Политика, Эхо

Армянские провокации: от Нагорного Карабаха до государственной границы

НУРАНИ

С линии фронта вновь приходят драматичные сообщения. Вооруженные силы Армении обстреляли село Гаралар Товузского района Азербайджана. В результате множественные осколочные ранения получил Юсифов Рамин Сабир оглу, 2004 года рождения.

Подросток находился во дворе своего дома, когда туда упал снаряд. Получивший множественные осколочные ранения Юсифов был срочно прооперирован в районной больнице. Состояние пострадавшего оценивается как средней тяжести.

Арцрун Ованнисян, споксмен армянского Минобороны, конечно, пытается все отрицать. Но доказательства слишком серьезные. Как и свидетельства, что Армения продолжает в регионе игру на обострение, причем не только и не столько в оккупированном Карабахе, но и вдоль государственной границы Азербайджана и Армении.

Конечно, можно на минуточку представить себе, что это, пусть и драматичная, но все же случайность. Однако нельзя не заметить весьма тревожных обстоятельств. Прежде всего, очередной обстрел произошел на фоне нового витка вербальной милитаристской истерики.

Для начала, Tert.am провел беседу с директором Института Кавказа Александром Искандаряном о нынешнем этапе карабахского конфликта.

Сей политолог заученно заявил: «Уже давно я говорил, что не ведутся переговоры вокруг урегулирования карабахского вопроса. То, что происходит, не является попыткой урегулирования, это менеджмент, попытаться сделать так, чтобы удержать агрессию в каких-то рамках».

При этом Искандарян уверен: его страна ни в коей мере агрессором не является. То есть если Армения обстреливает азербайджанские села — это, если кто не понял, «самоопределение наций». А вот если Азербайджан на это отвечает, то «агрессия» и «нарушение прав человека».

После чего невзначай делится мечтами: «Разумеется, в идеале было бы, чтобы агрессия вообще была прекращена, но подобной серьезной перспективы, на мой взгляд, нет. Говорят ведь о механизмах доверия, а это из себя представляет — попытку снизить уровень агрессии. Хотя, на самом деле, в этом вопросе не происходит ничего нового. Разговоры о том, что в урегулировании вопроса намечается прорыв, я не считаю серьезными, поскольку даже на широком общественном уровне не ведутся подобные переговоры. Прорыва не будет, урегулирования не будет, поскольку мы находимся не на той стадии урегулирования конфликта».

А вот здесь уже не обойтись без перевода с «армянского политического». Судя по всему, в Ереване уже начинают осознавать: все попытки лишить Азербайджан права на силовой ответ на армянские провокации, как бы это поделикатнее выразиться, не привели к желаемым результатам. Реальное урегулирование тоже не продвигается — в основном потому, что весь процесс «клинит» позиция самой же Армении. Которой хотелось бы начать дискуссию о «мерах доверия», которые в реальности помогли бы ей законсервировать линию фронта, но… не получается.

Правда, другой местный политолог, небезызвестный Грант Мелик- Шахназарян, попытался убедить публику, что на дипломатическом фронте у Армении дела обстоят не так уж и плохо. Оказывается, «в любом занимающемся региональной безопасностью аналитическом центре отчетливо понимают, что после апрельских военных действий Азербайджан понес потери. Говоря потери, я по большей части имею в виду не военные, а дипломатические, поскольку Азербайджан больше не может спекулировать в переговорном процессе теми вопросами, которые он прежде поднимал. Все понимают, что позиция Азербайджана ослабла, следовательно, вполне логично, что Азербайджан должен восстановить свои потери».

При этом, уверен Грант Левонович, Азербайджану не удается вернуть свои потери дипломатическим и пропагандистским путями, и поэтому такой-сякой Азербайджан постоянно создает напряженность на линии соприкосновения. Но, оказывается, при этом «у Азербайджана нет на данный момент экономических, военных ресурсов для реализации успешной деятельности».

