За рубежом

Попытка поддержать сепаратизм в Испании может дорого обойтись Москве

spain-cataloniaНУРАНИ

Всегда ли наблюдатели, даже искушенные и, казалось бы, вполне профессиональные, в состоянии по достоинству оценить значение событий, очевидцами которых они оказались?

Как показывает практика, так случается далеко не всегда. Еще обиднее, что, вроде бы подробно рассказывая о том, что происходит, многие нередко оставляют «за кадром» важные составляющие событий — примерно так, как это происходит с сегодняшними событиями в Каталонии.

На первый взгляд, СМИ информируют о происходящем весьма подробно. Еще в минувшие выходные главной новостью был «референдум». О его незаконности в Мадриде заявили сразу и потом повторили несколько раз, но, тем не менее, каталонские сепаратисты все же провели свой «плебисцит» и отчитались: большинство проголосовало за независимость. Сторонники независимости Каталонии называют цифру в 90%.

Правда, можно ли доверять таким цифрам, вопрос открытый. Голосование проводилось без контроля законных властей, без международных наблюдателей, на фоне постоянных — и небезуспешных — попыток полиции изъять урны и прекратить процесс. В таких условиях говорить о «чистоте» результатов не приходится. Более того, если учесть, что в голосовании приняли участие менее половины граждан Каталонии, результаты представляются еще более сомнительными.

Кроме того, король Испании Филипп VI обвинил власти Каталонии в нарушении принципов демократии и разделении общества из-за референдума о независимости региона. В телевизионном обращении монарх заявил о приверженности единству Испании и подчеркнул, что организаторы референдума подвергли риску стабильность всей страны.

Тем не менее Барселона не сдается. Глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон в своем первом интервью Би-би-си после воскресного референдума заявил, что независимость этого региона от Испании будет провозглашена в одностороннем порядке в ближайшие дни. Когда же журналист поинтересовался, что произойдет, если Мадрид возьмет управление провинцией под свой прямой контроль или арестует его самого, Пучдемон ответил, что это будет «ошибкой, которая изменит все», и добавил, что на данный момент никаких контактов между правительством Испании и администрацией Каталонии нет.

В свою очередь представитель властей Каталонии Луис Короминас заявил, что вопрос независимости региона будет обсуждаться на заседании каталонского парламента в ближайший понедельник, 9 октября. При этом он не уточнил, будет ли на заседании представлена декларация о независимости Каталонии или речь идет лишь о подготовительных мерах.

А пока что Интернет и социальные сети заполнены видеороликами, где в глазах рябит от каталонских флагов, а полицейские со щитами и дубинками весьма жестко разгоняют бастующих.

«Подемонстрированные телекадры, на которых можно было видеть, как в воскресенье в Каталонии испанские полицейские из отрядов по борьбе с уличными беспорядками стреляют резиновыми пулями по желающим принять участие в референдуме и пускают в ход дубинки, предоставили лидерам этого региона великолепную сюжетную линию — репрессивное центральное правительство подавляет попытку использовать демократическую процедуру», — не без иронии отмечает The Washimgton Post.

То, что происходит сегодня вокруг Испании и ее мятежного региона Каталонии, до наваждения напоминает начальную стадию карабахского противостояния. Точно так же лидеры местных сепаратистов со знанием дела рассуждают об «обидах» на центральное правительство, и точно также у этих самых сепаратистов нет никаких «лазеек для того, чтобы реализовать свои мечты о создании независимого государства законным путем, Точно так же не принимаются во внимание ни реальная степень автономии, ни отсутствие достоверных фактов национального угнетения, но зато местные активисты весьма эмоционально апеллируют к тому, как проходили границы в прошлые века и с неменьшим напором рассуждают о праве народов на самоопределение.

Но самое главное, стойкое ощущение дежавю вызывает поведение российских средств массовой информации. Нет, на словах Москва никоим образом не поддерживает сепаратистов Каталонии. Однако слова Владимира Путина: «Не скрою, мы очень переживаем за Испанию, но это, конечно, внутреннее дело испанского правительства», — слишком уж явно заставляют вспомнить другое его заявление.

