За рубежом, Эхо

Армения проиграла «транспортную революцию»

НУРАНИ

С Дальнего Востока вновь приходят важные политические новости. В Пекине проходит представительный международный форум «Один пояс — один путь». Здесь обсуждают продвижение инициативы китайского президента Си Цзиньпина по созданию глобальной транспортной и инвестиционной инфраструктуры.

Стратегия была озвучена в 2013 году, напоминает «Евроньюс», указывая, что «Один пояс — один путь» объединяет два проекта — «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века». Выступая в рамках форума, председатель КНР подчеркнул необходимость тесного сотрудничества: «Во времена, когда различные государства находятся в тесной зависимости друг от друга, когда постоянно возникают глобальные угрозы, ни одна страна не может сама по себе, в одиночку, решать проблемы, с которыми сталкивается весь мир,» — цитирует его общеевропейский телеканал.

В форуме «Один пояс — один путь» приняли участие лидеры 29 государств, включая президента России Владимира Путина, добавляет «Евроньюс». Азербайджан на форуме представлял министр экономики Шахин Мустафаев. Наша страна, кроме участия в саммите как таковом, подписала в Пекине и «двусторонний» документ — как передает АзерТАдж, 15 мая в рамках форума между компаниями SOCAR, CNPC Technip был подписан договор по «Первичному детальному проектированию в связи с Газоперерабатывающим заводом и Полиэтиленовым нефтехимическим комплексом» по проекту SOCAR GPC.

Этот договор будет регулировать услуги компаний HQC (дочерняя компания CNPC) и Technip Italy по выполнению работ по первичному детальному проектированию для проекта SOCAR GPC. В церемонии подписания приняли участие президенты компаний SOCAR и CNPC. Кроме того, президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев, председатель Национальной нефтяной корпорации (CNPC) Ванг Йилин и председатель Китайского банка развития (CDB) Ху Хуайбанг подписали Меморандум о взаимопонимании.

На том же форуме, напомним, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что уже через несколько месяцев войдет в строй железная дорога Баку — Тбилиси — Карс. Как сообщает EurAsia Daily, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ходе выступления на открытии форума «Один пояс — один путь» в Пекине сказал, «Верю, что инициатива нового «Шелкового пути», целью которой является соединение Азии с Европой, войдет в историю. Считаю, что все только выиграют от такой модели сотрудничества, и Турция готова оказать повсеместную поддержку этому начинанию».

Турецкий президент добавил, что Анкара готова всецело поддержать китайскую инициативу «Один пояс — один путь», отметив, что проект «Шелкового пути» внесет свой вклад в дело развития инфраструктуры и технических возможностей стран, подключенных к инициативе.

«Проект новый «Шелковый путь», в котором участвует свыше 60 стран мира с населением 4,5 миллиарда человек, проходит по территории площадью 40 миллионов квадратных километров. Эта инициатива базируется на двустороннем и региональном сотрудничестве между странами, основанном на взаимовыгодных отношениях, что является другой важной отличительной особенностью проекта», — отметил Эрдоган.

Как и следовало ожидать, в центре внимания участников форума оказались именно вопросы логистики. Как уточняют российские СМИ, будет три основных маршрута «Экономического пояса Шелкового пути»: Северный — из Китая через Центральную Азию, Россию до Европы (до Балтийского моря); Центральный — из Китая через Центральную Азию и Западную Азию к Персидскому заливу и Средиземному морю; Южный — из Китая в Юго-Восточную Азию, Южную Азию, к Индийскому океану.

А по информации РБК, которое ссылается на Thе Times Of India, официальные представители Индии не присутствуют в Пекине на форуме «Один пояс — один путь». Индия отказалась участвовать в саммите, поскольку одним из его основных проектов является китайско-пакистанский экономический коридор. «Ни одна страна не примет проект, который игнорирует важнейшие проблемы, касающиеся ее суверенитета и территориальной целостности», — заявил официальный представитель МИД Индии Гопал Баглай.

Дипломат также призвал Пекин к конструктивному диалогу по данному вопросу. Как поясняет РБК, китайско-пакистанский экономический коридор, о котором идет речь, должен соединить пакистанский юго-западный портовый город Гвадар с китайским Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Планируется, что часть коридора будет проходить через участок, который является предметом территориального спора между Индией и Пакистаном, и это не понравилось в Дели, так что политические горизонты у «китайской инициативы» далеко не безоблачные.