Здесь бы, конечно, посоветовать Левону Грантовичу, если уж он решил заявить о себе как об эксперте, для начала хотя бы перелистать «горячую хронику» годичной давности. И тогда бы он, возможно, и уяснил для себя, что потери, прежде всего территориальные, понесла в результате апрельских боев как раз Армения.

Более того, именно она после потери двух тысяч гектаров земли на линии фронта получила еще и серию увесистых дипломатических «оплеух» от стран, входящих вместе с ней в ОДКБ и ЕАЭС. Затем закончились провалом попытки внедрить на линии фронта некие «механизмы контроля».

Впрочем, на Южном Кавказе давно известна способность Мелик-Шахназаряна «уходить в отрыв от реальности» и выдавать такие перлы, что остается только уточнять — это действительно политологический анализ или пародия на оный. Но…если его выпускают на сцену, значит, это кому-нибудь нужно? Особенно если учесть, что разглагольствует сей субъект на фоне очередного витка откровенной «игры на обострение» уже на линии фронта?

Впрочем, расчет Еревана нетрудно просчитать. Расстановка сил на линии фронта меняется не в пользу Еревана, и это еще мягко сказано. Новые санкции США против России не обещают Еревану ничего хорошего. Экономические проблемы нарастают. Самое время устроить на линии фронта этакий «маневр отчаяния». Да так, чтобы Россия точно вмешалась на стороне своего форпоста. А это значит, что провоцировать ситуацию надо уже не в Нагорном Карабахе, а вдоль государственной границы.

Только вот… одна ли Армения собирается устроить на линии фронта этакий «маневр отчаяния»?

Напомним: совсем недалеко от Товузского района Азербайджана границу нашей страны с Грузией пересекают те самые экспортные нефте- и газопроводы, которые так нервируют Москву. Здесь необходимо учесть еще одно обстоятельство.

Напомним: 11 июля, пока еще законопроект о новых санкциях находился в процессе принятия, газета «Ведомости» обозначила опасения Кремля: новые рестриктивные меры могут поставить под удар российские газовые проекты «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Особенно если у Европы есть альтернативные источник газа. О том, что в результате санкций может оказаться под угрозой строительство морских газопроводов «Северный поток — 2» и «Турецкий поток», говорилось в проспекте к выпуску евробондов «Газпрома».

Если вступит в силу нынешняя версия законопроекта о новых санкциях США против России, это может задержать и даже «предотвратить завершение проектов группой», говорится в документе. Среди таких проектов в проспекте названы трубопроводы «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». Конечно, представители энергетических компаний Европы, участвующих в реализации «Северного потока — 2», — Engie, Uniper, OMW и Wintershall призывают США отказаться от введения санкций против проекта, сообщала еще тогда Financial Times. Но и стремление США снизить присутствие РФ на газовом рынке Европы тоже ни для кого не секрет.

Во всяком случае, партнер RusEnergy Михаил Крутихин предупреждал: если американские санкции будут расширены, при первом же риске их применения компания Allseas, занимающаяся укладкой трубы, может отказаться от дальнейших работ.

«Если Allseas выйдет из «Турецкого потока», другие подрядчики вряд ли согласятся прийти на ее место,» — рассуждал Крутихин. А директор отдела корпораций Fitch Ratings Дмитрий Маринченко добавлял: «…Насколько сама Европа готова наращивать экспорт газа из России, вопрос открытый».

А Азербайджан в это время реализует свой проект «Южного газового коридора». Более того, в Баку прибыл с визитом президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, и это уже дает многим аналитикам повод говорить о том, что у Южного газового коридора будут и «закаспийские» партнеры. И на этом фоне как минимум не исключено, что за ереванской игрой на обострение стоит Россия, которая таким способом пытается не допустить на европейский рынок независимого игрока в лице Азербайджана.

Другой вопрос, что на фоне нынешнего острого внимания к «газовой игре» и тем более после «крымнаша» у РФ уже нет прежней «свободы рук». Даже если она по старой памяти попытается действовать от имени своего форпоста. Главное, чтобы это вовремя поняли и в Армении.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике