За рубежом

«Маневр последнего момента»

javakhetiНУРАНИ

Армянский политический истеблишмент всегда отличался любовью к «повторению ходов». Вот и теперь, в то время как в Азербайджане глава государства и на фоне падения цен на нефть в ходе поездок в регионы продолжает открывать новые промышленные кластеры, мосты и т.д., в Ереване тоже решили, что Сержу Саргсяну надо бы где-то перерезать красную ленточку.

Но так как завод «Наирит» безнадежно стоит, на строительство чего-то нового денег нет, а инвесторы, включая и представителей зарубежной армянской диаспоры, «вкладываться» в свою историческую родину не торопятся, то… президент Армении Серж Саргсян со свитой отправился на открытие таможенного пункта Бавра на армяно-грузинской границе. Сопровождали президента начальник Комитета госдоходов Вардан Арутюнян, министр экономразвития и инвестиций Сурен Караян, другие официальные лица.

По такому случаю из Грузии прибыл министр финансов, первый вице-премьер Димитри Кумсишвили. Здесь же присутствовал глава миссии ЕС в Армении Петр Свитальский — модернизация таможенного пункта проводилась в основном на кредит ЕБРР и грант Евросоюза. Армянские СМИ с восторгом сообщают, что на новой таможне расширятся проезды для машин — до 7 с каждой стороны (по 2 — для грузовиков, по 4 — для пассажирских машин и 1 — для нестандартных перевозок). Электронных весов для грузовиков вместо 1 стало 3. Расширилась и другая инфраструктура, в том числе появилась вертолетная площадка.

В самом деле, таможенные пункты на границе с Грузией для Армении — вопрос чрезвычайно важный. Это, по сути дела, единственное «окно в мир». Но торжественная церемония открытия КПП в Бавре оставляла двойственное чувство.

Нет, дело не в том, что президент Армении Серж Саргсян в своей клетчатой рубашке без галстука выглядел так, что любой профессиональный таможенник подверг бы его самой тщательной проверке. Просто в те же дни, когда армянская аудитория должна была умиляться съемкам на торжественном открытии таможни, СМИ Армении, и не только Армении, передавали весьма драматичные новости. Как сообщил, в частности, «Спутник», в селе Гумбурдо на территории Джавахетии, грузинского региона, в населении которого высок процент этнических армян, произошли столкновения местных жителей с полицией.

Как указывается в пресс-релизе МВД Грузии, «в селе Гумбурдо Ахалкалакского района группа местных жителей совершили попытку проникнуть на территорию памятника культурного наследия. Церковь Х века, находящаяся на реставрации, охраняется службой безопасности Министерства внутренних дел. Представители службы безопасности не дали гражданам проникнуть на территорию церкви, после чего группа местных жителей попыталась проникнуть с применением силы. Они кидали камни в направлении прибывших на место происшествия полицейских, вследствие чего полицейские получили ранения. Были также повреждены несколько принадлежащих МВД автомобилей. Исходя из создавшейся ситуации, в скором времени на место происшествия выехал министр внутренних дел Георгий Мгебришвили и встретился с населением села. В настоящий момент ситуация спокойная. В связи со случившимся началось расследование по признакам 353-й статьи, 1-го пункта 187-й статьи, 2-го и 3-го пунктов 239-й статьи УК Грузии».

В материалах армянских СМИ есть некоторые подробности. Местные жители, о которых идет речь — местные этнические армяне. И намеревались они установить во дворе церкви Х века хачкар.

Идущая между Арменией и Грузией «церковная война» уже ни для кого не секрет и не новость. О попытках «прихватизации» армянами грузинских церквей и монастырей в своей книге «Армянские ученые и вопиющие камни» писал еще Чавчавадзе. Церковь Х века в селе Гумбурдо — одна из так называемых «спорных» церквей. Прихожане грузинской церкви считают ее своей, армянские активисты полны решимости церковь «прихватизировать».

В 2016 году в Гумбурдо работы по реставрации собора Х века начало Национальное Агентство охраны культурного наследия Грузии. На полную реставрацию церкви уйдет 3 года. Во время раскопок в церковном дворе и были найдены человеческие кости, которые затем здесь же перезахоронили. И вот теперь бойкие «активисты» и вознамерились установить хачкар «на месте захоронения своих предков» — в виде этакого «весомого аргумента», якобы люди, чьи останки обнаружились при раскопках, были армянами, а значит, и церковь армянская.

И точно так же на Южном Кавказе вряд ли кому-то нужно объяснять, что подобные споры о принадлежности церквей — это для армянских политиков надежный инструмент территориальных притязаний. Как и то, что подобные претензии предъявляются в Армении не только на Карабах.

