался весьма вольно и так же вольно их трактовал. Да, получилось интересно, читабельно, но к истории это отношения не имеет. А что касается «экспертизы», то кто будет проводить эту «экспертизу», даже если бы я захотел? Если же мой придирчивый соотечественник имел в виду цензуру, то времена Советского Союза, слава Богу, прошли.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике