Точка зрения

Как Ататюрк спас бы Россию

Омар ОМАРОВ, журналист

Основной задачей СМИ является преподнесение достоверной информации, однако, в последнее время мы стали свидетелями ее массовой однобокости. Одной из заезженных тем является муссируемый распад различных государств, и в их рейтинге первое место принадлежит Российской Федерации.

Посмотрим на эту тему с другой стороны. Все смотрят с проблемы внешней безопасности, мы же рассмотрим внутренние причины, на которые опирается вся критика, и дадим решение. Например, лет 10 назад НАСА, расследовав причины потери межпланетного корабля, выявило ошибку в программном обеспечении. Была пропущена одна запятая. Вот так всегда, небольшие погрешности становятся причиной глобальных потрясений.

Как правило, эти ошибки оказываются прямо перед нашими глазами, но по какой-то причине мы их не замечаем. Много лет спустя делается вывод, что история не знает сослагательных наклонений, раз произошло, значит такова закономерность, значит так и должно было быть. А что если заметим?

Попробуем. Но сначала ответим на вопрос, а нам-то какая выгода? Когда тонет корабль, образуется воронка, которая затягивает всех тех, кто не успел отплыть подальше. В том виде, в котором РФ нам предстает перед глазами, перспектива ее крушения, очевидно, грозит серьезной гуманитарной катастрофой для всех бывших республик СССР. Хотя в скрытом виде это и происходит последние 25 лет, но это ничто в сравнении с тем что может произойти. На самом деле все 25 лет с момента развала союза во всех постсоветских республиках идет процесс национальной самоидентификации.

Что это такое? Например, в воздушном пространстве какой-либо страны, если ее истребители не идентифицируются по принципу «свой-чужой», то, не долетев до врага, они все будут перебиты. В военном деле малейшая погрешность грозит массовой гибелью людей.

Вопрос государственного строительства на порядок выше, а значит и рисков больше. Чтобы избежать трагедии или хотя бы минимизировать их последствия, взглянем на все глазами Ататюрка. Ведь СССР и Турецкая республика образовались вместе, а СССР исчез. К началу 20-го века в России и Османской империи весь мир вступил в индустриальную эпоху и ее главным основополагающим вопросом был вопрос наций и границ. Например, в результате французской революции понятие народов было перемолото, и появилась самая древняя нация на земле — французы, на территории Франции.

То же самое произошло и в Турции, то есть весь конгломерат народов империи самоидентифицировался как турки, отстоял свои границы, а самое главное — закрепил это в программном коде — языке. Вот он секрет: одна граница-одна нация-один язык, и ничего лишнего.

Есть исключения, конечно, в виде Канады, Швейцарии с несколькими государственными языками, но это подтверждает правило. Пример тому — война в Украине, которая началась принятием закона о статусе языка. Однако, прочитав эту статью, войны можно было бы избежать, потому что и в самом языке есть ошибочный код. Какой? Советский Союз существовал бы до сих пор, если бы у номенклатурной партократии хватило бы ума, или мудрости или политической воли назвать вещи своими именами, а не декларировать приевшиеся всем лозунги. Да, следовало назвать всех своих жителей советской нацией, говорящей на советском языке в рамках существующих границ. Экономика и ее проблемы — это всего лишь следствие. Если корень дерева гнилой, никакой, даже самый мощный ствол экономики долго не выдержит.

Итак, даже царская Россия существовала бы до сих пор, если бы приняла единый язык для всех народов. Использование языка титульного народа в качестве государственного в такой огромной стране приводит к подавлению всех остальных народов. В таком положении язык становится оружием экспансии или главным оружием имперских амбиций. Большевики сделали реформу языка, но тогда еще не было понятия Советский. Сплав народов в единое целое произошел во Второй мировой войне. Сталину не хватило мудрости официально сделать всех советскими, говорящими на советском языке.

Современное руководство Украины предотвратило бы войну, если бы, прежде чем объявлять украинский единственным государственным, объявило бы язык межнационального общения советского союза советским. Напряжение исчезло бы мгновенно. Современная Российская Федерация продолжает аккумулировать в себя весь этот клубок проблем. Свое название и форму государственного устройства берет от царской России, язык от СССР, а название языка от царской России, и нет единого названия для нации, как, например, у американцев. То есть, хоть все и говорят официально на русском языке, но татарин или башкир, или любой другой представитель какого-либо народа не могут считать себя русскими.

Аналогично и наоборот: ни один, считающий себя русским, не может принять, что чукча, ненец или ханты тоже русские. Каков выход? Очень простой. Если оставить название Россия, то титульный народ (не путать с понятием нация) должен называться, как того и требуют некоторые националисты, русичами, русами, русинами или росами, а все граждане, независимо от происхождения, русскими. При этом титульный народ России должен провести коренную реформу русского языка под свои нужды и, что самое главное определиться в каких-то границах внутри России.

Самая страшная правда состоит в том, что до сих пор самым ущемленным народом Российской федерации является сам русский народ. Страшно то, что сам он, по большому счету, этого не замечает — у него нет четко очерченной исконной территории внутри России. «Если у меня ничего нет, значит все мое», — вот природа имперских амбиций. Когда титульный народ России, подобно туркам, четко определится в своей территории, названии и языке, тогда все остальные народы спокойно могут называть себя прилагательным — русский.

В таком положении даже китайская экспансия России не страшна, потому что русский китаец со временем свое китайское прошлое будет считать не совместимым с настоящим Русским. Весь мир тогда вздохнет спокойно.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике