Точка зрения

Фашизм не пройдет

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Несколько дней назад российский портал «Сноб» опубликовал подборку бесед с гражданами РФ, которые уже после Майдана переселились из России в Украину. Мотивы эмиграции у каждого свои, но почти все говорили о невыносимой политической атмосфере в России, о фальсификации выборов и политических преследованиях.

А один из опрошенных, 38-летний житель Киева Александр, историк по образованию, переселившийся в столицу Украины из Москвы, заявил: «Мне больше никто не напоминает на каждом углу, кто там наш, а кто чмо и за что спасибо деду».

Намек на популярный российский слоган «Спасибо деду за победу!» в частности, и пропагандистский флер вокруг 9 мая вообще получился весьма и весьма прозрачным. Быть может, заявление молодого московского историка, переселившегося в Украину, — это действительно крайний случай. Но… Тридцать лет назад, 22 марта 1987 года, в газете «Московские новости», тогда одном из самых популярных и вольнодумных изданий, появилось знаменитое «письмо десяти».

Его авторы, эмигранты из СССР, жившие на Западе, — Василий Аксенов, Владимир Буковский, Эдуард Кузнецов, Юрий Любимов, Владимир Максимов, Эрнст Неизвестный, Юрий Орлов, Леонид Плющ, Александр Зиновьев и его жена Ольга — высказали свою весьма скептическую оценку горбачевской «гласности», «перестройки» и т.д., заявив, что они ждут от генсека более реальных и коренных перемен. В числе прочего авторы письма призвали не только отказаться от карательной психиатрии, провести в стране реальные реформы, но и «прекратить эксплуатацию болезненных воспоминаний о Второй мировой войне в пропагандистских целях, отказаться от злобной «программы военно-патриотического воспитания», в обязательном порядке действующей во всех школах, и не допускать дальнейшей милитаризации общества».

При этом среди его авторов, напомним еще раз, были и реальные фронтовики: Эрнст Неизвестный, Юрий Любимов…Плюс ко всему победу над Германией в СССР отмечали далеко не так пышно, как в сегодняшней России. Не будем вспоминать, что с 1946 до 1965 год День Победы вообще не имел статуса «красного дня календаря».

Но даже после того, как в 1965 году «День Победы» стали писать с прописных букв, сделали нерабочим, предписали проводить торжественные собрания, а в эфире Центрального телевидения появилась «минута молчания», Дню Победы воинского парада не полагалось. И уж тем более не было ни картонных танковых башенок, прицепленных к гражданским автомобилям со стикерами «на Берлин!», ни детей, одетых в военную форму, а гвардейская, тогда еще не георгиевская, лента появлялась в лучшем случае на плакатах и открытках, но никак не на одежде.

И даже тогда, по воспоминаниям многих, реальные фронтовики сторонились всей официальной шумихи. Они отмечали День Победы «со своими» — воевавшими пусть в другом полку и дивизии, на другом направлении, но воевавшими. Но самое главное — и самое неприятное — в другом.

Можно долго спорить, где заканчивается почтение памяти погибших и начинается милитаризация общества, как надлежит относиться к тому, что участников детсадовского «утренника» одевают в военную форму, и можно ли прикалывать на лацкан пиджака человеку, не имеющему ни малейшего касательства к армии, оранжево-черную ленточку, которая в годы Второй мировой войны была частью наградной системы, но уж никак не символом победы. Но вот попытки во всех смыслах «привязать георгиевскими ленточками» к теме победы во Второй мировой войне дешевые и опасные политические провокации — это уже совсем другой уровень общественной опасности.

И по-настоящему обидно, что инструментом таких провокаций стала акция «Бессмертный полк». Та самая, которую изначально представляли как сугубо «неполитическую», как народное движение, участники которого хотят почтить память своих родных- участников войны с Германией…Сегодня шествия «Бессмертного полка» проводят уже в более чем шести десятках стран, включая Аргентину и Нигерию.

Правда, реакция далеко не везде благожелательная. Так, в Финляндии газета Uusi Suomi озвучивает малоприятные для России вопросы. Отметив, что доселе малоизвестная организация RUFI решила провести 9 мая в Хельсинки «Бессмертный полк», газета продолжает: «То, что хорошо в России, не очень умно делать за границей». «Организация RUFI — очень маленькая и находится в самом начале своего пути. Совсем другое дело, если на место проведения акции привезут российские СМИ, пропагандистов и ораторов, чтобы объявить о «притеснении соотечественников».

Многие финские русские не без основания спрашивают: почему этот марш организуется в стране, против которой воевал Советский Союз, но у которой сейчас хорошие отношения с Россией? Зачем хотят нарушить мирные отношения? — не то чтобы совсем уж нелогично вопрошает газета. — В Финляндии существует свобода собраний. Подобную демонстрацию можно организовать в том случае, если власти ее не запрещают. Остается только догадываться, захочет ли местное русское население вмешиваться в авантюру, которая попахивает российской гибридной операцией».

В самом деле, в Финляндии помнят, что страна несколько столетий была частью Российской империи, что восстановила свою независимость в 1918 году, но уже очень скоро, в ходе «Зимней войны» 1939-40 гг., подверглась агрессии со стороны СССР и потеряла часть своей территории, включая город Выборг, и нет никаких гарантий, что вслед за Крымом частью «русского мира» не объявят еще и Хельсинки.

