Это интересно

История развития артиллерии

artileriyaО.БУЛАНОВА

Поскольку европейцы раньше других оценили достоинства огнестрельного оружия и стали его энергично совершенствовать, они получили военный перевес над другими народами и постепенно утвердили свое господство в мире.

Между тем европейцы ни в коей мере не могут считаться изобретателями пушки. Первые образцы огнестрельного оружия были созданы китайцами. Прообразом послужило особое орудие хоцян, изобретенное в 1132 г. неким Чэнь Гуем.

Хоцян — это подобие огнемета: пустотелый ствол бамбука, закрытый с одной стороны, набивали порохом; при поджигании его огонь с силой вылетал из ствола и поражал противника.

Очень важной в этом изобретении была идея ствола — глухой камеры, имеющей только один выход. В дальнейшем ствол стал неотъемлемой частью любого огнестрельного оружия. Следующий важный шаг был сделан спустя несколько лет: один из оружейников города Чоу-чуньфу придумал тухоцян — бамбуковое ружье, из которого силой пороховых газов выбрасывалась пуля.

От китайцев это оружие заимствовали чжурчжэни, затем монголы. Когда после 1260 г. в Сирии началась длительная война между монголами и арабами, образцы огнестрельного оружия (стволы тогда делали уже не из бамбука, а отливали из меди) попали в руки арабов, научившихся вскоре делать его сами. От арабов это изобретение перешло к европейским народам.

Первое арабское ружье (модфа) имело вид железной тонкостенной трубки с деревянным наконечником или стержнем, за который его держали при стрельбе. Трубку набивали порохом, вставляли пулю, а затем поджигали заряд раскаленным прутом. В последней четверти XIII в. арабы уже широко применяли порох для метания стрел и пуль. Почти все хроники, описывающие борьбу испанцев с маврами, сообщают об использовании европейцев орудий, с шумом и треском метавших снаряды.

Когда же впервые возникла артиллерия в подлинном смысле этого слова? Одна из средневековых хроник утверждает, что пушки были впервые употреблены в Германии в 1313 г., и приписывает это изобретение монаху Бертольду Шварцу. Хорошо известно, что в 1326 г. во Флоренции уже изготавливались металлические пули и железные пушки. Это нововведение быстро распространилось по Западной Европе. Впрочем, современники упоминали о первых опытах применения пушек вскользь, без подробностей — явное свидетельство того, что влияние их на исход боя было тогда совершенно ничтожно.

Сражение при Креси в 1346 г. между англичанами и французами можно считать первой большой битвой, где широко применялась артиллерия. Первые орудия были невелики; до середины XIV в. вес снаряда редко достигал 2 кг. В то время арабы обладали более совершенными пушками. Упоминается, что в 1342 г. они обстреливали испанский лагерь со стен Альджезираса железными ядрами величиной с яблоко. Разрушительное действие снарядов первых орудий почти не превосходило, а иной раз и уступало действию стрельбы из метательных машин.

Но постепенно артиллерия становилась все более грозной. Во второй половине XIV в. на вооружении у всех европейских армий уже находились тяжелые бомбарды, метавшие ядра в 200 фунтов и более (бомбарда герцога Бургундского в 1377 г. метала снаряды весом 437 фунтов). Такие орудия могли сокрушать своим огнем стены городов. Стреляли они каменными ядрами, которым была придана грубая шаровая форма.

Вследствие малой поперечной нагрузки эти ядра быстро теряли свою скорость. Для усиления разрушительной силы приходилось увеличивать размеры ядер и калибр ствола, который вскоре стал доходить до огромных размеров: в стволах некоторых крупных бомбард мог, не сгибая головы, сидеть человек. При таких размерах ствола бомбарды выходили чрезмерно тяжелыми и требовали для перевозки до 70 пар волов. Стрельба из таких огромных орудий была настолько затруднительна и медленна, что в день из них удавалось сделать не более четырех выстрелов. При осаде в 1370 г. Пизы осаждавшие имели бомбарду, для заряжения и выстрела из которой требовались целые сутки.

В полевых боях тяжелые орудия употреблялись редко, они доставлялись на позицию с трудом и покинуть эту позицию уже не могли. И часто попадали в руки противника, не успев сделать ни одного выстрела. Впрочем, при удачном попадании потери врага бывали очень велики, т.к. пехота в те времена выступала плотно сомкнутыми рядами. Кроме того, выстрелы, дым и треск подавляли врага морально.

К концу XIV в. огнестрельные орудия не уступали в мощности другим метательным машинам, но все же долго не могли их вытеснить. Катапульты и баллисты действовали вернее и были менее опасны в употреблении, в то время как пушки часто оказывались настолько непрочными, что разрывались при выстреле. Перед каждым выстрелом прислуга пряталась за бруствер или в вырытые ямы.

Однако порох имел перед баллистами и катапультами важное преимущество. Метательная машина требовала для каждого выстрела огромной подготовительной механической работы, намного превосходящей работу снаряда. А сила, метавшая снаряд из орудия, появлялась в ходе химической реакции. Выстрел не требовал от человека никаких физических усилий, а эффект от него был такой же.

Практический опыт определил лучшее соотношение для размеров бомбард и веса ядер. Каменный снаряд округляли, чтобы он плотно закрывал дно канала; после зарядки он удерживался четырьмя маленькими клиньями из крепкого дерева. Иной раз даже законопачивали пространство вокруг ядра для уничтожения зазора и для того, чтобы уменьшить потерю газов. Дальность полета таких ядер достигала 2000 шагов. Иногда поверх пыжа вместо каменного ядра клали несколько мелких камней. Это был прообраз картечи.

