Точка зрения

Торговля здоровьем

Дильбяр АХУНДЗАДЕ

Несколько лет назад в нашу редакцию обратилась женщина — как подчеркивала она сама, с просьбой о помощи. Ее ребенку требуется операция за рубежом, нужны деньги, которых у нее, естественно, нет.

И теперь мама просит о помощи редакцию: или помогите материально, или опубликуйте призыв о помощи с банковскими реквизитами, и пусть добрые люди откликнутся…

Тогда я по старой журналистской привычке, записав со слов матери, какой диагноз поставлен ребенку и какая именно требуется операция, на всякий случай обзвонила пару больниц в Баку, где и получила подтверждение своей догадке: эту операцию уже давно и успешно делают в Азербайджане. На уровне мировых стандартов. И процент осложнений после нее не выше, чем в Европе или США. После чего перезвонила обеспокоенной маме и прямо спросила у нее: почему бы ей не сделать операцию своему малышу в Баку? На что получила обескураживающий ответ: но ведь за границей в любом случае сделают лучше!..

Давайте разбираться. Но только честно, без эмоциональных лозунгов и желательно на основе фактов.

Я не собираюсь исполнять здесь утесовский хит «все хорошо, прекрасная маркиза». Но… ругать азербайджанскую медицину стало уже едва ли не признаком хорошего тона. Тем не менее позволю себе произнести нечто ну абсолютно крамольное: если в советские годы медицина в СССР вообще отставала от общемировой, а медицина в Азербайджане, на мусульманской национальной окраине империи, еще и от общесоюзного уровня, то теперь ситуация принципиально иная.

Во многих азербайджанских клиниках установлено самое передовое оборудование — то же, что и в странах Европы. Применяются те же препараты. И еще, работают здесь врачи, получившие образование не только в Азербайджане, но и за рубежом, то есть там же, где учились медики, работающие в ведущих зарубежных клиниках.

Кроме того, перед тем, как громко и пафосно заявлять «за границей лечат лучше!», нелишне было бы уточнить, о какой «загранице» идет речь. А то, знаете ли, Германия и Иран с точки зрения медицины, как бы это помягче выразиться, не одно и то же. Потому что слишком хорошо помню, во-первых, нашумевшую трагическую историю, когда одна из клиник в этой исламской республике не возвращала родителям тело их умершего ребенка, требуя плату за лечение.

А во-вторых, помню свою поездку в Иран летом 1990 года. Тогда прибывшие на помощь пострадавшим от землетрясения медики нашей Республиканской больницы, не дожидаясь, пока иранские власти определят им участок работы и вообще скажут, что делать, «развернули» свой лагерь прямо во дворе больницы города Решт и начали принимать пострадавших. Стоял во дворе этой больницы и привычный нам реанимобиль, на который иранцы — а это, напомним, были жители не какой-то затерянной в горах деревеньки, а крупного города и, как сказали бы в СССР, «областного центра» — смотрели как на чудо: человека туда заносили на носилках, а обратно он выходил сам! И как теперь поверить в чудодейственные возможности иранской медицины?

Ну ладно, оставим за скобками Иран. И намеренно не будем касаться тех случаев, когда действительно речь идет о таких диагнозах, таких стадиях и таких медицинских манипуляциях, которые по силам только паре-тройке ведущих клиник в мире, и ни одна из них не находится в нашей стране.

Поговорим о тех случаях, когда за рубеж выезжают для такого лечения и таких операций, которые вполне по силам нашим азербайджанским медикам. И пребывают при этом в полной уверенности: там, в Европе, в Турции, в США, в любом случае и диагноз поставят точнее, и вылечат лучше, и вообще…

Ой ли?

Для начала откроем страшную тайну: в самых что ни на есть благополучных странах тоже случаются и ошибочные диагнозы, и врачебные ошибки. Согласно данным, опубликованным в British Medical Journal, ежегодно от врачебных ошибок погибает около четверти миллиона американцев! Не лучше ситуация и в Европе. По данным комиссара ЕС Андруллы Василиу, отвечавшей в конце нулевых за европейское здравоохранение, в среднем каждый десятый случай лечения в ЕС наносит ущерб пациентам.

