Точка зрения

«Пердимонокль» и дипломатия

nurani-foto-tochka-zrenia3НУРАНИ

В военной медицине и медицине катастроф есть такой термин — «лечебно-эвакуационные мероприятия», или, сокращенно, ЛЭМ (в армии любят аббревиатуры). В правилах этих самых ЛЭМ четко прописано, кто, в каком объеме и на каком удалении от линии фронта оказывает помощь раненым и пострадавшим.

Чтобы совсем уж просто и грубо, специалист по операциям на сердце не ползает под огнем с санитарной сумкой — это дело санитара, который в лучшем случае медбрат (или медсестра). В медсанбате уже есть терапевт и хирург.

А если требуется более квалифицированная помощь, то раненого эвакуируют в тыл, где уже есть врачи всех требуемых специальностей, от нейрохирурга до кардиохирурга. Нечто подобное происходит и во время стихийных бедствий или техногенных катастроф: первую помощь могут оказать сами спасатели, дальше раненых отправляют сначала в «полевой госпиталь», затем — в зависимости от тяжести состояния.

Летом 1990 года автору этих строк довелось побывать в Иране. Страна пережила тогда катастрофическое землетрясение, удар стихии пришелся на провинцию Гилян и ее столицу — город Решт. Ирану тогда оказали помощь многие страны, в том числе еще не ставший независимым Азербайджан.

В зону землетрясения прибыли спасатели из Франции, Германии, других государств. Но включать иностранцев в цепочку «лечебно-эвакуационных мероприятий» иранцы не спешили. Спасатели из других стран работали как бы параллельно коллегам из Ирана, на решении «вспомогательных» задач. Не то чтобы «ференги» могли узнать какие-то сногсшибательные секреты.

Как объясняли нам, журналистам, представители властей Ирана, вся «цепочка» оказания помощи должна работать слаженно и четко, как часы. Иранские специалисты знают, что входит в их задачу, а что — уже нет. Но если вместо них поставить иностранцев, вся слаженность может нарушиться. А это самое страшное, что может произойти в такой ситуации. Отдельно взятый немец, француз или японец может быть великолепным специалистом, но в такой ситуации четкость «командной игры» важнее, чем личное искусство.

Это — только один пример, показывающий, как важно — и как сложно! — добиться слаженной работы от граждан разных стран, решающих в одной точке одну и ту же задачу.

Представители Североатлантического альянса постоянно подчеркивают: отработке взаимодействия здесь уделяется первостепенное внимание. Именно взаимодействие прежде всего отрабатывается на учениях. Но одних учений мало.

Для того, чтобы подразделения разных стран-членов НАТО могли действовать как единое целое и использовать военную инфраструктуру своих союзников, необходимы унификация оружия и боеприпасов, «командные цепочки», соответствующая подготовка солдат и офицеров, причем не отдельных подразделений, а всей армии. Поэтому вступление в НАТО — процесс долгий и многоэтапный.

Теперь в натовских учениях участвуют не только страны-члены блока, но и государства-партнеры. Правда, насколько подразделения стран-партнеров интегрированы в основной сценарий учений и какие задачи при этом решают — вопрос сложный и, скажем так, индивидуальный. Особенно если речь идет о странах, чьи армии построены не по натовским стандартам.

«Политическая» же сторона дела решается на четкой и гибкой основе. С 1994 года действует программа «Партнерство ради мира», в рамках которой каждая страна-участница выстраивает свой индивидуальный план сотрудничества с альянсом. В ПРМ участвуют Грузия и Украина, которые прямо заявили о своем намерении вступить в альянс, и Сербия, которая точно так же заявляет, что она в НАТО ни при какой ситуации не вступит, Швеция и Финляндия, которым, в отличие, к примеру, от Азербайджана, география позволяет вступать в НАТО хоть сегодня, но где еще политического решения о вступлении в альянс не приняли, и нейтральная Австрия…

У каждой страны — свой индивидуальный план, свои программы и свои, скажем так, рамки. Своя программа сотрудничества с НАТО есть и у Азербайджана. Это и участие в миротворческой миссии в Афганистане, и доставка военных грузов для НАТО, и участие в военных учениях, и не только «общенатовских», где, будем откровенны, для стран-партнеров есть свои границы участия.