Чтобы разрушить башню или пробить стену, каждое ядро скрепляли накрест двумя железными кольцами для увеличения его прочности; стреляли же так, чтобы ядра пробивали борозду на высоте двойного роста человека от низа стены.

Для поджога городов применяли особые зажигательные снаряды. Для этого каждое ядро обмакивали в смесь растопленной серы, смолы и извести. Потом обматывали материей, снова пропитывали горючим составом и так несколько раз.

Орудия прикреплялись к станку или посредством веревок, или железных скреп почти горизонтально земле. Этим достигалось смягчение отдачи, но зато ухудшалось наведение. Прицела и наводки поначалу не было вовсе, а углы возвышения не менялись. Потом стволы стали помещать в специальные желоба, которым при помощи простых приспособлений придавали различные положения.

Для изменения угла возвышения на станках устраивались деревянные дуги с дырочками, куда вставляли чеки, поддерживавшие казенную часть орудия на той или иной высоте. Но все равно прицельность была очень небольшой.

Подлинный расцвет артиллерия пережила в XV-XVI вв. Тогда значительно увеличили эффективность стрельбы распространение чугунного производства, усовершенствование техники отливки, зернение пороха, изготовление колесных лафетов, распределение орудий по калибрам и др.

Металлические ядра (бронзовые и свинцовые) в XIV в. употребляли редко из-за их дороговизны. Но вскоре успехи металлургии предоставили в распоряжение пушкарей много дешевого чугуна. Кстати, первыми чугунными изделиями стали массивные ядра. В середине XV в. чугунные ядра начали лить во Фландрии, затем во Франции.

Постепенно чугунные ядра полностью вытеснили каменные, что повлекло за собой сильные изменения во всем артиллерийском деле. Благодаря большой плотности чугуна (в 2,5 раза плотнее камня) вес ядер возрос, а объем уменьшился. Отпала нужда в огромных стволах, калибр уменьшился, а длина ствола увеличилась (раньше они делались короткими, чтобы не увеличивать вес орудий).

С достижением большей прочности стволов смогли существенно увеличить силу заряда. Чугунные ядра получили такую начальную скорость полета, какой каменные никогда не имели. Они летели дальше и поражали сильнее. Огромные бомбарды постепенно исчезают, основным типом орудия становится собственно пушка.

В средние века было три основных вида орудий, различавшихся по типу огня. Мортиры вели навесный огонь, когда снаряды описывали крутую дугу, поражая противника сверху. Пушки стреляли так, что ядра летели по пологой траектории, почти параллельно земле. Гаубицы занимали промежуточное положение.

Пушки имели наиболее простое устройство, были значительно легче бомбард, удобны в употреблении и обладали значительной скорострельностью. Большое распространение получили мелкокалиберные пушки, стрелявшие свинцовыми ядрами весом до 2 фунтов. Благодаря легкости их можно было легко перемещать с места на место, и они быстро наводились.

В XIV в., кроме литых бронзовых, были также кованые железные орудия. Последним отдавали предпочтение, т.к. бронза была недостаточно крепким и довольно дорогим материалом. Ствол железной пушки ковался из продольных сваренных между собой полос; на него нагонялись для прочности непрерывным рядом железные кольца, так что пушка имела ребристую поверхность.

Потом вслед за ядрами стали лить из чугуна сами пушки. Чугун оказался очень удобным материалом, т.к. был прочнее бронзы и обрабатывался легче, чем ковкое железо. Сначала отливали только зарядные каморы — ствол еще некоторое время оставался сварным из железных полос и колец. В начале XV в. появились небольшие пушки, целиком отлитые из чугуна, а во второй половине века пушечное литье уже переживало расцвет.

Первые чугунные пушки еще были неудовлетворительного качества, и их часто разрывало на куски после первого же выстрела, но постепенно научились делать высококачественный чугун. Стволы отливали в формах из глины, сделанных по особым шаблонам, а канал ствола высверливали на специальных станках.

Параллельно шло совершенствование орудийных станков-лафетов. К лафету предъявлялось сразу несколько требований. Он должен был способствовать изменению направления и угла возвышения орудий, обладать достаточной прочностью, чтобы противостоять отдаче, и, наконец, облегчать перевозку орудий во время похода. Средневековые мастера претерпели множество неудач, прежде чем нашли конструкцию лафета, удовлетворявшую всем этим условиям.

Первым пушкарям особенно досаждала отдача. Самые прочные лафеты разваливались после нескольких выстрелов, принимая на себя основную силу удара. Для их сохранения приходилось жертвовать мощностью выстрела и употреблять небольшие заряды. Кроме того, нельзя было изготовить сносных приспособлений для наводки — они ослабляли прочность орудия.

Швейцарцы во второй половине XV в. первые придумали установить пушку на колеса и тем сразу решили несколько проблем: орудие стало более подвижно и маневренно, а после выстрела откатывалось без всякого вреда для лафета. Затем усовершенствовался механизм наводки. Пушку посадили на ось лафета и позволили ей свободно вращаться в разные стороны. Для изменения углового возвышения вместо клиньев стали употреблять подъемный винт.

Чугунные ядра и колесные лафеты сразу превратили артиллерию в опасное оружие. Она быстро перемещалась по полю боя, легко и скоро наводилась и бросала ядра, разрушавшие самые крепкие стены. В то время, когда укрепления замков и городов на каждом шагу представляли пушкам свои стены и башни, артиллерийское орудие сделалось подлинным «богом войны».

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...