Особенно теперь, когда Финляндия рассматривает вопрос о вступлении в НАТО, и Путин уже намекает на возможность «подвинуть» свои войска поближе к границе с этой страной. Можно отмахнуться: подозрения — это еще не факт. Но вот СМИ Азербайджана с понятным возмущением обсуждали инциденты в Москве и Санкт-Петербурге, где участники «Бессмертного полка» из числа активистов армянской диаспоры подняли «флаги Нагорного Карабаха».

Азербайджанские активисты потребовали вмешательства у полицейских, которые отвечали за безопасность во время акции. Полиция обращения проигнорировала. А воодушевленные такой молчаливой поддержкой армянские провокаторы пустили в ход кулаки… Наверное, один «флаг Нагорного Карабаха», появившийся на одном отдельно взятом шествии, еще мог сойти за случайность. Но если такое происходит и в Москве, и в Санкт-Петербурге, если полиция в обоих случаях не вмешивается — это уже не случайность, а политический тренд. А если через несколько дней в праве на существование отказывают крупнейшей организации азербайджанской диаспоры — тем более.

Можно выстроить десяток версий, какие цели при этом преследует Москва, за что там решили «наказать» Азербайджан и не пытаются ли «зачистить поле» вокруг нашумевшего «союза миллионеров». Но в любом случае, позволять щеголять символикой «Нагорного Карабаха» и заверять всех и вся в своей дружбе с Азербайджаном — это подлость. Превратить в арену для политических провокаций «Бессмертный полк» — подлость вдвойне. Российские СМИ, впрочем, об этом не писали, хотя акции «Бессмертный полк» внимание вроде бы уделили.

Зато старательно информировали, как в Киеве участники этого самого «Бессмертного полка» скандировали «Фашизм не пройдет!» у штаб-квартиры одной из украинских радикальных партий. Здесь, пожалуй, даже у самого благожелательно настроенного человека зародится вопрос: а чего же хотели участники «Бессмертного полка»? Просто почтить память погибших или устроить политическую провокацию? Да еще в воюющей стране, где — будем откровенны — георгиевские ленточки воспринимаются как символ аннексии Крыма и войны на Донбассе? Но дело не только в этом.

Сегодня в России слово «фашизм» стало популярным политическим ругательством, и насколько корректно этот термин употребляется — вопрос открытый. Классический пример: по мнению РФ, памятник офицеру СС Гарегину Нжде в Ереване — это не «реабилитация нацизма», а вот признание в Киеве боевиков ОУН-УПА, воевавших с гитлеровцами, частью европейского Сопротивления — невиданная крамола и вообще «пересмотр итогов Второй мировой войны».

Но дело не только в этом. Можно, конечно, устроить впечатляющий экскурс в новейшую политическую историю и напомнить, что фашизм зародился в Италии, что уже потом его идеи взял «на вооружение» Адольф Гитлер…За годы, прошедшие после Второй мировой, специалисты в социологии и политологии исписали горы бумаг, объясняя, чем фашистский строй в Италии отличался от национал-социализма в Германии.

Но важно другое. Сегодня в мире уже мало кто рискует вешать на стену портреты «дуче» или «фюрера», малевать на партийной символике свастику или выступать в поддержку гитлеровской «расовой теории». Носители фашистской идеологии предпочитают именовать себя «консерваторами», «правыми» или «новыми правыми», рассуждают о «культурной идентичности» и объявляют врагами своих стран уже не евреев, а мигрантов-мусульман…

Но вот такой «ребрендинг» не маскирует куда более значимых, чем внешняя атрибутика, признаков фашизма: и ультранационализм, и презрение к другим народам, и агрессивная внешняя политика, нацеленная на «поглощение» соседних стран… А теперь — немного неафишируемых политических реалий современной России. Той самой России, где 66% населения, по данным «Левада-центра», поддерживают лозунг «Россия — для русских!», где фильмы вроде «Брат-2» становятся культовыми, где «неславянская» внешность — уже весомая причина оказаться жертвой произвола со стороны правоохранительных органов и где новоназначенный и.о. губернатора Калининградской области не может объяснить, откуда на его куртке взялись «скинхедские» нашивки.

В марте 2015 года в Санкт-Петербурге начал работу «Русский международный консервативный форум». Тот самый, на который съехались лидеры и представители тех европейских партий, которые, по выражению российской «Новой газеты», имеют «стойкую репутацию ультраправых, националистических и неонацистских», «объединяющих «арийцев по крови», восхищающихся Гитлером и «мужественными солдатами вермахта и «Ваффен-СС», использующих стилизованную свастику в качестве эмблемы и уверенно делящих людей по цвету кожи и национальности».

Сегодня главные союзники и сателлиты России на европейской арене — это партии типа «Национального фронта» Марин Ле Пен, немецкой партии ПЕГИДА или голландца Вилдерса.

В общем, «Скажи мне, кто твой друг…» И, наконец, вишенка на торте: те самые российские «вежливые люди», осуществившие «рейдерский захват» украинского Крыма. У которых куда больше, чем того хотелось бы Москве, общего с солдатами вермахта, эффектно разворачивающими на очередной европейской границе пограничный шлагбаум, чем у тех, кто этим «белокурым бестиям» противостоял.

И вот это придает уже совершенное иное прочтение лозунгу «Фашизм не пройдет». Пройти может ОРЗ. А фашизм требует лечения. И, увы, чаще всего хирургического и не всегда бескровного — в том случае, если реального иммунитета от него у общества нет.


Loading...

Другие статьи в рубрике