Владимир Владимирович в 2008 году столь же проникновенным тоном рассуждал, что, дескать, государства постсоветского пространства «еще очень хрупкие». И очень скоро приказал двинуть войска через Рокский туннель, дав старт «пятидневной» агрессии против Грузии.

А российский след в событиях в Каталонии становится все более обсуждаемой темой. В той же статье The Washington Post отмечает: «Холодный ответ Европейского союза на призыв г-на Пучдемона оказать поддержку, судя по всему, несколько умерил его амбиции. Еврокомиссия поддержала Мадрид и назвала проведенное голосование незаконным. Кроме того, было подчеркнуто, что независимая Каталония не будет частью Евросоюза.

Президент Трамп тоже не поддержал движение за независимость Каталонии. Националистов этого региона поддержала лишь управляемая сепаратистами Шотландия, отверженное правительство Венесуэлы, а также российская разведка и пропагандистский аппарат, мобилизовавший свои медийные возможности и социальные сети для поддержки каталонских сепаратистов».

Логика России в Каталонии просчитывается очень легко. Москва явно вознамерилась «взять реванш» за распад СССР, в котором винит исключительно Запад, и ищет способ отплатить своим «заклятым визави» той же монетой. Не секрет, что Кремль заодно стремится создать проблемы всем странам, которые поддержали санкции против нее, а тем паче входят в НАТО. Испания как член НАТО и ЕС, представляется Москве вполне законной мишенью. Плюс ко всему у России сегодня на европейском поле не так-то много союзников. И она волей-неволей вынуждена встречать с распростертыми объятиями всех, кто вообще готов иметь с ней дела «забесплатно», в отличие от того же Герхарда Шредера, который свою политическую лояльность Москве «оценил» аж в два высокооплачиваемых поста — в «Газпроме» и «Роснефти».

Правда, в случае с Испанией реализовать классический российский сценарий поддержки сепаратизма будет потруднее. Во-первых, эта страна входит в НАТО, где, согласно статье 5 Вашингтонского договора, нападение на одного приравнивается к нападению на всех. А во-вторых, в силу географических реалий Москве будет очень трудно отправить в Каталонию бурятский ОМОН или псковских десантников, а потом заявить, что это андалузские крестьяне и вообще переодетые тореадоры, которые купили военную форму в «любом ларьке».

Только вот география — оружие обоюдоострое. Политика тем более. И в результате ситуация в Каталонии для России представляет собой этакую политическую «ловлю на живца». Правда, при этом никто специально не расставлял РФ хитроумных ловушек — огромная страна попала в весьма сложное положение сама, соблазнившись возможностью «задешево» устроить неприятности нелюбимому Западу.

В самом деле, достаточно одного взгляда на карту, чтобы понять: Испания — это дальний запад Европы. В отличие от Литвы Латвии, Эстонии, Норвегии или Турции, она находится достаточно далеко от границы России и ее сателлитов и форпостов. Строго говоря, это обстоятельство и давало Испании возможность занимать более мягкую позицию в отношении Москвы даже после «крымнаша». Учения «Запад-2017» здесь вряд ли восприняли на свой счет, укрепление российского бронированного кулака в Калининграде тоже не сочли серьезной угрозой для Мадрида, так-то можно было подумать, как выстроить риторику, чтобы и против остального Евросоюза не пойти, и экспорт хамона в Россию возобновить.

Но теперь это хитрая политика рискует обрушится под напором российской «медвежьей дипломатии». Об этом в Москве не очень любят говорить вслух, но Кремль вообще не считает нужным хоть в какой-то мере учитывать интересы тех стран, которые он уже записал не то в союзники, не то в «управляемые».

Примеров множество: это и Турция, в разгар «потепления» с которой Путин отправился поминать «жертв геноцида» в Ереван, и Венгрия, где после некорректных комментариев Дмитрия Киселева в связи с Венгерским восстанием 1956 года посла РФ приглашали в МИД, и многое другое. И теперь все прежние «наработки» и «возможности» уже на испанском направлении рискуют пойти прахом. Потому как свидетельств поддержки сепаратизма со стороны РФ слишком много, чтобы их можно было не замечать.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике