Точка зрения

«Сегодня мусульманский мир, как никогда, нуждается в единстве и солидарности»

Асиф Усубалиев, кандидат политических наук (kupol.az@gmail.com)

В международной политической риторике эти слова президента  Азербайджана Ильхама Алиева найдут достойное себе применение.  Более того, лидеры стран исламского мира еще долго будут приводить  это выражение в качестве основной стратегической цитаты.

Напомню,  что данные слова нашли свое отражение в статье главы государства  «Усиление исламской солидарности — веление времени». Ильхам Алиев  использовал их в контексте обоснования политической значимости  проведения «Исламиады-2017». Развивая данный контекст, приведу еще  одну цитату из вышеупомянутой статьи: «Объявление 2017 года в нашей  стране «Годом исламской солидарности» является месседжем доброй  воли всему мусульманскому миру и планете. Основные цели «Года  исламской солидарности» — укрепить единство в мусульманском мире,  продемонстрировать всему миру, что ислам является религией мира и  культуры».

Извините, но далеко не каждый лидер страны, в которой  проповедуется ислам, может позволить себе подобную риторику. Это не  только политическая риторика лидера, обладающего потенциалами  международного масштаба, эта риторика, способствующая пропаганде  ислама как религии, проповедующей мораль добра и добрососедства.  Согласитесь, в условиях, когда в мире существуют исламофобские  тенденции и на политическом уровне происходит отождествление  ислама с террором и иными негативными явлениями, выступать с  призывом объединения исламского мира требует от политика как  минимум смелости и уверенности в своих позициях.

Кроме того, такого  рода призывы из уст главы государства какой-либо исламской страны  или даже той же самой Турции могли бы быть расценены  международным сообществом в качестве угрозы существованию  привычного геополитического устоя мира. Ведь очевидно, что  распространение ислама и увеличение числа мусульман в мире, мягко  говоря, не входят в список приоритетных задач геополитических  стратегий основных мировых игроков. Так было всегда на протяжении  всей истории существования ислама. А если тут мы еще и вспомним  политику искусственного разделения мусульман на суннитов и шиитов,  то и вовсе станет очевидным наличие «страха» перед возможностью  объединения исламского мира. Ведь объединение исламского мира  может стать началом изменения контуров как политической карты  мира, так и всех глобальных геополитических сценариев.

Так, например,  даже сама вероятность политического сближения шиитского Ирана и  суннитской Турции, в чем заметим, Азербайджан играет далеко не  последнюю роль, может изменить ход многих геополитических  сценариев.  Сегодня Азербайджан пока еще не ассоциируется с радикальным  исламом, и поэтому такого рода мессаджи могут быть адекватно  восприняты мировым сообществом. Исламиада как раз и есть  политический месадж глобального масштаба. Он ориентирован не  только на страны исламского мира, но и адресован всему мировому  сообществу.

Тем самым Азербайджан вновь примеряет на себя мундир не  только страны — регионального лидера, но и страны, инициирующей  проекты и тенденции мирового масштаба.  То, что ислам проповедует абсолютные принципы морали и  способствует распространению ценностей, которые могут спасти  человека в гиперматериализированном мире, является неопровержимым  фактом. Именно понимание этого и вероятность быстрого  распространения ислама, а также увеличение числа мусульман, как раз  и пугают лидеров христианского мира. Данное обстоятельство и является  причиной того, что пытаются ислам ассоциировать с террором,  насилием и невежеством. А пропаганда ислама и исламских ценностей в  том контексте, в котором это делает Азербайджан, при этом оставаясь  верным демократическим ценностям светского государства, может  открыть миру совершенно иной ислам, который уже не будет  ассоциироваться с фундаментализмом и радикализмом.

Возвращаясь непосредственно к Играм, для статистики отметим  следующие «выразительные» цифры. В Играх будут принимать участие  свыше 3 тысяч спортсменов, представляющих 54 страны, более 1000  официальных представителей команд и такое же количество  технического персонала. На соревнованиях по 24 видам спорта  атлеты будут состязаться за 269 комплектов медалей. Победителям  будут вручены в целом 1600 медалей.

Ожидается, что за IV Играми  исламской солидарности будут наблюдать свыше 1 миллиарда зрителей  в более чем 50 странах. Для освещения соревнований аккредитацию  прошли более 1000 представителей медиа.  Обособлению политического статуса исламиады способствуют  также и основные ценности, на которые опираются эти игры, а именно:  «Единство», «Мир», «Уважение» и «Совершенство».

При этом заметим,  что игры проходят под девизом: «Наша сила — в солидарности». А тот  факт, что официальными талисманами игр являются «Инджа» и  «Джасур» (символы карабахских лошадей), свидетельствует о  реализации политики «мягкой силы», способствующей пропаганде  страны и достижению политических целей посредством альтернативных  механизмов культурной дипломатии.  Данный политический контекст обнаруживает себя также и в  приветственной речи первого вице-президента Азербайджана Мехрибан  Алиевой во время официальной церемонии открытия этих игр.

Приведем лишь небольшой отрывок из речи Мехрибан Алиевой: «В  этот вечер мы объединяем весь исламский мир… Мультикультуральная  история страны является сокровенной составляющей нашего открытого,  толерантного общества… Мы рады тому, что являемся частью  исламской истории и наследия, что можем поделиться исламскими  ценностями…»

Согласитесь, что даже этот небольшой отрывок из  выступления первой леди страны дарит прекрасные возможности для  ярких политических интерпретаций. Радует также и то, что в  азербайджанской политической риторике все чаще применяется  обращение к Богу как к всемогущей силе и создателю мира. Так,  например, во время церемонии открытия Мехрибан Алиева, раскрывая  цели Исламиады, сказала: «Да хранит Всевышний Азербайджан!»

Считаю, что посредством данной практики можно будет достичь  постепенного ухода от негативных ассоциаций ислама. Почему, когда  президенты США в своих выступлениях говорят: «Да хранит Бог  Америку и американцев», это не ассоциируется с фундаментализмом, а  если в риторике главы исламской страны упоминается имя Божье, то это  сразу признак радикализма и угроза миру? Вопрос, конечно, не требует  ответа, он скорее указывает на сущность современной мировой  политики.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике