Политика, Эхо

Олег Кузнецов: В России меня вообще считают врагом Армении номер 1

Дж.АЛЕКПЕРОВА

В интервью Echo.az российский политический аналитик, доктор исторических наук, военный эксперт Олег Кузнецов рассказал о том, что работает над третьим изданием монографии об истории армянского терроризма

ИНТЕРВЬЮ

— Олег Юрьевич, на протяжении уже полугода в СМИ муссируется информация о том, что армяне угрожают вам физической расправой, пишут заявления в правоохранительные органы, вас даже вызывали на допрос… Насколько реальны армянские угрозы против вас, и на что конкретно они жалуются в правоохранительные органы?

— Все так и не так одновременно, как вы формулируете в своем вопросе. Угрозы и оскорбления в свой адрес я регулярно получаю на протяжении пяти лет. С того момента, как в Москве вышла в свет моя книга «Правда о «мифах» карабахского конфликта», в которой я раскрываю некоторые фальсификации исторических документов и фактов, которые вполне осознанно в интересах армянских заказчиков совершил российский историк Станислав Тарасов.

Презентация этой книги стала точкой отсчета, с момента которого я стал объектом угроз, клеветы, нападок и критики. До недавнего времени у меня хватало терпения переносить все эти действия внешне спокойно или хотя бы без публичной реакции. Но есть такой закон диалектики, как переход количественных изменений в качественные, и он сработал в моем случае, как срабатывает всегда в этом мире. Сам по себе я — человек малоэмоциональный, тот немногий круг людей, который меня знает давно, может подтвердить это.

Но мои армянские оппоненты в определенный момент времени восприняли мою интеллигентность и вежливость за слабость и превратили критику, в их ситуации в отношении меня абсолютно нормальную, в разнузданную травлю, сопровождаемую ничем не прикрытыми оскорблениями и даже угрозами к публичному насилию. Естественно, сдерживать себя в ситуации, когда в отношении тебя совершается преступление, я не стал и ответил заявлением в Генеральную прокуратуру России. Теперь я жду, какой эффект оно даст.

Чтобы вы могли понять, какой размах получила в России кампания по моей дискредитации, приведу только один пример. По моей просьбе достаточно известный российский журналист азербайджанского происхождения Вагиф Адыгезалов где-то пару недель назад провел мониторинг русскоязычного сектора Интернета, чтобы узнать, чего и сколько обо мне пишет русскоязычная армянская пресса. Оказалось, что только в 2017 году обо мне армянские журналисты написали порядка тридцати статей негативного содержания, причем каждая из них одновременно была опубликована на трех-четырех сайтах, как это произошло и со статьей некоего Пандухта «Ангеля армянского возмездия», содержащей призыв к публичной физической расправе надо мной. Из-за этого и было подано заявление в Генпрокуратуру России.

Если посмотреть публикации армянской прессы, то получается, что после президента Ильхама Алиева я сейчас являюсь врагом номер 2 для всей Армении, а в России меня вообще считают врагом Армении номер 1. На днях газета армян России «Екрамас» объявила меня чуть ли не исчадием ада, опубликовав обо мне статью «Олег Кузнецов, как символ антиармянской азербайджано-турецкой пропаганды и агитации в России».

Как вы сами прекрасно видите, армянская пропаганда объявила меня врагом номер 1, с которым нужно бороться всеми доступными средствами, включая обращение в правоохранительные органы. Сейчас Следственный комитет России в отношении моей монографии «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии» проводит уже третью по счету проверку на предмет того, не содержит ли она экстремистских материалов. Две предыдущие, проводившиеся по линии управления по противодействию экстремизму МВД России и Совета безопасности России в 2015 и 2016 гг. дали отрицательный ответ.

Но мои армянские оппоненты не успокоились, они затеяли проверку через СКР, срок проведения которой истекает 4 октября и которая даст, судя по предварительной информации, также отрицательный результат. В рамках проведения доследственной проверки я дважды побывал у следователя по особо важным делам Андрея Алексеевича Берлева, который произвел на меня впечатление внятного и профессионального специалиста, для которого ситуация яснее ясного, так что я надеюсь на лучшее.

Завершая ответ на вопрос об отношении ко мне армянской прессы и вообще армянской диаспоры в России, я хочу отметить одно очень важное обстоятельство. В последние годы поведение активистов армянской общественности в России качественно изменилось. Еще два-три года назад они вели себя нагло и разнузданно, балансируя на грани криминала, но сейчас все стараются решать в правовом поле. Этого даже в Армении еще не заметили, но для нас в России эта ситуация очевидна. Поведение армянской прессы и армянского лобби в мой адрес — ярчайшее тому подтверждение. Именно поэтому статья «Ангелы армянского возмездия» прозвучала диссонансом всей остальной армянской прессе и вызвала у меня желание требовать полицейских репрессий.

— А правоохранительные органы что-то конкретное вам предъявляли?