Во всяком случае, около месяца назад директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин прямо-таки кипел от негодования, припоминая «проведение в Тбилиси заседания межпарламентской комиссии Грузия — НАТО и постоянно действующего комитета Парламентской ассамблеи альянса, на котором некоторые участники мероприятия выступили с воинственными заявлениями против «оккупации» Россией Абхазии и Южной Осетии», «а через неделю в Грузии под патронажем инструкторов альянса были проведены учения «Кавказский орел» с участием спецназа Грузии, Турции (член НАТО) и Азербайджана».

Сегодня Грузия принимает учения НАТО «Достойный партнер». В те же дни страну посетил вице-президент США Майк Пенс. Эксперты многих стран углядели здесь множество «месседжей». Несмотря на приход к власти в Грузии коалиции «Грузинская мечта», генеральный внешнеполитический курс страны на членство в Североатлантическом альянсе и Евросоюзе пересмотру не подвергся и не подвергнется.

США же и при администрации Трампа поддерживают евроатлантическую интеграцию Грузии и решительно осуждают российскую оккупацию ее территории — еще одно свидетельство, как иллюзорны были надежды Москвы на пересмотр политики Вашингтона после победы Дональда Трампа на выборах.

Многие региональные эксперты полагают: нынешние учения НАТО — это еще и демонстративный ответ Грузии на «ползучую аннексию» ее территории со стороны России в районе административной границы Цхинвальского региона, в результате чего под российской оккупацией оказался даже участок трубопровода Баку-Супса. В учениях принимает участие 8 стран. Но в регионе случилась сенсация: среди этой восьмерки оказалась…Армения, член ОДКБ и форпост России.

Только вот…какой месседж и в чей адрес хотел направить Ереван, устроив этакий политический «пердимонокль»?

Ереванские аналитики прямо-таки захлебываются от восторга: Армения совершила смелый политический маневр! Она заручилась гарантиями безопасности от НАТО! Ереван ведет комплементарную и многовекторную политику! И вообще, мы всех переиграли! Туш, фанфары и чепчики в воздух!

Увы и ах.

Понятно, что Армению вводит в заблуждение известное неписаное правило европейской политики: здесь до последнего стараются не закрывать дверей. Ереван — участник «Партнерства ради мира», де-юре у Армении есть право принимать участие в учениях НАТО, так что твердого «нет» ни в Брюсселе, ни в Тбилиси не сказали.

Но вот право на участие в учениях — это одно, а гарантии безопасности — уже другое. В современном мире, знаете ли, «на банной водице дружбы не завяжешь». Такие приглашения на учения — это нечто вроде «дежурной улыбки», принятой во многих западных социумах: тебе будут улыбаться, возможно, даже, жать руку, но чтобы пригласить домой или оказать существенную поддержку — увольте.

Может быть, для кого-то это новость, но безоговорочные гарантии безопасности НАТО распространяются только на членов альянса. Во всяком случае, в ходе своего визита в Стокгольм нынешний генсек НАТО Йенс Столтенберг весьма недвусмысленно дал понять: Швеция тесно сотрудничает с альянсом, но гарантии совместной обороны дает только членство в НАТО.

Добавим от себя: на что-то могут рассчитывать Украина и Грузия, которые официально заявили о своем решении вступить в альянс, хотя еще его членами не стали. А Армения, напомним, официально заявила, что она вступать в НАТО не собирается. Более того, эта страна входит в ОДКБ, то есть в военный блок, возглавляемый Россией и противостоящий НАТО. О выходе из ОДКБ Армения официально не заявляла и даже не намекала.

Словом, как бы это помягче выразиться, никто не торопится вести в ЗАГС даму, которая еще с первым мужем не развелась, разводиться не торопится и периодически устраивает ему же сцены ревности, то есть демонстрирует России свои «обидки», что Москва продает оружие Азербайджану и Турции. Да тут еще Россия усиливает контроль за своим оружием, поставленным в Армению.