Понятно и другое. О возрождении «Шелкового пути» намного раньше появления инициативы «Один пояс — один путь» заговорили в Евросоюзе, предложив проект ТРАСЕКА. Уже в 1998 году в Баку проходил саммит «Шелкового пути». Китай тогда занимал выжидательную позицию, Россия посмеивалась, пребывая в полной уверенности, что никакой альтернативы ее «Транссибу» вместе с БАМом нет и быть не может. Что же касается инициативы «Один пояс — один путь», то ее появление многие эксперты расценили как ответ Пекина на предложенный президентом США Бараком Обамой проект «Транстихоокеанского партнерства», куда Китай не пригласили вообще.

Другое дело, что теперь за «китайский транзит» развернулась нешуточная конкуренция. Какой из предложенных «коридоров» станет основным, какой будет оттеснен на второе место, а кто вообще не «заработает» — обо всем этом приходится пока что лишь гадать. Известно только, что Россия рассчитывает «переключить» значительную часть китайского транзита на свой Северный морской путь. Но наиболее показательной оказалась реакция в соседней Армении, где вдруг в очередной раз поняли, что при любом раскладе «китайский транзит» проплывает мимо Еревана, Мегри и Гюмри. И у современной, новенькой, оснащенной по последнему слову техники дороги Баку-Тбилиси-Карс серьезные перспективы перехватить конкуренцию.

На этом фоне еще дней за 10 до старта саммита в Пекине агентство «Регнум» разместило на своем сайте комментарий некоего Саркиса Цатуряна под красноречивым заголовком: «Китай выходит на Карс через Среднюю Азию и Закавказье».

«В XIX веке Русская армия трижды освобождала Карс от османской власти — в 1828, 1855 и 1877 годах. Теперь просторы былой воинской славы отданы на откуп китайским корпорациям, — стращал слабонервных «державников» господин Цатурян. — После мирового финансово-экономического кризиса (2007 года) Китай взялся за передел сфер влияния на постсоветском пространстве. Никаких громких концепций не провозглашалось. Китайский капитал действовал тихо, но твердо, располагая поддержкой лондонского Сити и Демократической партии США, которая по итогам президентской кампании 2008 года готовилась занять Белый дом.

Экспансия шла семимильными шагами. Еще в 2007 году Турция, Грузия и Азербайджан подписывают меморандум о строительстве железной дороги Баку — Тбилиси — Ахалкалаки — Карс. А в 2008 году начинается реализация проекта. Ставка делается на полную изоляцию России от закавказского театра, которую планировалось обеспечить через августовскую войну, развязанную президентом Грузии Михаилом Саакашвили в отношении Южной Осетии и Абхазии».

Пожалуй, одного только этого достаточно, чтобы понять уровень «политического анализа», предложенного господином Цатуряном. Послушать его — так учения «Кавказ-2008», под предлогом которых к границам с Грузией еще в мае стянули войска, организованный вывод мирного населения из Цхинвали, обстрел из того же Цхинвали грузинских сел, наконец, приказ двинуть танки через Рокский тоннель, — все это планировалось и готовилось то ли в Вашингтоне, то ли в Пекине, но никак не в Москве.

А господин Цатурян не унимается: «Турция, Грузия Азербайджан, Казахстан и Туркменистан планомерно встраиваются в китайско-британский проект «Шелкового пути», который на южном направлении идет в обход России. Не случайно министр транспорта, судоходства и коммуникаций Турции Ахмет Арслан рапортует о завершении строительства железной дороги Баку — Тбилиси — Карс (БТК) в конце июня 2017 года. В Анкаре уже готовятся к церемонии открытия магистрали, которую планирует посетить президент Реджеп Эрдоган, заложивший на реализацию БТК свою политическую карьеру».

Расчет понятен: напугать кремлевских обитателей «китайской угрозой» и подтолкнуть Москву к «активному противодействию» реализации проекта Баку-Тбилиси-Карс, который не нравится Армении. Это, так сказать, программа-минимум. А программу-максимум в очередной раз выбалтывает на страницах «Лрагир» ереванский политолог Левон Ширинян, который предлагает читателям очередную бредовую версию развития событий вокруг Турции: «Турция не может оторваться от НАТО, от Америки, поэтому сейчас пытается заигрывать с русскими, подобно Кемалю, чтобы потом «кинуть».

Сначала Турция сбила российский самолет, потом расстреляла российского посла, и Москва чуть не просила прощения за убийство собственного посла. Игра будет продолжаться, отношения Турции с Западом испортятся, и армянская сторона должна быть готова поставить на стол Севрский договор, хотя его уже вынули из долгого ящика».

Карс, напомним, — это один из тех самых шести восточноанатолийских вилайетов, которые по Севрскому договору должны были превратиться в «Западную Армению». И от планов их отторжения в Ереване не отказались. Вот и пытаются припугнуть Кремль «китайским паровозом» в Карсе.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...