По данным же портала «Русская Германия», который, в свою очередь, ссылается на доклад «О состоянии лечебного процесса в больницах и клиниках Германии в 2013 году», который был представлен Объединенной больничной кассой (Allgemeine Ortskrankenkasse, AOK), каждый год в немецких клиниках из-за врачебных ошибок умирают в среднем 19000 пациентов. По статистике, это в 5 раз больше, чем количество жертв ДТП. Кроме того, ежегодно из 18,6 миллиона пациентов 190 тысяч жалуются на врачебные ошибки в ходе лечения. Среднеевропейская норма, так сказать.

«Языковой» барьер, незнакомый регион — все это «плюсует риски». В Азербайджане, напоминает знакомый терапевт, при любом заболевании крови или патологии печени врач обязательно спросит: «Откуда вы родом?» — чтобы выяснить, не является ли его пациент носителем гена талассемии. А станут ли интересоваться этим в Германии, большой вопрос. И еще одно обстоятельство: даже в самой что ни на есть «раскрученной» клинике не все врачи одинаково хороши. Среди них тоже есть и гении, и «середнячки».

И попробуйте угадать с трех раз, кому достанется самый лучший врач, а кому похуже — местному гражданину, за которым стоит ее величество страховая компания, и эта страховая компания в случае чего затаскает больницу по судам, или иностранцу, за которым не стоит по сути никто?

Несколько лет назад в той же Германии разразился крупный скандал. Как оказалось, врачи назначали своим пациентам диагностические тесты и исследования, без которых вполне можно было обойтись только для того, чтобы заработать на этом. Медицина в ФРГ страховая. На практике это означает, что платит больнице не сам пациент, а его страховая компания, только вот далеко не все эти диагностические исследования проходят бесследно для здоровья.

Плюс ко всему для иностранного пациента есть и другие факторы риска. Конечно, блестяще сделанная операция — это очень важно. Но про послеоперационный период тоже не стоит забывать. Как и о том, что этот самый послеоперационный период больные-иностранцы сокращают до предела, потому что каждый день пребывания в клинике стоит денег, и немалых денег.

А значит, именно на послеоперационный период приходится обратный перелет. Наконец, есть еще такая сторона вопроса, как опасность послеоперационных осложнений и необходимость консультации с лечащим врачом, который будет находиться не на соседней улице, а в другой стране, Можно, конечно, созвониться или даже соединиться по скайпу, но, как говорят врачи, «по скайпу можно посмотреть, но не послушать и не пощупать».

Но самое страшное даже не в этом. Просто лечение за рубежом — это еще и бизнес. Циничный, бессовестный, имеющий мало общего с клятвой Гиппократа, но зато весьма и весьма доходный. Здоровье, как известно, не купишь. Но вот продавать его пытаются весьма бойко. И дорого, желательно за доллары или евро. Тем более что платить «покупатель» за это самое здоровье готов всегда.

В особенности, если речь идет о своих близких, тем паче о детях. В результате разного рода фирмочки, обещающие «консультации и лечение в лучших клиниках Германии/Израиля/США/Франции/Турции», плодятся6 как грибы после дождя, обещая своим клиентам, именно клиентам, а не пациентам, излечение от всех мыслимых и немыслимых болезней на любой стадии. И, как ни больно об этом писать, порой не стесняются тянуть деньги даже с тех больных, кому уже не смогут помочь.

Несколько лет назад главный детский онколог России Дмитрий Поляков заявил об этом открыто: зарубежные клиники — разумеется, не бесплатно! — принимают на лечение заведомо безнадежных пациентов. Прекрасно понимая, что родные будут хвататься за любую соломинку и использовать все шансы. И вот уж вправду, за ценой не постоят.

Поэтому, рассуждая о лечении за рубежом, давайте не будем забывать о том, что в современном мире есть не только медицина, но и эта самая «торговля здоровьем», где деньги вытянут в любом случае, а вот вернут ли здоровье — это большой вопрос.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...