Наконец, насколько Армения властна над собственной армией после создания с Россией пресловутой «Объединенной группировки войск» — это еще вопрос. Пока соглашение только вступает в силу, Ереван еще может успеть пролезть в «форточку возможностей» и отметиться на натовских учениях в Грузии, но всерьез рассчитывать на «политический разворот» Армении в сторону Запада — это уже клиническая наивность.

И да, такая маленькая деталь, небольшой ретроспективный штрих. Помнится, лет пять назад в Армении уже говорили о «многовекторной политике» и «евроинтеграции». И даже вели переговоры с Евросоюзом о подписании соглашения об ассоциации. Все было серьезно и весомо, «переговорщики» с обеих сторон утрясали детали, планировали, что документ будет подписан на Вильнюсском саммите ЕС…

А в Армении как раз накануне саммита изобразили этакий «финт ушами» и заявили, что вместо ЕС будут вступать в создаваемый Россией Таможенный союз. В Евросоюзе от такой дипломатии сначала опешили, затем, глубоко вздохнув и досчитав до десяти, как советуют поступать в таких ситуациях психологи и конфликтологи, начали готовить с Ереваном новое соглашение, уже с учетом «реальной длины поводка», ой, то есть, извините, членства Армении в ЕАЭС.

Но теперь все больше «сигналов», что и это соглашение Ереван не подпишет — Москва не разрешает. В переводе: репутация Армении на международной арене безнадежно подорвана. Об этом в дипломатии не принято говорить вслух, и ереванским дипломатам никто не заявит прямо что-то вроде понятного дворовой шпане «хватит крутить!» или «с нами это динамо вы не провернете!», но в том, что Еревану уже вряд ли поверят на слово и не станут делать больших инвестиций в ответ на слабые намеки, сомнений нет.

И если в Армении и устравивают свой «пердимонокль» с учениями в Грузии, это только подтверждает, извините, несерьезность поведения Армении на мировой арене, чьи дипломаты и политики самого высокого ранга ведут себя как, «мошенники на доверие».

Но…неужели в Ереване всерьез рассчитывали, что НАТО, очертя голову, ринется преподносить «многострадальной Армении» политические подарки? Здесь действительно решили, что, отметившись на учениях, убедят всех и вся, что Армения, где если не каждый день, то каждую неделю обещают ударить из подаренных Россией «Искандеров» по нефтяной инфраструктуре Азербайджана, завтра рванет с этими же подаренными «Искандерами» отвоевывать для Грузии участок азербайджанского экспортного трубопровода Баку-Супса?

И вообще станет защищать Грузию от российской агрессии? В Армении, конечно, склонны переоценивать свою политическую ценность и дипломатические таланты, но чтобы настолько…

Другое дело, что выбора у Сержа Саргсяна уже нет. Участие в натовских маневрах — это для его «ближнего круга» самый настоящий «маневр отчаяния». До поры до времени Ереван весьма уютно чувствовал себя под российским «крылышком», но теперь здесь не на шутку перепугались: над Россией явно сгущаются тучи.

В ответ на захват Крыма Запад планомерно и методично затягивает на шее «русского медведя» санкционную «удавку», и в Ереване не могут не понимать: если Армении пока не «прилетело» за агрессию против Азербайджана, это еще не значит, что такое «пока» будет продолжаться достаточно долго. К тому же не исключено, что завтра санкции введут и против союзников РФ.

И если Россия, с ее огромными ресурсами и мощной экономикой, не то чтобы справляется с последствиями санкций без больших проблем, то что будет с Арменией? Антироссийские настроения растут, неприятные вопросы множатся, и на них надо хоть как-то ответить. Самое время искать «любовь на стороне». Ой, то есть, пардон, «гарантии безопасности».

Или хотя бы делать вид, что их активно ищут и находят. И на какую-то часть армянской аудитории при помощи такого незатейливого политического шоу действительно удастся произвести впечатление. В конце концов, не будем забывать, что «пердимонокль» — это не политический ход, а всего лишь театральный эффект, который вряд ли стоит принимать за чистую монету.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...