Нелишне вспомнить, что «Политический манифест Армянской революционной федерации», с которого, как считается, и начался нынешний виток армянских притязаний на Карабах, опубликованный во франко-армянской газете «Гамк», так очерчивает армянские территориальные аппетиты: «…Границы объединенной Армении должны включить армянские территории; установленные Севрсским договором, с районами Нахичевани, АХАЛКАЛАКИ (выделено нами — Ред.) и Карабаха».

Все это факты и «тренды» давно известные. Вопрос в другом: почему армянским националистам понадобилось раздувать страсти в Джавахетии именно сейчас? Местное самоуправство? Вряд ли — в армянской среде подобные провокации не делаются без соответствующей «отмашки». Может быть, армянских националистов вдохновили на успех некие внешние факторы? Тоже не похоже. Расклад сил на переговорах по Карабаху оптимизма Еревану не внушает, развитие событий вокруг Каталонии и КРАИ — тем более, а уж о Крыме и введенных против РФ санкциях и говорить нечего.

Другой вопрос, что обстановку в Джавахетии попытались обострить сразу же после того, как в Баку было сделано программное заявление: железная дорога Баку-Тбилиси-Карс готова к эксплуатации. На первый взгляд, для Армении успешная реализация этого проекта — нож в сердце: в таком случае даже после открытия границы с Турцией Еревану будет очень непросто найти инвесторов для реабилитации своей железнодорожной ветки Гюмри-Карс. Но вот пытаться «играть на обострение» в Ахалкалаки — шаг для Армении самоубийственный.

Другое дело, если подобные игры армянские националисты затевают по требованию России, которую тревожат многие южнокавказские «тренды». Во-первых, Москву не на шутку нервирует формирование транспортного «хаба», соединяющего Европу с Центральной Азией и Китаем и идущего в обход ее территории. Во-вторых, здесь весьма нервозно реагируют на трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан и успешную реализацию проекта «Южного газового коридора».

В-третьих, отдают себе отчет, что все эти проекты работают на укрепление независимости Азербайджана и Грузии, что тоже не нравится Москве. Но так как двинуть войска через границы после «крымнаша» и его последствий уже затруднительно, то действовать Москва пытается руками своего «форпоста».

Здесь, пожалуй, не обойтись без еще одного экскурса в не такую уж давнюю историю региона. Напомним: в ночь на 30 апреля 2009 года в Ереване неизвестные избили координатора информагентства Armenia Today, бывшего адвоката Аргишти Кивиряна, затем выстрелили ему в голову. Ереванские наблюдатели напомнили: сестра Аргишти, Арменика Кивирян — шеф-редактор закавказской редакции информагентства «Регнум». А месяцем ранее, в марте того же года, небезызвестный Игорь Мурадян опубликовал статью под красноречивым заголовком: «Позиция России в развитии политической ситуации Самцхе-Джавахетии и приключения мальчика Аргишти».

Как поведал Мурадян, Аргишти Кивирян работал сначала в газете «Голос Армении», затем — в агентстве «СНАРК», а потом попал в поле зрения Модеста Колерова, в то время главного редактора агентства «Регнум». Это агенство Мурадян охарактеризовал как «крайне некомпетентную, практически маргинальную на международной арене службу, чьи инсинуации отливаются крайней тенденциозностью», а «шеф «Регнума», популярный в среде отставных российских чиновников, некто Модест Колеров, некоторое время занимал важный пост в администрации президента России, что-то, напоминающее по делам СНГ, на самом деле практически официально занимаясь всевозможными провокациями в тех или иных регионах». Что же до Кивиряна, то он возглавил в Ереване аналитический центр «Кавказ», созданный под крылом «Регнума».

По словам Мурадяна, «одним из направлений политико-диверсионной деятельности этой конторы, имея в виду «Регнум», являются непризнанные государства Южного Кавказа и Приднестровья, где М.Колеров и рассчитывал провести в жизнь свои идеи политического менеджмента… Одной из главных задач, которая ставилась по отношению к «Нагорно-Карабахской Республике» (здесь и далее кавычки наши. — Ред.), это так или иначе наставить «карабахское руководство» на «пусть истины» и подвести к мысли присоединиться к организации непризнанных государств СНГ.»

По словам Мурадяна, «в «НКР» люди Колерова не сумели сделать ни одного шага, им практически указали на порог и посоветовали определиться, кто они и кого представляют. Получив урок в «НКР», функционеры этой конторы «Регнум» решили перевести усилия на более перспективное направление, которым они со своим скудным умишком считали Самхе-Джавахетию, то есть «Джавакх» и другие армянонаселенные районы Южной Грузии.» Этим и занялся, по его словам, Аргишти Кивирян.

Понятно, что в Ереване эта «мышиная возня» напугала многих. «Прихватизация» новых земель представлялась весьма призрачной, а вот закрытие еще и границы с Грузией было куда более реальным. Но теперь, похоже, в Ереване уже не возражают и не задают вопросов. Форпосту такие шаги по штату не положены.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...