— Вся парадоксальность ситуации заключается в том, что правоохранительные органы России мне ничего не инкриминируют или предъявляют. Я понимаю, что эти мои слова в Азербайджане многими будут восприняты с недоверием, но российские стражи правопорядка в случае противостояния между армянской прессой и мной находятся, так сказать, «над схваткой». Поступило в отношении меня заявление от адвоката Рубена Киракосяна в СКР, он его рассматривает в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Я подал заявление в Генеральную прокуратуру России, ее сотрудники также будут рассматривать неспешно и тщательно.

Сейчас все в России, по крайней мере, что связано с так называемым «армянским вопросом», решается не в политической, а в правовой плоскости, и никак иначе. Есть конкретные претензии, — пиши заявления в суд, прокуратуру, СКР, МВД, ФСБ, нет — пиши статьи и фельетоны в газету, чем сегодня армянское лобби и занимается. В связи с этим еще раз хочу особо подчеркнуть, что российские спецслужбы или правоохранители самостоятельно поиском и наказанием «врагов армян» не занимаются.

Если в 2015 году мне пришлось на несколько месяцев уезжать в Азербайджан от полицейских преследований в России, то сегодня я делать этого однозначно не собираюсь, — не та ситуация. Я буду жить и работать в России, хотя время от времени мне поступают от разных лиц предложения переехать на постоянное местожительство в Баку, но я от них отказываюсь.

— А вы получаете поддержку от азербайджанской диаспоры или посольства Азербайджана в России?

— Не стану скрывать очевидных фактов: азербайджанская диаспора в России, естественно, не вся, а ее социально активная часть, представленная уже ставшей российской интеллигенцией и бизнесменами средней руки, регулярно поддерживают меня в самых разных аспектах — и морально, и информационно, и интеллектуально, и отчасти финансово.

Достаточно вспомнить, что второе русскоязычное издание моей монографии «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии» было опубликовано в Москве в издательстве «Столица» в 2016 году именно на деньги, собранные в основной своей массе российскими азербайджанцами. Ни правительство Азербайджана, ни его посольство в России не имело к этому делу никакого отношения. Я без всякого самолюбования могу сказать, что являюсь любимцем определенной части азербайджанской диаспоры, которая мне и в меня верит, доверяет и помогает.

Если взять недавнюю ситуацию с обращением армянского адвоката в СКР по поводу моей монографии «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии», то сразу, как только эту информацию я распространил в социальным сетях, ко мне с предложениями о помощи обратились несколько московских адвокатов-азербайджанцев, и мне оставалось только выбирать, с кем конкретно работать. Все они достаточно известны в своей среде, их имена и фамилии я пока называть не буду, но все они — очень достойные и профессиональные специалисты, так что лучшая часть азербайджанской интеллигенции России всегда со мной.

Что же касается официальных структур Азербайджана, особенно в России, если говорить совершенно откровенно и честно, бросили меня на произвол судьбы. Со стороны Баку в моей ситуации нет никакой поддержки — ни моральной, ни административной, ни финансовой. Впрочем, она мне сейчас и не нужна. Только в связи с этим возникает один вполне резонный вопрос: а кто после меня в России, видя такое отношение, согласится смотреть на ситуацию на Южной Кавказе не с проармянских позиций? В данной ситуации лично я практически ничего не теряю, а вот уровень информационного присутствия Азербайджана в России, особенно после судебной ликвидации Всероссийского азербайджанского конргесса, может резко сократиться, так что умным головам в Баку есть над чем задуматься.

— Будете ли предпринимать еще какие-либо действия в ближайшем будущем?

— У меня достаточно планов и проектов, чтобы чувствовать себя востребованным в любое время года. Когда вы задавали этот вопрос, мне показалось, что вы искренне думаете, что все мои мысли заняты, а дела связаны с Азербайджаном. Но в реальности это не так. У меня в Москве достаточно широкая сеть клиентов из числа иностранных бизнесменов, которых я консультирую по вопросам трудового права и миграционной политики России. Очень многие богатые и предприимчивые люди из стран Передней Азии наивно полагают, что в России можно вести бизнес так, как они ведут его у себя на родине.

Помимо этого, я не оставляю занятий и академической наукой. Я глубоко изучаю историю Кавказа периода Нового и Новейшего времени, я не оставляю и изучение эпохи русского средневековья. Помимо этого, не теряю связи со своей «малой родиной» — городом-героем Тулой, где являюсь главным редактором историко-краеведческого альманаха «Тульская старина», выпуск которого вместе с группой своих единомышленников я восстановил спустя 100 лет после того, как это издание закрыли большевики, придя к власти в России в 1917 году.

Для номера альманаха я написал одну большую академическую статью и два сообщения, так что забот научных и просто интеллектуальных у меня хватает. А еще я работаю над третьим изданием моей монографии по истории армянского терроризма, в которое войдут многие новые документальные материалы, полученные в том числе и во время проверки ее содержания Следственным комитетом России.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...